WildSide

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » WildSide » Творческая » Ледяные Псы: Сердце Аляски


Ледяные Псы: Сердце Аляски

Сообщений 1 страница 24 из 24

1

Итак, годика эдак пол назад, я начал писать книгу. Книга посвященна собакам породы сибирский хаски. Редактировались многие моменты. Первые главы не поддались редактированию, поэтому там всё написано так, как будто кто-то писал сочинение. Остальная часть вроде нормальная. Пару раз написание прерывалось на несколько месяцев.

http://i050.radikal.ru/0908/e3/c5c09a4904c8.jpg

0

2

     Пролог
Ночь давно настала, но никто из упряжки Пирата не мог сейчас уснуть. Все после ужина побежали в сарай, который находился в самом конце маленьких построек дома хозяина.
Все столпились возле стога сена, на котором лежала черная собака породы сибирский хаски.
Её тело содрогалось, и она тихо повизгивала, но она знала, что всё идет, так как  нужно.
Это были не первые её щенки. У неё было уже два выращенных помёта.
Вскоре на сене ползали пятеро маленьких щенков, и их отец Пират с гордостью смотрел на них. Один из щенков оттолкнул другого и занял его место для кормежки.
- У, какой демонёнок. – засмеялись все вокруг, а Пират даже легонько ударил лапой несмышленого малыша, за что был укушен Лери – матерью детей.
- Прекрасное имя. Демон. Возможно, он станет вожаком твоей лучшей упряжки,- воскликнула она.
- Хватит мечтать, вожаком будет Финс, - зарычал Пират. Он считал, что вожаком должен быть его старший сын - Финс.
- Прекрати Пират! Он младенец, злится на него глупо, тем более, что я просто чуть-чуть помечтала, – ответила ему в тон Лери.
- В следующий раз мечтай о том, что может сбыться.
- Не твоя воля решать, о чём мне мечтать.
Щенки начали весело играть под боком у матери, и никто из присутствующих ничего не сказал о семейном инциденте, зато все сразу рассмеялись, когда  маленький Демон вновь опрокинул своего братца.

А тем временем сын Пирата, который родился в первом помете вторым стоял снаружи от сарая и подслушивал о происходящем. Услышав о том, что этот маленький кусок шерсти может стать вожаком лучшей упряжки, он чуть не поперхнулся. Звали его Креллис. Он давно покушался стать вожаком этой упряжки и не мог потерпеть какого-то вмешательства в свои планы. Теперь у него было два противника – Финс и Демон. Не смотря на то, что Финс был его братом, он давно подумывал о его убийстве. Финс мешал ему. Но теперь, когда в голове у Креллиса зародился план, он не думал отказываться от двойного убийства. На Аляске часто гибли собаки так, что Креллиса никто не заподозрит в убийстве братьев.
Сначала он решил расправиться с мальцом. План его был прост, он просто бросит Демона на санную дорогу, а там все будет покончено.

Дождавшись, когда все уснули, Креллис тихо пробрался в сарай. Он не видел Демона, но сразу догадался о том, что он отличается от других. Он был прав, Демон значительно отличался от других. У Демона была отметина на лбу в форме четырёхконечной звезды. Даже окраской Демон отличался от братьев с сёстрами. В то время, когда все были рыжей, серой или даже белой окраски, он гордо носил на себе свою черную шубку, которая досталась ему от отца. Креллис сразу понял, кто этот новый «вожак», и, взяв его за шкирку, понёс к санной дороге.
Щенок с ужасом почувствовал, что его берёт враг, у которого были острые клыки и мощные лапы.
Креллис тихо выскользнул из сарая и набирая скорость понесся к самой далёкой санной дороге, чтобы никто, никогда не нашёл даже остатки его братишки.

0

3

Собака - это единственное       
                                         животное, чья верность         
                        непоколебима.

I Глава
Маленький, слепой, беспомощный щенок ползал по снежному покрывалу санной дороги. Его ушки и глаза были закрыты, но он чувствовал, что если не найдёт чего-нибудь согревающего, то ему конец.
Он отчаянно брыкался, но не мог найти мать. Тогда в припадке наступившего ужаса Демон быстро стал отползать в сторону, и уже через пять минут он был в придорожном лесу. Зря малыш открывал рот и пытался позвать мать. Никто не мог ему помочь.
Его писк услышали многие, и многие давно были голодны. Но для Демона главное было согреться. Он не думал об окружающей опасности, он не знал где она таиться. Не знал он и о том, что в этом лесу живет существо, которое сильнее всех остальных, и которое не ело уже три дня.
Это существо тоже услышало в ночной тишине писк малыша и уже неслось к нему на встречу. Ему никто и ничто не могло помешать. Он знал, где еда, и он бежал к ней, обрекая её на гибель.
Демон почему-то продолжал стоять и не думал о движении.
Вдруг его пронзила острая боль. Он запищал, он не видел летающих в небе полярных сов, не слышал их крики, не знал, что они опасны. Совы несли его невысоко, ибо знали, что нет в этом толку. Противник их мал, слеп и глух, бояться нечего.  Но они не подумали, что загадочное лесное существо   владеет заостренной длиной палкой, которая может с одного удара выбить из них дух.   
Как раз этой длиной палкой оно их и сбило. Щенок вылетел из совиных когтей и больно шлёпнулся о землю.
Существо продолжало махать палкой, совы не переставали летать вокруг, и тут за свою коротенькую жизнь Демон почувствовал настоящий страх. Он не видел противников, он не слышал, как ревёт от ярости то существо, но Демон знал, что если он не уползёт отсюда, то его ждёт смерть. Быстрая, жестокая.
Стараясь незаметно уползти подальше от этого места, щенок быстро, но аккуратно, чтобы не привлекать к себе внимание, пока его враги борются, заработал лапками.
Около десяти минут спустя, он был уже достаточно далеко, чтобы почувствовать себя в безопасности. Его маленький хвостик, который все это время беспрерывно дрожал, был покрыт сосульками, которые мешали ему передвигаться.
Своим детским сознанием Демон понимал, что без тепла и пищи до утра он не протянет. У него не было сил, не было желания, но он настойчиво продолжал ползти, подгоняемый маленькой детской надеждой встретить мать, братиков и сестричек и отца, чью строгость он уже успел почувствовать, но сразу полюбил. Щенок продолжал ползти и ползти, не издавая при этом ни звука. Он был полностью уверен, что встретит мать, но его надежде не суждено было сбыться. Через полчаса он полностью обессилел и не мог ничем пошевелить. Демон лежал, он знал, что умирает, его маленькое сердечко билось очень быстро, он не мог страдать,
он ничего не чувствовал.
Вдруг он стал подниматься от земли, и вскоре к нему вернулась возможность чувствовать. Он почувствовал,  что кто-то тихонько поднял его с земли и понёс куда-то. Вскоре ему стало тепло, и он не заметно для себя погрузился в глубокий и спокойный сон.

- Где ты его нашел? – спрашивала небольшая белая самоедская собака по кличке Сноуви. Она не могла поверить своим глазам, когда её друг, пятилетний самоедский пёс Зак принёс к ним в пещеру маленького замёрзшего щенка сибирского хаски.
- Он лежал в лесу, - ответил Зак.
- Ты смеёшься надо мной!? Да какая мать бросит погибать  своего ребёнка в лесу, в самый разгар зимы.
- Мне и в голову не пришло смеяться над тобой Сноуви. Я не лгу, я действительно нашёл его в лесу. Он был полностью замёрзшим и не проявлял никаких признаков жизни.
Сноуви с подозрением посмотрела на Зака, но всё-таки решила, что он говорит правду.
Их пара уже три года жила в этой норе на краю леса. Их бывший хозяин, человек с крепким характером и добрыми руками, умер, и им ничего не оставалось, кроме как бежать далеко в лес, пока их не забрали другие люди, которые отличались от их хозяина. У них было множество щенков, но они отлично помнили, как каждый из них рос, какие выходки совершал и как уходил из их семьи. Многие их дети ушли жить к человеку, другие же уходили навстречу миру далеко и некоторые из них даже погибали. Об их смерти сообщали другие собаки, которые видели или слышали, как и при каких обстоятельствах  это произошло. Сноуви очень тяжело это переживала, но потом, когда появлялись другие щенки, старалась об этом не думать, но никогда об этом не забывала.
Теперь же, увидев щенка, в ней проснулся материнский инстинкт, и она выхватила его из пасти Зака. Совсем недавно у неё было целых восемь щенков, но после сильных морозов и недостатка в пище, осталось всего двое. Как же убивалась Сноуви, как же рыдала. Зак не мог этого вынести и часто выбегал из пещеры, чтобы не слышать Сноуви. Вот и сегодня выбежав из пещеры, он решил прогуляться и наткнулся на Демона. Он лежал в сугробе почти погребённый после ночного снегопада и не как не показывал  признаков жизни. Сначала Зак решил, что он мертв, но, получше присмотревшись, он заметил, что грудка малыша еле заметно поднимается. Тогда, не медля не секунды, он аккуратно взял щенка за шкирку, оттащил его в нору, которая была поблизости, и положил его поближе к себе, чтобы он согрелся. Зак знал, что накормить его может только Сноуви, но согреть малыша решил сам. Он решил, что даже если малыш и голоден, вначале нужно его согреть. Зак сделал правильно, вскоре лапки малыша начали потихоньку подрагивать, а после щенок он открыл ротик и запищал. Только после этого самоедский пёс поднял щенка и понёс его по направлению к своей пещере.

На следующее утро Демон был сыт. И больше не открывал рот в просьбе о еде. Он плотно прижался к двум щенкам Сноуви – Ладти и Оззи.
Демон был мал, но прекрасно помнил и понимал всё, что с ним произошло, помнил, как мама кормила его, как отец легонько шлепнул его по спинке. Так же щенок не мог забыть, когти сов и страх. Но теперь он знал, что находится в безопасности. Его страхи улетучились, как роса в жаркий день. Он устроился поудобнее и заснул хорошим, сытым сном.

-Что мы будем с ним делать? - спросила Сноуви, которой никак не давала покоя мысль о судьбе малыша.
- А что мы можем сделать? – ответил вопросом на вопрос Зак. – Я не знаю.
- Мы должны найти его мать или хотя бы узнать его имя.
- Если его бросили, то у него нет имени. Но если он потерялся, то есть возможность найти его мать, - рассуждал вслух  Зак. – Думаю надо дать весть в упряжку.
Дать новость в упряжку было лучшее, что они могли сделать. Упряжные собаки тащили нарты возле их леса и уходили дальше. Зак и Сноуви решили дать новость в две упряжки, которые шли в противоположные друг другу стороны. Так или иначе, они надеялись выяснить настоящих родителей и имя малыша.
Зак вышел прогуляться в лес перед встречей упряжки. Он хотел как следует подкрепиться, но его ужин был скуден: тощий, как мышь кролик, птенец совы и парочка корешков замерзших растений. Зак с удовольствием расправился с птенцом и корешками растений. Кролика он решил оставить Сноуви.
Вдруг пёс услышала вдалеке многоголосый лай. Сорвавшись с места, обдирая лапы об лед, он понёсся к санной дороге. Его сердце билось в бешеном темпе, Зак боялся упустить упряжку. Ещё издалека он увидел псов несущихся друг за другом. Зак поднял морду вверх и на ходу залаял. Он сообщил о щенке, о том, где он находиться, о его состоянии.
Ему ответили, и Зак перевёл дух. Бежать было незачем, теперь его новость облетит те места, где бежит упряжка, и вернётся по кругу обратно к нему. Устроившись в рыхлом снегу, Зак стал зализывать лапы, из которых, не переставая, текла кровь. Сегодня на рассвете ему надо было встретить вторую упряжку, но иногда пёс подумывал о том, что не сможет этого сделать. Но после отгонял эту мысль, потому что хотел помочь маленькому найдёнышу. Подобрав на обратном пути кролика, он отправился к пещере.
К утру состояние Зака испортилось. У него кружилась голова, лапы невыносимо болели, и дойти до пункта встречи он никак не мог. Тогда Сноуви решила пойти сама. Зак отговаривал её, но она подождала, пока он уснёт, и отправилась в путь. По дороге она перекусила всего лишь маленькой тощей мышкой.
Дойдя до санной дороги, она встала у её кромки и стала ждать. Ждать пришлось долго, и когда Сноуви уже собралась уходить, позади себя услышала громкий лай, который показался её знакомым. Обернувшись назад, она увидела упряжку, которую вёл вперёд черно – белый пёс породы сибирский хаски. Сноуви узнала в нём своего друга и весело взвизгнув, помчалась ему навстречу. Они были друзьями детства, и Сноуви ещё помнила этого самодовольного пса по кличке Пират. Но в отличие от неё Пират уже не оборачивался в прошлое и забыл Сноуви. Увидев, как к нему несётся белая собака, он приказал упряжке остановиться, не смотря на приказы хозяина. Оскалив зубы, он уставился на собаку, которая почему-то показалась ему знакомой, но до конца вспомнить кто она он не смог.
- Пират! Это вправду ты? Неужели ты забыл меня!? Это я Сноуви.
- Сноуви! Что ты здесь делаешь? Ты же покинула посёлок в четырёхмесячном возрасте. Как я рад тебя видеть! Ты здорово изменилась. Где ты живёшь? Мне кажется, что хозяин тебя не кормит, - сказал Пират, разглядывая выпирающие из-под шерсти рёбра Сноуви. – Но ты всё такая же грациозная.
- У меня нет хозяина. Я живу в лесу со своим другом Заком. Я пришла сюда дать в твою упряжку новость. Вчера мы нашли маленького щенка, он был замёрзшим и просил есть. Зак взял его к нам, и мы хотим узнать его имя и вернуть матери. Ты отправишь новость? Пират? – Сноуви начала разглядывать, остекленевшие глаза Пирата. Хозяин продолжал хлестать его по спине, но Пират не сдвинулся с места. Потом, сделав короткий выдох, он свалился на снег. Сноуви подбежала к нему и начала яростно вылизывать его морду. Только тогда Пират очнулся и сказал одно слово:
- Демон!
- Что демон? – переспросила Сноуви.
- Это мой сын! – ответил Пират, вскакивая на лапы.
- Допустим, твоего сына зовут Демон, но причём тут щенок? – не понимая, спросила Сноуви.
- Мой сын потерялся вчера ночью. У него черная спинка и маленькая белая звездочка на лбу. Он потерялся… Я…я думал он умер от холода или от клыков хищника. Сноуви! Как же я тебе благодарен. Принеси его сюда! Скорее.
- Мне кажется, Пират, что твой хозяин не очень доволен, - ответила Сноуви, косясь на человека, который не переставал бить Пирата хлыстом по спине.
- Чёрт! Как мне его вернуть? Знаю!!! Пусть он окрепнет, а через два месяца я его заберу к себе. Где ты живёшь?
- На краю леса с противоположной стороны, - ответила Сноуви.
- Хорошо. Ждите в гости. До встречи! Приятно было увидеться с тобой, Сноуви! – и Пират повел упряжку дальше, по назначенному маршруту.
Сноуви немного постояла у дороги, а потом направилась почти бегом в свою пещеру. Она несла хорошие новости для уставшего Зака и маленького беспомощного щенка.
Тут Сноуви внезапно озарила мысль о том, что она оставила дома одних щенков и Зака, который не мог пошевелиться. Бегом она понеслась в пещеру и успокоилась только тогда, когда убедилась в том, что в пещеру, и даже мимо неё никто не проходил.
Быстро собрав в кучу распложавшихся во все стороны щенков, она начала их кормить. Маленький Демон, оттолкнув Оззи, занял его место. Теперь Сноуви поняла, почему его так назвали.
Бережно взяв его за шкирку, она положила его на место. Демон недовольно запищал и начал снова пробиваться к месту Оззи. Теперь уже чуть-чуть строго Сноуви взяла его за шкирку и тихонько встряхнула, после чего сразу же положила его на землю. На этот раз Демон понял, чего от него добиваются, и остался на месте. Сноуви стала вылизывать щенков, и снова, убаюканный её нежностью Демон погрузился в спокойный глубокий сон.

0

4

II Глава
         Демон, на своих ещё шатких лапках подбежал к Оззи и Ладти, которые с интересом обнюхивали старый засохший пень, по которому медленно передвигалась первая весенняя гусеница. Ладти подгонял её своей беленькой лапкой и смотрел на её действия, а потом с весьма недовольным видом начинал заново подталкивать её. Когда ему это занятие надоело, он сбросил её. Оззи предложил:
           - Давайте поохотимся на бабочек.
           - Нет, лучше, давайте половим рыбы в ручье. – воскликнул Ладти.
           - Нет. Это всё не интересно. Давайте-ка отправимся навстречу приключениям. Начнём с той берёзы на краю поляны, а потом пойдём дальше на север, – сказал Демон. 
           - Там восток, – поправил его любознательный Оззи.
           - Всё равно, - уже не терпелось Демону отправиться в путь.
           - А как же Сноуви? – спросил всегда осторожный Ладти. – Она будет волноваться. Или мы зайдём и предупредим её.
           - Ты что!? Тётя Сноуви никогда нас не отпустит. Она же знает, что мы гуляем. Если вдруг ей понадобится что-нибудь, она может выследить нас по запаху. Мы не очень-то быстро ходим, – привёл аргументы Демон, которому не очень хотелось возвращаться в душную пещеру, к тётушке Сноуви, которую он считал своей второй мамой. Сноуви давно рассказала ему о его происхождении, но он продолжал любить её, не смотря на то, что она была ему не родной матерью. Ему нравилось, когда она его вылизывала, он знал, что Сноуви с Заком добывают им пищу, но он не мог с твёрдостью сказать, что ему нужны именно такие родители. Сноуви была веселой и жизнерадостной, но иногда становилась серьёзной и почти целыми днями занималась своими делами. Зак был серьёзен всегда и только изредка находил время поиграть с ними. В последние время Зак заболел и не выходил из пещеры, так что щенки были предоставлены сами себе и целым днями носились по окрестностям совсем одни.
          - Думаю, ты прав, - согласился с ним Оззи, но Ладти продолжал с сомнением смотреть в сторону пещеры.
          - Хорошо, он только не долго, - согласился осторожный щенок.
          Демон, не обращая на его слова никакого внимания, уже понёсся на своих  шатких ножках так быстро, как только мог. За ним следом побежал Оззи, а последним пошёл, аккуратно переставляя свои беленькие лапки Ладти. На пути щенков вставали различные препятствия, такие как корни деревьев, небольшие ямы, вымытые водой или трава, закрывающая им вид. Но щенки превосходно со всем справлялись и шли дальше, не на что, не обращая внимание.
         - Так что мы ищем? - спросил маленький Оззи.
         - Приключения, - ответил Демон.
         - А как мы их найдём? – спросил Ладти.
         - Как-нибудь найдём. А давайте поищем их у этой берёзы. Ведь мы шли сюда, правильно? Значит здесь, обязательно должны быть какие-нибудь приключения.
         Щенки забегали вокруг берёзы, и нашли кучу «приключений». Осторожный Ладти поймал опадающий лист, Оззи стал рыть яму, а Демон внимательно обнюхивал землю возле берёзы.
         - Фу! Какая гадость! – воскликнул Демон. – Здесь пахнет падалью или чем-то очень похожим на неё.
          Демон не знал, как пахнет падаль, и очень боялся ошибиться, но на этот раз нюх щенка оказался превосходен. Возле берёзы пахло действительно отвратительно. Запах вёл в сторону противоположную их пещере.
         Щенки переглянулись. Ни говоря ни слова, они пошли по запаху. Время от времени Оззи или Демон, но никак не аккуратный Ладти, спотыкались о торчащие из земли засохшие корни деревьев. Демон вёл щенков за собой и никогда не отдавал им право лидера. Он считал себя вожаком в их маленькой стайке, состоящей из трёх неуклюжих щенков. Ладти и Оззи были не против. Но иногда Оззи становилось обидно, что он не может идти впереди Демона. Ладти и его братик знали, что Демон не из их семьи. Вернее он был из их семьи, но не принадлежал ей по рождению. Ладти про себя жалел маленького Демона, но никогда не говорил об этом вслух, потому что знал, что Демон не любит когда его жалеют. Оззи часто расспрашивал маму Сноуви о том, откуда взялся Демон, и она рассказывала, что его нашёл Зак, в то время когда им исполнилось ровно один день. Но вскоре Оззи забывал об этом и снова начинал расспрашивать свою мать о подробностях появления в их семье щенка сибирского хаски. Демон был не похож на них и поэтому Оззи спрашивал о его происхождении. От своих детей она скрыла лишь то, что Демона заберут, и они останутся одни. Самому щенку она об этом говорила не один раз, но он наотрез отказывался покидать пещеру, в которой открыл глаза, в которой вырос и научился ходить.
          Щенки продолжали идти, спотыкаясь о корни и падая в ямы, из-за которых приходилось делать небольшие, но частые остановки. Они не остановились даже тогда, когда перед ними вырос высокий крутой холм. Но преследую отвратительный запах, щенки даже не заметили его. 
          Тут они услышали пронзительный крик и, обернувшись, увидели, какую-то странную сову, которая днём не спит, а охотится. Щенки испуганно сжались в кучку. Тут Демон вспомнил, что точно такой же страх испытывал в детстве. Сноуви рассказывала, что у когда его нашли, его маленькое тельце было изрезанно, будто бы совиными когтями. Демон огляделся в поисках какого-нибудь укрытия, но ничего не попалось ему на глаза. Он приготовился испытать ту забытую боль, которую чувствовал много дней назад.
         Вдруг перекрикивая совиный визг, раздался оглушительный лай. Демон, Ладти  и Оззи с изумлением следили за тем, как Сноуви отогнала сову. В её янтарных глазах читался настоящий испуг, но когда она посмотрела на щенков, в нём не было ничего кроме гнева. Щенки  испугались этого взгляда гораздо больше, чем сову. Никогда никто из родителей не смотрел на них так. Оззи и Ладти улеглись под этим взглядом прямо на сырую весеннюю землю. Демон же больше от любопытства, чем от страха скатился с холма и дальше последовал по запаху.
           Сноуви, озадаченная его поведением, крикнула ему вдогонку о том, чтобы он немедленно возвращался, но, не услышав ответа, пошла за ним следом. Когда она посмотрела вниз с холма, то ничего не увидела. Ничего, кроме поросшей крапивой поляны и отвратительного зелено-серого цвета луж. От самоедской собаки не укрылся и дурной запах, из-за которого её глаза округлились от ужаса.
         - Возвращайтесь в пещеру! Быстро!!! – рявкнула испуганная Сноуви щенкам. – Скажите Заку, что я отправилась за Демоном в Восточную Долину. Он поймёт. Он знает.
           Щенки испуганно попятились назад, но после того, как Сноуви спрыгнула с холма, они стремглав бросились к пещере. Оззи бежал впереди, а Ладти следовал за ним. Они неслись не разбирая дороги. Вскоре щенки выбежали на какую-то странную поляну. Это была определенно не их полянка. Здесь не было ни пня, ни маленькой лужицы, из которой они пили, отсюда не было видно той самой березы, из-за которой щенки отправились искать приключения. Здесь были лишь старые засохшие деревья, ветки которых давно не поднимались к солнцу. Оззи попытался определить, в какой стороне находится их пещера, но у него ничего не получилось. Тогда он в ярости швырнул кучу прошлогодних листьев в Ладти. Щенок испуганно попятился и свалился в какую-то нору.
Из того, что случилось дальше, он запомнил только невыносимую боль и какой-то противный прелый запах.
   
          Сноуви кругами носилась вокруг каждого дерева, но её усилия были тщетны. Она даже не нашла запах Демона. Сердце её было до краёв наполнено страхом. Она давно знала, что в этой Долине, которую ездовые хозяева называли Восточной, таится опасность. Сноуви помнила, что когда они только перебрались жить в лес, все собаки, которые попадались им на пути, предупреждали их о том, чтобы они держались от этого места подальше. Не прошло и месяца, как они узнали, что за опасность таилась в чащах этого леса. Однажды она нос к носу столкнулась с очень странным человеком. Вместо того, чтобы ласково подозвать её он замер, а потом начал тихо подбираться к ней. Он потянулся к земле и взял большую, тяжёлую палку. Сноуви, решившая, что он хочет с ней поиграть весело замахала хвостом и подбежала к нему. В следующий миг тяжёлый удар обрушился ей на голову. Голова закружилась, ноги взывали к побегу от этого существа, и последние, что успела заметить Сноуви, это голодный безумный взгляд.
            Самоедская собака боялась, что её приемного сына, может убить этот странный человек. Она уже решила для себя, что будет искать Демона до конца дня, а возможно до самого утра. Вдруг до её ушей донёсся довольно таки далёкий, но вполне убедительный, чтобы броситься на помощь крик. Не раздумывая, она бросилась в ту сторону, откуда он доносился. Бежать пришлось в сторону, с которой она пришла. Добежав до маленького ручья, она решила попить. Сил у неё было много, но кто знает, когда они могут закончиться? Напившись чистейшей в лесу воды, она перепрыгнула через ручей и бросилась дальше в ту сторону, из которой доносился звук. Перепрыгивая через различные ямы, спотыкаясь, о длинные корни деревьев, она перебирала версии того, что могло случиться. «Вдруг это какой-то щенок попался в охотничий капкан. Или это был крик Демона? А может, мне вообще это показалось?- думала Сноуви, перепрыгивая, через очередной маленький овражек. – А если нет? Если мне не послышалось. Я же не брошу в беде какого-нибудь малыша!». Перепрыгнув последний холмик, Сноуви оказалась на поляне заросшей старыми засохшими деревьями. Увидев маленького Оззи, она спросила у него:
         - Что ты тут делаешь? Я велела вам возвращаться домой. Где Ладти? Что ты молчишь?
         - Ладти… он… упал… в лисью нору… кажется, – запинаясь ответил маленький Оззи.
         -  Где эта нора? – быстро спросила Сноуви, и, проследив за взглядом малыша, быстро кинулась в ту сторону.
         В норе оказалось очень темно, и когда Сноуви нырнула в эту темноту, ей в нос ударил отвратительный лисий запах.
Быстро перебираясь по запутанным туннелям лисьей норы, она вышла в главную пещеру. Прекрасно видя в темноте, она сразу поняла, что взрослых лис здесь нет. Прижавшись, друг к другу, спали четверо маленьких лисят. В самом дальнем углу пещеры она заметила кучку шерсти, которая резко вздымалась и опадала. Медленно подобравшись поближе, она узнала в этой вздымающейся кучке своего маленького Ладти.
Прижавшись к нему, Сноуви начала тихо его вылизывать и позабыла обо всём на свете. Забыла она и том, где она находится. Вот этого как раз делать было нельзя. Она услышала с наружи ещё более громкий визг, чем тот который издал Ладти. Быстро схватив за шкирку щенка, она понеслась по тоннелю с бешеной скоростью. Она поняла, что случилось – вернулись лисы.
            Выбежав из норы, она аккуратно положила Ладти в кусты, чтобы его никто не нашёл, и бросилась на лисицу, которая трясла за шкирку Оззи. Пронзив ей ухо насквозь, она опрокинула противницу на землю и грозно прошипела:
         - Не трогая моих детей!
        После этого последовало необъяснимое. Лисица лизнула её в морду и тихо, почти не слышно спустилась в нору. Быстро подобрав Ладти она вместе с шатающимся Оззи пошла к себе в пещеру, которая находилась в полукилометре отсюда, совершенно забыв о Демоне.
К тому времени Зак совсем изнервничался.  Только когда Демон прибежал домой, он спросил:
         - Где твои братья и Сноуви?
         - Их разве нет!? – ошеломлённо ответил вопросом на вопрос Демон.
         - Нет. – уже тише сказал Зак.
        Они с Демоном переглянулись, но никто не успел ничего сказать – из кустов вышли Сноуви, с повисшим в пасти Ладти, и Оззи, у которого рябило в глазах.
         - Где ты был? – выпустив Ладти из пасти, с гневом спросила Сноуви. – Из-за тебя чуть не погибли твои братья.
          - Я не виноват в том, что ты меня напугала. Я испугался тебя и убежал. Я прождал тебя возле холма долгое время, но ты не вернулась, и я вернулся в пещеру. Я ни в чём не виноват. Тем более в том, что Оззи и Ладти попались к лисам в лапы.
           - Откуда ты знаешь, что они побывали в лисьей норе? – спросила Сноуви.
           - От них пахнет за версту. – ответил Демон. – Я думаю им нужно как минимум неделю купаться в ручье, чтобы смыть с себя этот отвратительный запах.
           - Об этом тебя никто не спрашивает! Ты не имел право убегать. – рыкнула на него Сноуви. – А если бы они погибли? Чтобы ты тогда сказал?
            Ответа она не дождалась – Ладти тихо застонал, и она нежно взяв его за шкирку, понесла в пещеру. Оззи шатаясь, пошёл за ней. Зак остались с Демоном наедине.
             - Как хорошо, что завтра тебя заберёт отец! – послышался из пещеры голос Сноуви. – Забот будет поменьше. И неприятностей тоже.
             - Не обращай на неё внимание. Она успокоится. Подожди, пока она уснёт, а потом заходи. – сказал Зак и двинулся в пещеру.
             Демон в одиночестве стоял на поляне, до сих пор не понимая, в чём его обвиняют. Его голубые глазки устали слипались, но он не позволял себе уснуть.
             - Демон? Ты здесь? – голова Ладти высунулась из пещеры. – Ты дошёл до конца? По запаху, я имею ввиду.
             - Да. Путь кончается в пещере, имеющий тот же запах. Там лежат кучи дохлых птиц и мелких зверей. Меня чуть не стошнило.
             - Пойдём туда сейчас? Мне интересно, кто-нибудь там живёт или нет.
             - Мне показалось, что там кто-то действительно живёт. Кто-то же убивает и таскает всю эту мерзость.
А ты действительно не боишься пойти туда сейчас? Там темно и плохо пахнет. Очень плохо. Отвратительно! – ответил Демон.
             - Мне не страшно. Я сегодня пережил такой ужас, что думаю, я больше ничего не боюсь.
             -  Ладно, следуй за мной, - и Демон повёл его в темноту.
         Щенки пробирались по лесу с какой-то особой осторожностью. Ночью лес в прямом смысле преображался, и казалось, что всё в нём оживает: начиная с мелких травинок и кончая гордыми высокими деревьями. Лапки Демона на удивление не издавали никакого звука. Он пробирался в чаще так, словно был для этого рождён.
Его нос снова следовал по ужасному запаху, но теперь он боялся даже сказать что-нибудь.
          Ладти не понимал, чего боится Демон, и не скупился на шум, за что получал по лапам от Демона.
       - Почти пришли, - сказал Демон, когда они спустились с того холма, где сегодня расстались. Пройдя ещё несколько минут, он остановился.
        Ладти почувствовал, что запах  усилился. Теперь он чётко различал в лесных ароматах запах мертвечины. Его нос сморщился от неприятного запаха, и он чихнул. Теперь и ему стало страшно. Таинственность ночного леса окунула его с головой в этот непонятный страх. Он старался скрыть от Демона запах страха исходящий от него, но ему это не удалось – Демон почуял его и как-то странно посмотрел на Ладти.
         Выглянув из кустов, щенки увидели точно такую же картину, которую описал Демон. Везде валялись тушки различных птиц и грызунов, было несколько огромных сов.
         Вдруг воздух прорвал оглушительный вой, и от страха Ладти забежал в кусты, где стал следить за происходящим.
На поляну вышло какое-то существо с большой и длинной палкой в своих передних лапах. Ладти сказал бы скорее лапищах. Одним ударом он повалил Демона на землю. Щенок запищал и попытался встать, но лапы у него парализовало, и все его попытки спастись были тщетны. Снова и снова, до тех пор, пока Демон не потерял сознание, чудовище било его.
         Ладти, наблюдавший за всем этим из кустов рванул обратно к пещере за подмогой.
        Демон, парализованный и побитый, продолжал лежать посреди поляны. На миг очнувшись, он почувствовал, что кто-то поднял его и куда-то несёт. После этого он снова  провалился в пустую черноту.         
       

0

5

III Глава
          Когда Демон очнулся, боль пронзила его тело до самого кончика хвоста. Он находился в каком-то тёмном помещении. Его глаза старались привыкнуть к темноте, но он не мог ничего разглядеть, даже своего носа. Это до ужаса напугало щенка. Он уже решил что ослеп, но вскоре заметил небольшой источник света находящийся где-то далеко.
          - Ты очнулся? Я думал, что ты умрешь. В том состоянии, в котором ты сюда прибыл, выживает один из десяти. Ты счастливчик! – внезапно раздался голос где-то близко.
          - Кто вы? – слабым голосом спросил Демон. Силы начали потихоньку возвращаться к нему, но он всё ещё был слаб. Он почувствовал запах еды где-то недалеко от себя.
          - Поешь. Хозяин принёс еды для тебя. – словно прочитав его мысли ответил голос.
          - Кто вы? – уже более громко спросил Демон.
          - Сейчас я покажу тебе, - тут Демон услышал топот, направлявшийся к источнику света. Через секунду свет залил всё помещение. Это была небольшая комната. Демон никогда не видел никаких комнат, кроме своей маленькой пещеры и очень испугался. Говоривший оказался взрослым псом породы бордер – колли. Его черно – белая шерсть лоснилась, глаза сияли, и сразу было видно, что за этой собакой хорошо ухаживают.  По сравнению с ним Демон был гораздо тоще, чем казался самому себе. Ребра Демона выпирали в то время, когда ребра красавца колли были хорошо скрыты под пушистой шубкой. Демону вдруг стало стыдно за себя, и бордер – колли этого почувствовал.
         - Ничего, что ты худой. Скоро ты отъешься и будешь полностью здоров.
         - Как я сюда попал? Я хочу домой в лес, – запищал Демон.
         -  Тебе нельзя домой. Там тебя опять поймают, – тихо ответил пёс.
          -Как вас зовут?
         - Оливер, - ответил пёс. – А тебя?
         - Демон. Как я сюда попал? – спросил щенок и судорожно закашлял.
        - Тише, тише. Тебе сейчас не нужно говорить. Ты, по-моему, простудился. И кажется сильно. – воскликнул Оливер.
        - Я хочу знать, как я сюда попал! Мне не нужно ничего кроме этого, – уже закричал Демон.
       - Все вы молодые такие. Ничего отучишься огрызаться. Хорошо, слушай свою историю, – начал свой рассказ Оливер. – Человек поймал тебя, чтобы съесть.
       - Кто? – спросил Демон. – Чововек?
       - Ха-ха. Че-ло-век. Повтори.
       - Человек, – с блеском повторил щенок.
       - Молодец! Всё хватаешь на лету. Так вот, он решил съесть тебя.
       - Съесть? – с ужасом в голосе повторил Демон.
       - Прекрати меня перебивать! – уже почт кричал Оливер.
       Демон присел от его крика, и, успокоившись, Оливер продолжил:
       - Да, он хотел тебя съесть. Как раз в это время мой хозяин – Шон шёл мимо него через лес. Увидев занесённый над твоей головой камень, Шон подбежал к человеку и спросил его о том, кто он и какое право имеет на убийство беззащитных животных. Человек ответил, что голод – это то, что лишает человека права на нормальную жизнь. Шон отдал ему все свои деньги и, вырвав из рук у него тебя, помчался прочь. Так ты попал к нам малыш. Я познакомлю тебя со Спарком. Он мой сын и обладает хорошим умом. Во всяком случае, он способен отличить кость от мяса, - пошутил бордер – колли, и они с Демоном весело засмеялись. Пёс аккуратно, чтобы Демон не заметил, пододвинул миску с едой, и воскликнул. – А теперь ну-ка быстро кушай. Если не будешь есть, вообще, станешь, похож на старый засохший сучок.
          Демон с аппетитом набросился на предложенные ему котлеты и парочку бифштексом. Он никогда не пробовал ничего, кроме дичи, которую приносили родители. Такая еда ему понравилась гораздо больше, чем тощие маленькие птички и старые кролики. Когда Демон покончил с последней котлетой, он едва мог ходить – до того он объелся. После небольшого отдыха он стал исследовать комнату, Оливер показывал ему всевозможные вещи и объяснял ему, зачем они нужны и как их называют. Больше всего Демону понравилась вещь, которую Оливер назвал «Часы». Они были большими и очень высокими. Демон наблюдал, как их маятник качается из стороны в сторону, и ему вдруг очень захотелось спать. Оливер показал ему место, где отныне он будет спать. Это была хорошо утепленная корзинка. Постель Оливера была близко, и в случае чего щенок мог подойти к нему, если ему, что-то понадобится.
           Когда псы улеглись, они стали тихо шептаться. Демон рассказал ему о своей жизни, о том, как попал к Заку и Сноуви, не утаил своих обид на Сноуви за то, что она выгнала его из пещеры. Рассказал обо всех своих чувствах. Оливер не перебивал его. Только когда щенок замолкал, он спрашивал о том, что ему было интересно. Он задумался, когда щенок сказал слово «Пират», и сказал очень тихо:
         - Очень интересно, ведь когда-то я знал пса, с точно такой же кличкой. Он был настолько самоуверен в себе, что погиб от самолюбия. Но тот, который приходится тебе отцом, по моему, не очень обожает себя, хотя в нём есть частика гордости. Если судить по твоему рассказу, то он собирался забрать тебя завтра.
          - А сколько времени прошло с тех пор, когда твой хозяин принёс меня сюда?
          - Совсем немного. Около часа назад. Ты почти сразу же очнулся.
          - Спокойной ночи тебе, Оливер, - сказал Демон и поудобнее устроившись, провалился в дрёму, которую нельзя было назвать сном. Когда Оливер уснул, Демон тихо спросил у темноты:
          - Кто такой ЧЕЛОВЕК?
         Конечно же, ему никто не ответил, и он убаюканный этой тишиной уснул.

         Проснулся он оттого, что услышал голоса недалеко от себя. Лёжа он стал прислушиваться к ним.
       - Кто это? – спросил тонкий голос.
       - Это Демон. Его принёс хозяин. Он очень маленький, но судя по возрасту, он твой ровесник. Теперь тебе будет с кем поиграть. Его пытались убить, но слава стае Эхо, наш Шон оказался поблизости и отвоевал его права на жизнь, - Демон сразу же узнал бас Оливера
       - Папочка, как я могу играть с нечистью, - Демон догадался, что голос принадлежит сыну Оливера.
       - Он ни нечисть! Он щенок  - зарычал Оливер.
       - Но ты сказал, что он демон, - тонкий голосок задрожал, и Демон догадался, что Спарк до ужаса боится своего отца.
       - Это его кличка - Демон. Что поделать, если его так назвали? Ничегошеньки. Но зато подумай, какие перспективы. Его будут бояться все в округе.
       Псы покатились от смеха, а Демону стало до того обидно, что он даже разрыдался в голос. Оливер и Спарк подбежали к нему, но не успели они ничего сказать, как дверь в комнату распахнулась, и в неё вошло существо, которое было очень похоже на то, которое Демон встретил в лесу. От этого Демон ещё сильней расплакался. Он думал, что и это существо схватит палку и станет его бить. Но, существо, отталкивая приветствующих его псов, подбежало к Демону. Страх щенка перерос в ужас, когда оно взяло его в свои длинные передние лапы. Прижав щенка к себе, существо стало гладить его по спинке и говорить какие-то очень ласковые слова. От него пахло очень приятно: лесом и теплом. Демон уже перестал бояться его, он только захотел, чтобы существо чуть-чуть ослабило свою хватку. Он немножко повертелся, и когда почувствовал, что оно выполнило его желание, бросился и стал облизывать существу лицо. Рассмеявшись, существо поставило его на землю, и стало вытирать обслюнявленный подбородок.
        - Это наш хозяин Шон. Он человек.  Я тебе вчера о нём рассказывал, помнишь? Он очень добрый и заботливый. В нас он души не чает. Конечно, я никогда бы не подумал сравнивать своего добряка Шона с тем убийцей, которого ты встретил в лесу. До этого случая я считал, что все эти двуногие существа весьма любезны, - снова с интеллигентным акцентом сказал Оливер.
         Демону очень нравилось, когда он говорил так. Он почти забыл о том, как обиделся на этого пса, из-за его глупой шутки. Он подошёл поближе к этому странному существу, которого называют человеком, и стал его с интересом разглядывать. У него были до ужаса длинные задние лапы. Передние тоже трудно было назвать короткими, но по сравнению с задними они были намного короче. Щенок с ужасом подумал, что существо не устоит на них и рухнет прямо на него. От страха Демон отбежал подальше от Человека. Шон, не поняв, почему его боится щенок, присел и подозвал его к себе. Теперь Демон понял, что существо твёрдо стоит на лапах и с легкостью ими управляет. Тихо подойдя к нему, он подставил свою спинку под его ладонь и выжидающе посмотрел на него. Человек рассмеялся. Демон не понял причину его смеха, и продолжал смотреть на него. Существо взяло его на руки и поглаживая куда-то понесло.
        - Не бойся. Он не причинит тебе вреда, - где-то за его спиной тихо пробормотал Оливер.
        Демон не нуждался в этих его словах. Он понял, что этот Человек никогда не причинит ему никакого вреда ещё за минуту до того, как Оливер озвучил его мысли.
        Человек занёс его в другую комнату, которая была намного просторней. Здесь были стулья, шкафы, стол и другая мебель, о которой щенок слышал от Оливера. На полу размещался мягкий ковёр из овечьего меха. Он был очень мягкий, и Демон первым делом лёг на него и стал ползать из одного его конца в другой. После этого он вдруг захотел играть и стал прыгать по ковру и драть его своими маленькими коготками. Громко лая он кувыркался по нему. Демон гонялся за своим хвостиком до тех пор, пока не упал.
          Человек весело смеялся, наблюдая за ним. Щенку  это нравилось, и он продолжал играть, вызывая новые приступы смеха у Человека. Когда у него не осталось сил на игру, он лёг на землю и, высунув язык, стал тяжело дышать. Шон куда-то вышел, и щенок остался в полном одиночестве. Демону не понравилось быть одному в комнате и он, встав на задние лапки, стащил с маленького журнального столика лист бумаги. Ему было одиноко, и он, чтобы скоротать время стал играть с листком. Листок не выказал ему своего желания играть, и Демон разорвал его на мелкие кусочки.
Вернувшись, Шон принёс с собой миску с водой. Увидев разорванный договор на покупку нового дома, он выронил миску из рук. Она свалилась прямо на щенка, который прибежал поприветствовать нового хозяина. Хозяин нагнулся и стал ползать по ковру, собирая разорванный договор. Вдруг он обернулся и ударил щенка. Демон не понял, за что его бьют, и, поджав хвост, бегом выбежал из комнаты. Он врезался в Спарка. Извинившись сквозь зубы, весь в слезах, щенок проскочил через ещё одну дверь и оказался на улице.
            Он бежал и бежал, пока на его пути не выросла высокая ограда. Щенок стал шарить под ней, пытаясь, найди хотя бы маленький лаз. Увы, он не нашёл ничего, кроме прошлогодних листьев. Тогда он лёг под какое-то дерево и, глотая слёзы, стал гадать, за что его бьют. Неужели за то, что он порвал какой-то маленький листок. Который даже играть не умеет. Или за то, что на него вылилась вода. Нет, в этом он был не виноват, вода сама разлилась.
             Вдруг он услышал позади себя чьи-то торопливые шаги. Обернувшись, он увидел Спарка. Щенок нёс в зубах небольшой кусок бифштекса. Аккуратно положив его перед Демоном, он сказал:
            - Ты сегодня не завтракал, верно? Это передал тебе Оливер, - тут щенок заметил заплаканные глаза Демона и спросил:
             - Что случилось?
             - Вы говорили, что хозяин меня не обидит, а он на меня за что-то рассердился и больно ударил, - снова расплакался Демон.
             - Ты ничего не брал? – спросил щенок бордера - колли.
             - Ничего, кроме маленького никому не нужного листка бумаги.
             - Теперь мне всё ясно. Никогда, слышишь, никогда не бери ничего из комнаты хозяина. Там он хранит свои важные вещи. Никто, даже Оливер не смеет прикасаться к ним. Ты можешь смотреть, ты можешь аккуратно обнюхать, но никогда не бери оттуда ничего. Папа говорит, что однажды он схватил маленькую игрушечную рыбку, которая висела под потолком в комнате хозяина, ну он тогда получил. Оказывается, эту рыбку подарила Шону его дочь, которая сейчас живёт за границей. Он очень ею дорожит. Вот видишь, из-за какой-то игрушки, папа получил хорошую трёпку.
              - Игрушка? Что это?
              - Ну ты даёшь! Живёшь уже два месяца, а не знаешь, что такое игрушка, - был потрясён до глубины души маленький Спарк. – Игрушка – это то, во что можно поиграть на досуге.
               - Досуг? – снов задал вопрос Демон.
               - Досуг – это свободное время, - пришлось снова объяснять Спарку. – Когда ты можешь делать всё, что захочешь. Хочешь, я покажу тебе свою любимую игрушку?
               - Конечно! – у Демона уже высохли все слёзы. Он  помчался за Спарком, который оббежал двор и вошёл в просторную пещеру.
               - Это моя конура, - с гордостью сказал Спарк. – Тебе нравится. Лично я её просто обожаю. Она очень просторная и в неё помещается всё, что я притащу с прогулки.
                Демону тоже понравилась эта пещерка, которую Спарк назвал «конурой». Она действительно была великолепна. Выкрашенная в белый цвет, она придавала Демону какую-то странную неизвестную энергию. Он мог бы так стоять целый день, любуясь этим великолепным «сооружением», но тут Спарк принёс свою любимую игрушку. Ей оказалась маленькая резиновая белочка. Спарк надавил на неё, и она запищала. Испугано отпрыгнув, Демон залаял на неё.
               - Не бойся, она же не живая, - засмеялся Спарк.
               - Как не живая? Она же пищит, - изумлённо воскликнул Демон.
               - Это из неё выходит воздух, и она …
              Он не смог закончить, потому что где-то на заднем дворе раздался голос Шона.       
                - Пойдём, нас зовут. Шон сказал, чтобы ты, я и Оливер подошли к нему.
               Демон и Спарк бегом помчались на задний двор. Когда они туда прибежали, то Оливер уже сидел рядом с хозяином.
               Шон протянул руку к Демону. Щенок вначале испугался, а потом подошёл поближе. Человек погладил его.
               Так началась дружба доброго человека и потерянного всеми щенка. 

0

6

IV Глава
          Демон устало поплёлся в свою комнату. Сегодня он жил здесь уже пятый день. Кормили его просто отлично. За последние четыре дня он хорошо поправился, и уже почти не уступал в размерах хорошо откормленному Спарку. Ему здесь нравилось. Он не разу не осмелился войти в комнату хозяина с того случая. В нём появилось такое чувство, как уважение к старшему. Повиновение от уважения отличается значительно. Если к Заку он относился с повиновением, то теперь стал и уважать, того, кто сильней его. В его маленькой головке начало складываться и такое понятие, как стая. Вожаком был, конечно же, Шон. Дальше по званию шёл Оливер. Ну, а они со Спарком были в самом конце этой цепочки.
          Демон возвращался из сада, где хозяину захотелось его потренировать. За все три часа занятий он освоил хорошо только одну из четырёх предложенных ему команд – «взять!». Он тут же налетал на брошенный мяч, и приносил его обратно Шону.
          Устало переставляя лапки, он вошёл в комнату. 
          - А вот и наш ученик, - поприветствовал его Оливер. – Ну, как прошли занятия?
          - Хорошо.
          - Сколько команд выучил?
          - Одну. Самую лёгкую. Эта, которая « Взять!», - пробубнил Демон.
          - Что-то ты не в духе, малыш. Видно сильно устал. Ладно уж, ученик, разрешаю тебе поспать часок другой, а потом будет ужин, - подмигнул ему Оливер.
          Щенок устало подошёл к своей корзинке и поудобнее устроившись, закрыл сонные веки.
     
          Демон стоял рядом с Оззи и Ладти и смотрел с холма вниз, туда, где было логово человека-убийцы, который чуть его не погубил. Сноуви и Зак стояли позади и смотрели вниз  чёрными глазами. Демон рассказал им о том, что он пережил за эти дни. Но на его удивление они не только не услышали его, но даже не обратили на него внимание. Тут он заметил, что его тело стало каким-то прозрачным. Он до ужаса испугался и, прижавшись к Сноуви, попросил обратить на него внимание. Никакой реакции. Абсолютно никакой. У него даже возникло чувство, что его не видят. Подёргав за хвост умника Оззи, он убедился в своих опасениях. Его зубы проходили сквозь его хвост, не пошевелив не шерстинки. Теперь он был уверен, что это сон.
          Когда все спустились вниз, он последовал за ними. Его приёмная семья разбрелась по поляне, обнюхивая различные вещи. Оззи подбежал к старой консервной банке. Это слово Демон выучил только вчера на ужине, когда его заинтересовала банка от говядины. Оливер научил произносить его это слово, и у него довольно хорошо это получалось.
           Вдруг, как в тот раз, когда Демона избили, он услышал рёв, от которого его душа ушла в пятки. На поляну, как по отработанному сценарию выскочил страшный Человек. Он накинулся на Ладти. Взяв его в руку, он стал его бить. Зак смело кинулся на него, и вцепившись в руку. Страшило с лёгкостью, словно пушинку отбросило его в сторону, продолжая бить Ладти. Когда Зак встал на лапы, он вместе со Сноуви повалил это существо на спину. Ладти вылетел из рук нападавшего, и быстро отошёл в сторону. Из его бока сочилась небольшая струйка крови, но он в основном сильно не пострадал.
          Демон кричал, предупреждал их о грозящей им опасности, но никто, конечно же, его не услышал. Он носился между собак. Подбегал к Заку и кричал ему в ухо, толкал Сноуви подальше от пещеры, но ничего не добился. Тут он увидел такое, от чего сердце замерло в груди. Человек, взяв Оззи за шкирку, ударил его по голове с такой силой, что она, казалось, должна была расколоться на две части. Демон закричал с такой силой, что прорвал пространство и время, и на него, наконец, обратили внимание приёмные родители и Ладти. Они обступили его и повторяли его кличку:
           -Демон. Демон. Демон, Демон.
           Они повторяли его кличку до тех пор, пока он не закричал.

           - Демон! Проснись, - услышал он голос Оливера.
           - Это был сон? – спросил его Демон.
           - Да, ты кричал во сне, и я решил, что лучше разбудить тебя.
           - Это вы правильно решили, - сказал Демон. – Я, был, знаете ли, не в самой комфортной обстановке.
           - Что тебе снилось? – полюбопытствовал Оливер.
           - Не лучший сон на свете, знаете ли, - сказал Демон, и начал рассказывать о приснившихся ему ужасах.
           - Да. Я бы, не захотел увидеть, как убивают моего брата, путь и не родного. Не завидую я тебе приятель.
           - Сколько времени до ужина? – спросил Демон.
           - Осталось примерно полчаса. Шон готовит еду, а Спарк следит, что бы она не подгорела. Однажды он приготовил такую лабуду, что мы наотрез отказались её есть, а он упрямец съел и дня три ходил с больным животом, представляешь. 
            - Ух, как хорошо, что это был сон, - с облегчением вздохнул Демон. – Как же хочу есть. Просто невыносимо.
            - Ничего скоро наешься, и будешь вздыхать «Зачем я столько съел?». Зачастую, мой друг, голод бывает лучше, чем объедание.
            - Почему это? – не понял его Демон.
            - А потому, мой друг, что лучше ходить с пустым животом и чистой совестью, чем с полным животом, и мешком грехов.
            - А по мне, так лучше наесться, чем ходить с пустым желудком.
            - Великая стая Эхо! Так кто ж тебя научил такому легкомыслию, - Оливер не ожидал такого ответа.
            - Стая Эхо. Что это за стая ещё такая? – спросил Демон у зевающего Оливера.
            - Все собаки Аляски, когда умирают, вступают в ряды этой стаи. Стая состоит из упряжки собак, которую ведёт первый ездовой пёс этих мест Ночной Ветер. Ты, наверное, часто смотрел на небо в лесу? Нет? Но, ты замечал, светлую полоску в ночном небе? Это то место, где провёл свою упряжку Ночной Ветер. А когда на небе царствует Северное Сияние, это значит, что Ночной Ветер выпустил псов на небольшой отдых, что бы после этого, снова нестись по небесным дорогам. Псы разбредаются по небу и празднуют свой отдых, после того, как она пробежали тысячу миль по небу. Они исполняют различные танцы. Каждый хоть раз в жизни видел, как танцует Ночной Ветер. Когда ты увидишь на небе прекрасное Северное Сияние серебряного цвета, знай, это танцует Ночной Ветер. Я не раз видел его танец, но каждый раз он изменяет свои движения. Я не видел за свою жизнь, чтобы он станцевал одинаковый танец, - закончил свой длительный рассказ Оливер.
           Тут голос Шона позвал их на ужин. Когда они вошли в кухню, то Спарк уже давно с жадностью поедал суп из картошки и превосходного куриного мяса. Демон уже знал, из какой миски ему нужно есть. Это было золотистое блюдечко с нарисованными косточками. Оно очень нравилось Демону, и даже, один раз Спарк сказал, что завидует ему, потому что он ест, из простой белой тарелки с портретом какой-то овчарки. Подбежав к блюдцу, он обнаружил, что его ужин отличается от ужина Оливера и Спарка. В его тарелке лежала говяжья котлета и макароны. Вопросительно посмотрев на Шона, он принялся за еду. Шон тихо нагнулся, и, потрепав его за ухом, сказал, что Демон это заслужил. Пусть он выучил одну из четырёх команд, но всё-таки выучил. Демону очень понравилась котлета. Макароны тоже были изумительными. Он действительно объелся так, как и предсказывал Оливер, что не мог не только ходить, но и вообще, как-нибудь передвигаться. Еле дойдя до комнаты хозяина, в которую он не осмеливался войти все эти, он, наконец, проявил свою смелость и вошёл в неё. Он подошёл к ковру, и развалился на нём. Он лежал там, до тех пор, пока его не позвал Спарк.
            Вылетев из комнаты, он стремглав бросился вниз по лестнице, туда, где была гостиная. Он знал, что сейчас состоится его первая прогулка. У Шона не было третьего поводка и ошейника, и сегодня утром он их приобрёл. Поводок Демона был кожаным. Ошейник был сделан из шерсти лисицы. На нём красовалась серебряная пряжка.
             - Демон, давай быстрей. Мы уже выходим, - услышал он голос Спарка.
             Прибавив скорости, Демон стрелой пронёсся через гостиную в небольшой коридор, который вёл в прихожую. Миновав коридор, он нос к носу столкнулся со Спарком, который открыл рот, чтобы снова позвать его.
            - Эй, можно поаккуратней? – недовольно спросил Спарк, который больно получил по лбу головой Демона.
            - Прости, я не хотел,- извинился Демон перед щенком бордера – колли, и подошёл к Шону, который как раз снял с вешалки его поводок. Гордо выставив вперёд грудь, Демон ждал, пока его оденут. Когда он был готов к прогулке, Шон взяв в руку сразу три поводка, вышел на улицу.
            Собаки вели себя очень интеллигентно. Они не рвались с поводка, как вели себя обычные собаки. Они шли неторопливо и гордо, а Демон даже с выпяченной вперёд грудью. Он очень гордился собой и своим видом. Он поднял голову верх и шёл, не смотря на дорогу, из-за чего у него случались частые падения. Шон вёл их к небольшому парку, который находился в самом конце небольшого села, которое трудно было назвать городом. Село было маленькое, и все здесь друг друга знали. Шон был хорошим человеком и врагов не имел. Точнее был один человек. Его звали Гари Красный Нос. Этот человек был, мягко говоря, пьющим. В селе его никто не любил. Едва завидев его на улице, люди либо прятались за угол какого-нибудь здания, либо торопливо проходили мимо.
              Как назло, именно навстречу Оливеру, Шону и Спарку с Демоном вышел Гари. Его шапка была надета набекрень. Глаз был подбит, наверно потому, что он снова завязал драку. Увидев Шона, он подошёл поближе и, положа руку ему на плечо, сказал что-то, что было не понятно Демону. Шон убрал его руку со своего плеча и что-то ответил ему. Демон ещё плохо понимал людей, но чётко расслышал в голосе Шона угрозу. Вздыбив шерсть, Оливер попытался броситься на Гари, но тут же был отдёрнут Шоном. Поняв, что нельзя кусать Гари, Оливер только оскалил свои острые зубы.
             Вдруг Гари ударил Шона по лицу, своей плохо пахнущей рукой. Тут уж Шон не смог удержать Оливера, и пес, бросившись на Гари, прокусил ему руку. Гари истошно заорал. Прохожие подбежали к ним и поинтересовались в чём дело. Гари что-то ответил, и опять Демон ничего не понял.  Когда Гари ушёл, прохожие погладили Оливера по его чёрной голове. Все хвалили его, но Оливер не обращал на них внимание.
             - Молодец, Оливер! – раздался где-то сзади незнакомый Демону голос. Посмотрев назад, он увидел стройную самоедскую собаку. Сначала он подумал, что это Сноуви, но, приглядевшись, понял, что ошибся. Это собака значительно отличалась от его приёмной матери. У неё были чёрные ушки и весьма таки длинные лапы.
              - Молодец! Да ты надо мной смеёшься, Нетти. Я укусил человека. Я совершил очень серьёзное преступление, - в ярости брякнул Нетти Оливер.
              - Ты укусил того, кого трудно назвать человеком, Оливер. Ты защитил своего хозяина. Все собравшиеся здесь люди, не думают, что ты совершил преступление. Они гордятся тобой, все, - холодно сказала Нетти. – А если ты считаешь, что ты преступник, то знай, что ты не прав.
             Оливер немного успокоился, после её слов, и, указав лапой на Демона, сказал:
             - Знакомься! Это наш новый член семейства. Его зовут Демон. Его нашёл хозяин, - сказал Оливер и стал рассказывать Нетти о том, как Демон у них появился.
             - Какой кошмар! Даже Гари Красный Нос не такой жестокий, как то чудовище в лесу.
             - Мы идём в парк. Пойдёшь с нами? – спросил бордер – колли у белой собаки.
             - Нет, - покачала головой Нетти. – Меня ждёт хозяин. Мы собрались идти с ним в магазин.
             - Ясно. Ну, тогда пока! – попрощался с ней Оливер.
             Шон и его собаки продолжили путь в парк. Когда они дошли до него, Демон с ног валился от усталости, зато Спарк, по-видимому, готов был носиться между деревьев до бесконечности. Извиваясь между стволами высоких растений, перепрыгивая через их древесные стволы, он всё время был на виду у Шона и Оливера. Немного отдохнув, Демон присоединился к нему. Теперь они гонялись друг за другом, боролись между собой. В то время когда в борьбе Спарк использовал только силу, Демон пытался включить воображение.
             - Эй, Спарк, над тобой сова, - схитрил Демон.
             Спарк испуганно запищал и отскочил от него. Демон не медля ни секунды, вцепился ему в ухо. Теперь он побеждал и не собирался отступать. Накрыв своим телом Спарка, он не давал ему пошевелиться. Спарк недовольно пищал под тяжестью Демона, и Демону, чтобы он не задохнулся, пришлось с него слезть. Спарк, после того, как освободился, попытался наброситься на Демона, но щенок сибирской хаски был к этому готов. Отскочив от нападающего, Демон быстрее молнии бросился на него. Вцепившись в заднюю лапку Спарка так, чтобы ему не было потряс ею в воздухе.
          - Это не честно! – пропищал Спарк и кинулся на Демона. Тот вновь отскочил и упал в какую-то маленькую канавку. Спарк, не теряя времени, тут же набросился на него. Драться в канаве было неудобно. Щенкам пришлось вылезти из ямы и продолжить. В конце концов, никто не победил, а малыши просто свалились с ног от усталости.
Их языки свешивались вниз, с них одна за другой стекали слюни. Когда хозяин позвал их они медленно, устало переставляя лапы последовали на его зов. Когда они играли, то скрылись из виду взрослых. Подойдя к Шону и Оливеру, они тут же легли возле их ног. Хозяин звал их для того, чтобы накормить и напоить. Шон специально взял с собой маленькую миску и собачий корм в пакете, и несколько полотенец. Высыпав на полотенца собачий корм, он сказал, что псы могут кушать. Демону, было, непривычно есть с полотенца, и корм укатывался от него каждый раз, когда он пытался взять его. Оливер и Спарк, которые не раз кушали в парке, без труда собирали, раскатившийся во все стороны корм. Шон заметил, что Демону очень удобно кушать, и, собрав корм в руку, стал подавать ему его. Демон даже взвизгнул от удовольствия и сразу стал поглощать один за другим мягкие катышки. В довершение всего он запил их полусладкой водой.
          После небольшого отдыха, щенки снова стали играть. Теперь они старались быть ближе к старшим, потому что стемнело. Но как бы они не хотели, они снова скрылись из виду взрослых и не заметили этого. Только когда Демон в третий раз опрокинул Спарка на земле, он наконец обратил внимание на то, что не знает где они находятся. Щенки тут же забыли об игре и, вскочив на ноги, бросились в разные стороны. Потеряв из виду Спарка, Демон громко затявкал, зовя Оливера и Шона. Ему никто не ответил, и снова повторилась история про потерянного щенка. Только теперь Демон был не в незнакомом лесу, а парке, где гуляют люди и собаки. Это немного успокоило его. Во всяком случае, он может попросить проводить его до дома хозяина, если встретит какую-нибудь собаку. Немного пройдя вперёд, он наткнулся на небольшую пещеру, вымытую водой, которая уходила глубоко в землю под корнями дерева. Забравшись туда, он постарался уснуть, но не успел он даже впасть в дрёму, как услышал шум снаружи. Тихо переставляя лапы, он стал пробираться к выходу из норы.

           - Где Демон? - спросил Оливер, когда Спарк вернулся назад без щенка сибирского хаски. Они с Шоном в их ожидании все изнервничались, и когда Спарк вернулся один, сердце Оливера заныло от предчувствия беды.
           - Я не знаю! Когда мы заметили, что не видим вас, то разбежались в разные стороны. Я думал, что он уже вернулся. А его нет! – зарыдал щенок.
          Оливер пододвинул сына к себе и сказал:
          - Мы его найдём! Я в этом полностью уверен, – пришлось солгать Оливеру, чтобы его успокоить. На самом деле, Оливер тоже был готов разрыдаться. Он впервые в жизни не знал, что делать. Подойдя к Шону, он положил свою голову ему на колено, надеясь, что он им поможет.
           Шон прекрасно понял просьбу Оливера. Не прошло и четверти минуты, как они втроём начали искать его по всем канавам. Они заглядывали даже в беличьи дупла, но естественно ничего в них не нашли. Они обходили вокруг каждое дерево, каждый куст. Но, увы! Они наткнулись на его запах в одной из пещер, но сразу же его потеряли.
           Оливера согревала надежда о том, что щенок, возможно, уснул где-нибудь под деревом.
            Спарк вообще не понимал, что происходит. Он искал щенка, но почему-то был полностью уверен, что его они не найдут. У него кружилась голова. Яркие пятна вырисовывались перед глазами, его шатало. Ему было тяжело  идти, но всё-таки он продолжал его искать, думая, что чувства его обманывают. Наконец он вовсе потерял сознание.
             Увидев, что его сын находится более, чем в плохом состоянии, Оливер громко залаял, призывая Шона подойти к нему. Шон, не обращая внимания, продолжал заглядывать в ямы и я дупла, до тех пор, пока не потерял последнюю надежду, на возвращение щенка сибирского хаски. Когда он вернулся на то место, где они сидели, и увидел распростертое тело Спарка, он испугался ещё больше.
              Шон решил отложить поиски Демона на завтра. Оливер был с ним полностью согласен. Во-первых – нужно срочно помочь Спарку, а во-вторых – в темноте они нечего не найдут. Оливер повернулся и, уходя, сказал темноте:
              - Спокойной ночи, Демон! 

0

7

V Глава
          Демон, аккуратно выглянув из пещеры, огляделся. Его маленький носик учуял запах человека. Он облегчённо вздохнул, потому что он думал, что это какой-то хищник, решил попытать удачи в этой норе. Тихо встав, он побежал. Тут он вспомнил, что находится в парке, и хищников здесь нет, если не считать бродячих собак. Даже если он встретит бродячую собаку, то постарается найти с ней общий язык. Это внушало ему крепкую надежду на то, что к утру, он вернётся к Шону. Пробегая мимо очередного дерева, он остановился, учуяв какой-то странный запах. Пахло чем-то сладким. Запах исходил из окна ближайшего с парком дома. Он, преследуя этот божественный аромат, не заметно для себя вышел из границ парка. Его рот наполнился слюной. Тот корм, которым накормил их Шон в парке, пропал в желудке Демона без следа, и теперь он был до ужаса голоден.
           Вбежав во двор дома, он, встав на задние лапки, попытался взглянуть в окно. Но, к сожалению, его лапки были ещё коротки, чтобы достать до такой высоты. Он жалобно заскулил, но его, конечно же, никто не услышал. Тогда он от бессилия и голода вообще завыл.
           Тогда, раздался какой-то громкий щелчок и его озарил яркий свет. Это высокий человек открыл дверь. Его руки были намного больше, чем руки Шона. В них он держал большой столовый нож. Демон знал, что это такое, потому что часто видел, как им пользуется Шон. Демон знал, с какой лёгкостью эта вещь разрезает бараньи кости. Его трудно было сейчас напугать, но, увидев это оружие в руках этого Человека, он присел от страха.
              Человек же, увидев маленького щенка сибирского хаски возле своего окна, был изумлён. Его поразило, что щенок такой породы может разгуливать по улице один. Быстро положив нож на полку, он присел на корточки подозвал щенка. Демон отступил на два шага назад. Он не доверял этому огромному человеку. Человек сделал шаг вперёд, и Демон бросился бежать. Отбивая дробь по рыхлому снегу, его лапы несли его к ограде. Его сердце остановилось, когда он понял, что ворота закрыты. На самом деле, ворота были в другой стороне, и когда щенок понял свою ошибку, то было поздно – человек взял его в руки и понёс к своему жилищу.
                Когда Демон оказался в этом тёплом помещении, то его нос снова потревожил восхитительный аромат. Демон сначала рычал на этого подозрительного человека, но почувствовал, что от него пахнет добром, и успокоился. Так же Демон учуял запах собак. Когда его опустили на землю, то он, было, бросился бежать, но дверь уже была плотно закрыта. Подбежав к каждому окну комнаты, в которой он находился, он искал маленькую щель, которую можно было бы открыть, чтобы сбежать.
                Сзади раздался крик подозрительного Человека, и Демон, подгоняемый любопытством, побежал к нему. Оказалось, что пока Человек бегал за Демоном по двору, его собаки Кайла и Тсэр съели приготовленный им ужин. Демон выбежал прямо в большую кухню, где с новой силой разливался по помещению восхитительный аромат. Его встретили недоумевающие взгляды двух собак. Это были тоже сибирские хаски. Только взрослые. Они были  весьма дружелюбны и, не обращая внимания на ругань хозяина, с ним поздоровались.
                 - Привет маленький незнакомец! Что тебя сюда привело? – с каким-то философским акцентом спросил Тсэр. Его хвост дружелюбно покачивался из стороны в сторону, а голова свешена на бок. Он с интересом разглядывал щенка.
                Кайла говорила точно так же, как Тсэр, но только в её голосе были нотки нежности:
                - Какой ты маленький! Кто же бросил тебя в этот холодный весенний вечер на улице? Неужели твои хозяева так бессердечны?
                Демон понял, что собаки настроены очень дружелюбно и, не побоялся с ними заговорить:
                - Меня зовут Демон. Я потерялся в парке и не могу найти своих друзей, у которых я живу. Не будете ли вы так любезны, подсказать мне, где находится дом собаки по кличке Оливер. Я жил у него, - щенок постарался подстроиться под их речь, и сделал это с грехом пополам.
                - Конечно же, мы знаем, где находится его дом. Это довольно-таки далековато отсюда, так что думаю тебе нужно остаться у нас на ночь, - сказал пёс породы сибирский хаски.
                - Я тоже так считаю, - сказал Кайла. – Ты можешь потеряться в темноте.
               Тут Человек подошёл к Демону и, снял с него ошейник, который всё это время был на нём. Посмотрев на надписи, которые были на пряжке из серебра, он задумался, а потом, взмахнув от восторга руками, куда-то побежал.
               - Ты уже слышал о соревнованиях? – спросил Тсэр у Демона.
             Демон отрицательно покачал головой. Он никогда не слышал такого слова, и, конечно же, не знал о его значении. Слово почему-то ему показалось знакомым и очень воодушевляющим. Ему почему-то казалось, что это как-то связано с упряжным бегом. Оливер часто рассказывал Демону про упряжные бега, когда собаки соревнуются в беге на большие дистанции, таща за собой большие сани – нарты.
               - Соревнование – это состязание в чём-либо. У нас на Аляске проводят соревнования по упряжному бегу. Выбирают самых сильных и крепких собак. Мы с Кайлой в их числе. Других наших собратьев, которые живут с нами, содержат на заднем дворе в сарае, - объяснил Тсэр. – Все они крепкие орешки и не разу не проигрывали.
              Демон с восхищением глядел, на неоднократных чемпионов. Он и подумать не мог, что увидит в этом доме победителей соревнований. Он почувствовал гордость за то, что видит их прямо перед собой и общается с ними, как с равными.
               - Разве Оливер не рассказал тебе свой секрет? – спросила Кайла. – По-моему он рассказывает его всем подряд.
               - Нет, - сказал Демон. До этих слов он считал, что знает всё об Оливере.
               Нагнувшись к его уху, Кайла сказала такие слова, что его сердце забилось в бешеном темпе:
               - Твой друг – это первый чемпион Аляски по упряжному бегу. Это он посвятил нас с Тсэром в спортсмены. Им гордились и восхищались все, кто только его знал.     
                 

0

8

VI Глава
              - Что! - не мог поверить своим ушам Демон. Он был шокирован. – Ты не ошибаешься?- Он думал, что собаки породы бордер – колли не участвуют в гонках. 
              - Я никогда не ошибаюсь. Верь мне на слово, он есть тот, кто он есть, - ответила Кайла.
              - Но…- растерялся Демон, он всё ещё не мог вникнуть в суть этих слов.
              - Помяни моё слово, из тебя тоже получится отличный ездовой пёс, - сказал Тсэр.
              - Спасибо! – смущённо пролепетал Демон. Ему было приятно услышать похвалу из уст этого пса.
              Тут к ним подбежал человек и, махая руками, отогнал взрослых собак от Демона. Щенок не понял, почему его отделяют от таких хороших псов, как Тсэр и Кайла. Только когда Кайла заговорила, он всё понял.
              -  Он боится, что мы укусим тебя. Он у нас чересчур осторожный, - сказала Кайла. Через несколько секунд они с Тсэром были уже в другой комнате. Человек же, взяв Демона на руки, посадил его рядом с входной дверью.
              Прошло около получаса, как дверь внезапно распахнулась и на фоне ночного неба, вырисовался чёрный силуэт…

             - Алло! – закричал в трубку Шон, когда раздался телефонный звонок. Они только что вернули в сознание Спарка, который пролежал больной уже час. Оливер посмотрел на Шона как-то странно, когда он отскочил от его сына и подошёл к телефону. Он не думал, что болтать с приятелями важнее, чем лечить Спарка. Сердце Оливера до сих пор скребла тревога за маленького потерянного Демона. Он надеялся, что до утра щенок найдёт дорогу домой, но его надежда таяла с каждым часом. На часах был уже час ночи, и Оливер не думал, что Демон в такой мороз пойдёт искать их дом, который находится так далеко от парка.
             - Шон это ты? – раздался ответ в трубке.
             - Привет, Лари! Мне сейчас особо некогда слушать всякие сплетни, - быстро заговорил хозяин Оливера. – Понимаешь, Спарк сейчас нуждается в моей помощи. Он потерял сознание и только, что очнулся.
             - Действительно, - раздался грубый голос в трубке. – О Спарке ты заботишься, а о маленьком потерянном  щенке позаботиться никак нельзя. Быстро иди ко мне и забирай своё чудо. Зачем ты бросил такую шикарную собаку на улице. Это будущий чемпион, а ты так к нему относишься.
             - Где ты его нашёл? – почти закричал на радостях Шон. Оливер не понимал, чему он так радуется. Ещё больше поразили его следующие слова. – Я сейчас приду. Хорошо, Лари, я уже вышел к тебе.
             Оливер стоял, разинув пасть, и не понимал, почему хозяин покидает их со Спаком, когда тот в ужасном состоянии. Когда он бросил взгляд на хозяина, тот ответил ему:
             - Так нужно. Я скоро вернусь. Позаботься о Спарке в моё отсутствие.
             Оливер послушно устроился рядом со Спарком, когда хозяин вышел, и стал тихо шептать что-то ему на ухо.

             Как только силуэт появился, Демон сразу же узнал его. Весело виляя хвостом, он  подошёл к своему хозяину. Шон припал на колени и крепко обнял щенка. Хозяин подставил своё лицо, и через секунду оно было всё в слюнях щенка сибирского хаски.
            - Забирай его, пока мои балбесы его не порвали, - сказал Лари. Он всегда считал своих собаки глупыми, в то время, когда они обладали одними из лучших умов в собачьем мире. Мысли Кайлы и Тсэра тщательно обрабатывались их разумом, и все их действия были точными. – Почему у него на ошейнике нет клички. Ты его ещё не назвал.
            - Нет. Я не собираюсь давать ему имени. Я не знаю, какая кличка ему подойдёт.
            - Малыш, ты сейчас можешь потерять имя, - вдруг послышался из другой комнаты голос Тсэра. – Покажи им, как тебя зовут. Придумай что-нибудь, что покажет им, как тебя зовут. Ты - Демон, запомни это и не променяй свою кличку, как это сделал я на человеческие прихоти.
            - Тсэр! Замолчи, глупая собачонка! Кому сказано!?
            - Ты говорил, что у Ланды появились щенки. Покажешь? – спросил Шон, чтобы не слышать, как ругают превосходного пса.
            - Спрашиваешь? Конечно! Это первоклассные щенки. За каждого беру не меньше десяти тысяч. Кстати говоря, ты знаешь, сколько стоит твой щенок? Не меньше двенадцати, помяни моё слово Шон.
         - Мне нужно как-нибудь побыстрее, там Спарк лежит больной.
- Конечно, конечно! – сказал Лари и повёл Шона к небольшому сараю, который находился на другой стороне большого двора.
          Демон обдумывал свои действия на счёт того, чтобы доказать свою кличку и укрепить её в семье. Оливер и Спарк знали её, но Шон даже не догадывался, как зовут маленького щенка. До этого момента Демон об этом не думал, а теперь ему пришлось поднапрячь свои мысли. В его голове проносились кучи различных мыслей. В конце концов, он придумал лучший выход из этой сложной ситуации.
     
- Они прекрасны, - сказал Шон, разглядывая маленьких щенков рыжей расцветки. Их мать – Ланда – всё это время   следила за движениями людей. Она очень беспокоилась за своё первое потомство и не спускала глаз ни с кого, кто сюда заходил.
        - Ещё бы! – гордо сказал Лари. – Мои черты съели весь мой ужин, но пару булок с конфетами я найду.
        - Конечно! Думаю, что Оливер справится и без меня. Я посижу у тебя минут пятнадцать, а потом пойду.
        - Ладно, пойдём в дом.
         В доме их ждал большой сюрприз. Всё, что попалось на пути маленького щенка сибирского хаски, было разорвано на части. Абсолютно всё. Начиная от маленького коврика и заканчивая здоровенным, зимним тулупом Лари. В тулупе было несколько больших дыр, зашить которые, было невозможно. Дорогой деревянный паркет был поцарапан острыми коготками Демона. От коврика осталось несколько небольших лоскутков. Куски маленького игрушечного медвежонка валялись повсюду, даже в комнате Тсэра и Кайлы.
-  Экий бес в тебя вселился! – вскричал Шон, увидев результат работы Демона. Он понимал, что за всё это ему придётся заплатить. Лари не мог терпеть должников. Именно по этой причине у него никто ничего не брал. Однажды в соседний дом не завезли воду. Лари по доброте душевной дал её соседям. Через один день Лари попросил вернуть воду. Всю до миллилитра.
Шон был в панике. Он не знал, чем ему обойдётся весь этот беспорядок. Один паркет стоил только тысячи две. О старом именном тулупе и говорить нечего.
- Что за бардак! Шон, я застрелю твоего щенка прямо сейчас! Этот чёрт меня с ума свёл! К тому же от моего тулупа осталась горстка тряпок. Ты хоть понимаешь, Шон, как тебе не повезло!? Ты заплатишь мне не позднее завтрашнего вечера все три тысячи, или от твоего щенка останется то, что осталось от моего тулупа! Ты слышишь! Вернёшь всё до копеечки! – и Лари, хлопнув дверью, вышел в кухню.
Наклонившись к Демону, Шон взял его за шкирку и в ярости потряс в воздухе. Потом он сказал такое, от чего у Демона живот свело от страха:
- Мой дорогой друг-щенок. Тебе выпала огромная честь стать воротником этого большого и страшного человека. Завтра на закате от тебя останется только это, - и он ткнул щенка мордочкой в разорванный тулуп. – Ты не только завтра умрёшь, но и опозоришь мой род навеки, понял!? А теперь выметайся отсюда! – и, открыв дверь, Шон выкинул щенка на улицу.

Маленький Демон носился по парку в панике. Он понял все слова Шона, и боялся возвращаться домой. Его сердечко билось в быстром темпе. От страха его хвост мелко дрожал.  Он плакал. Его глаза слезились, и он ничего не видел.
Внезапно над его ухом раздался чей-то знакомый голос:
- Ты Демон, верно?
Обернувшись, он увидел перед собой ту самую собаку, которую сегодня днём Оливер назвал Нетти. Её чёрные ушки навострились, готовые выслушать его ответ.
- Да, - сквозь слёзы сказал щенок сибирского хаски.
- Что ты делаешь здесь в такое время? – спросила Нетти.
- Я потерялся. Затем Шон меня нашёл. Он сидит в вон том доме, - быстро заговорил Демон, и указал на ближайший дом. – Шон выгнал меня. Сказал, что я стану воротником для какого-то человека. Я убежал. Я потерялся… - и Демон вновь зарыдал.
- Не плачь. Хочешь, я провожу тебя до твоего дома? – спросила Нетти.
Демон еле заметно кивнул. Нетти сказала, чтобы он следовал за ней, и, повернувшись, вышла за границы парка.
Нетти вела его по незнакомой улице. Утром они шли другой дорогой. Сейчас же, они пролазили под различными заборами, заходили в подворотни, а иногда даже им приходилось перепрыгивать небольшие заборы. Эта дорога оказалась короткой, и Демон даже не чувствовал усталости.
Когда они подошли к его дому, то Нетти подойдя к окну, что-то пролаяла. Ответ был незамедлителен, и Демон с радостью узнал голос Оливера. Вскоре дверь открылась. Оливер обладал удивительной способностью открывать дверь. Железный шпингалет был для него детской игрушкой. Он с легкостью справлялся с замками и очень этим гордился. Демон знал об этой его способности, и не сколько не удивился, что Оливер открыл дверь.
- Демон! – в радости бросился к нему Спарк, который стоял за спиной Оливера. Его маленький чёрно-белый хвост с бешеной скоростью вилял из стороны в сторону. После того, как Шон ушёл, Спарку стало гораздо лучше. Теперь он был полностью здоров, и даже нисколько не хотел спать. Оливеру он сказал, что настолько бодр, что может не спать всю неделю.
- Где же ты был, дружок? – спросил обрадованный возвращением Демона Оливер. Он так изнервничался, что теперь облегченно вздохнул оттого, что все их неприятности закончились.
Демон не обращая внимания на его слова, ворвался в дом и галопом помчался в свою комнату, которая находилась на втором этаже. Он с трудом забирался по лестнице, но сейчас он казалось, не замечал её. Забежав в комнату, он залез в корзинку, и свернулся в ней калачиком.
Спарк тихо вошёл в комнату и спросил:
- Что случилось?
- Уйди, пожалуйста. Мне нужно побыть одному. Не говорите хозяину, что я дома, хорошо? – и Демон отвернулся к стене, не желая продолжать разговор.
  Спарк в недоумении стоял и смотрел на всегда весёлого и подвижного щенка, которого он считал лучшим другом. Он не ожидал, что Демон не захочет рассказать ему о том, что пережил в парке. И почему он сказал, чтобы они не рассказывали хозяину о том, что он дома. Ведь Шон до ужаса обрадуется возвращению Демона. Но Спарк не задал всё эти вопросы щенку сибирского хаски, он лишь молча, отвернувшись, вышел из комнаты.

- Так ты подумал, чем будешь отдавать мне свой долг?- спросил Лари. – Хотя знаешь? Мне надоела такая репутация в нашем маленьком городке. Все берут что-то друг у друга и зачастую не требуют её обратно. Все уважают друг друга и никто никогда никого не обидел. Ну, кроме Гари разумеется. Знаешь, что я сделаю? Я не возьму с тебя ни копейки, а ты всем об этом расскажешь. Так ты отдашь мне свой долг. Тулуп мне даже не жалко, я давно хотел его выбросить. Его давно подъедала моль, так что твой щенок в большей части не виноват.
Шон стоял, разинув рот. Он не ожидал, что вот так просто решится эта проблема. Иногда Шон даже думал, что Лари подаст на него в суд. А ещё Шон был отчасти зол на него, ведь он только что выбросил на улицу щенка.
- Знаешь, - вдруг сказал Лари. – я знаю как назвать твоего щенка.
- Как? – спросил Шон.
- Демон! В моей комнате действительно как будто бес побывал. Ну как?
- Я думаю, - сказал Шон.
Кличка, конечно, была хорошая, но понравится ли она самому щенку? Что если нет.
- Ладно, ты пока думай, а я схожу за чаем, - и Лари вышел из комнаты.
Шон больше думал о том, как он будет искать щенка в парке. Он был не в силах идти в парк и рыскать между деревьями. А что если щенок вообще не в парке? Что тогда? Щенок будет потерян и возможно даже погибнет от весенних морозов Аляски.
- Ну, чего ты такой задумчивый? – спросил Лари, входя в комнату. – Что-нибудь стряслось?
- Я выкинул Демона на улицу.
- Ты что, дурак? Выкинул двенадцать тысяч из-за порванного тулупа? Да, я думал о тебе лучше, - с истинным изумлением воскликнул Лари. – Знаешь, пойдём поищем маленького Демона.
- Хорошо, - сразу  согласился Шон. Быстро одев своё тёплое зимнее пальто, он едва дождался, когда Лари натянул свою дешёвую японскую куртку. Не оборачиваясь, Шон вышел на улицу и прямиком направился к калитке парка. Лари  закрыл дверь на замок и, спотыкаясь о ступеньки, погнался за Шоном, который был уже в тридцати метрах от его дома. Когда он его настиг, то Шон уже проверил восемь деревьев и три беличьих дупла, в которых ,конечно же, ничего не оказалось. Шон продвигался дальше, и казалось, не замечал усталых вздохов Лари, который всё время спотыкался о корни деревьев.
Прошёл час. Вернувшись ни с чем в дом Лари, они быстро попили чай и отправились искать Демона дальше. Так, они до четырёх часов ночи они ходили по парку и без устали повторяли кличку щенка сибирского хаски. Как бы они не хотели, им не удалось его найти.
- Ладно уж, - устало и печально сказал Лари. Ему было искренне жаль Демона и Шона. – Иди, выспись, а сегодня днём снова пойдём искать.
- Зачем щенку дали кличку, если его нет!? – в истерике закричал Шон. Шон был известен, как спокойный человек, но у него были не железные нервы. Теперь он был действительно крайне раздражителен, и попрощавшись с Лари понёсся к своему дому. На своё удивление он достиг его всего за пять минут. Обычно, он шёл от дома до парка двадцать минут.
Тихо отворив дверь, он вошёл в прихожую комнату. Его встретил восторженный визг Спарка и Оливера. Виляя хвостами, они начали подпрыгивать и пытались лизнуть его в нос. Шон опечаленный потерей Демона, отогнал радостных псов и, хлопнув дверью, пошёл спать.

Проснулся он оттого, что к его ноге прикоснулось что-то тёплое и пушистое. Едва взглянув что это, он чуть было не задохнулся от радости. Демон, решивший, что за него не кому будет извиниться, решил, что поспит с Шоном немного. Возможно, Шон пожалеет маленького щенка, и Демон проснётся оттого, что его будут нежно гладить по спинке.
Отчасти Демон был прав, но проснулся он оттого, что хозяин крепко прижимал его к груди. От неожиданности, Демон даже завизжал. Увидев перед собой карие глаза хозяина, Демон тоже ужасно обрадовался. Он был рад, что Шон простил его. Более того, кажется, что именно его хозяин и ждал.
Аккуратно поставив Демона на землю, Шон бросился к зазвонившему телефону. Звонившим оказался Лари.
- Алло, - сказал в трубку Шон.
- Привет, Шон! – ответили ему.- Когда пойдём искать твоего щенка?     
- Его не нужно искать! Он сам вернулся домой, представляешь?
- Ничего себе! – был поражён Лари. Он, конечно, знал, что собаки породы сибирский хаски очень сообразительны, но чтобы двухмесячный щенок прошёл такой путь один, тёмной ночью. Это уже перебор! – Невероятно!
Так они проговорили про Демона полчаса, до тех пор, пока Шон не вспомнил, что не накормил щенка.
Тем временем, Спарк уже успел расспросить у Демона обо всех его ночных похождениях. Спарк слушал и не верил своим маленьким чёрным ушам. В его голове ни чего не складывалось. Он не мог поверить в то, что Шон вот так накричал на Демона. А за что, за то, чтобы отстоять свою кличку. В конце концов, их разговор был прерван Шоном, который позвал их  к завтраку. Щенки наперегонки побежали на кухню. Они с удовольствием поедали вкусный завтрак.  После трапезы они пошли отдохнуть на задний двор и улеглись в тени кустарника. Высунув языки они следили за полетом наглых  мух. Треск их крыльев надоел щенкам, и Демон со Спарком побежали обратно в дом.
Шон был до ужаса рад возвращению щенка, и даже решил устроить небольшой праздник в честь этого события. Быстро, от руки он написал приглашения, и, напялив своё пальто, вышел. Он бегом оббежал все дома тех людей, которых пригласил на это пиршество. Все с радостью согласились прийти. Те, у которых были свои собаки, получили разрешение Шона взять их с собой. Хозяин Демона, Едва вернувшись домой, поставил все имеющиеся в доме кастрюли и сковородки на печку. Засунув, пять упаковок собачьего завтрака в микроволновку, он успевал переворачивать поджарившиеся бифштексы, мешать закипавшие макароны и даже отвечать на звонки приглашённых, которые уточняли время прихода. К приходу гостей у  него на столе уже лежала белоснежная скатерть с дымящимися на ней блюдами. В углу стояло восемь мисок, с собачим завтраком. Все трое у которых были собаки согласились взять их с собой. Другие двое принадлежали Лари. Он, из имеющихся девяти, решил взять Тсэра с Кайлой, потому что они знают собак Шона. Всего у Шона на празднике было девять человек и пять собак, не считая Спарка, Оливера и Демона. Все гости захватили с собой подарки, хотя Шон всех предупредил, что откажется от всех даров. Но дары были не Шону, а Демону, так что хозяин дома не посмел от них отказываться. Гости приносили игрушки, различны угощения, а один из приглашённых принёс новую корзинку для сна с оранжевыми шторками. Демон не мог поверить, что это не сон. Все заходившие гладили щенка и говорили какие-то ласковые слова. Затем вручали ему подарки. Спарк не завидовал своему другу. Когда-то ему тоже принесли кучу подарков в честь того, что у него выпали все молочные зубы. Но он сгрыз все подарки и больше не хотел иметь с ними дело. Но всё-таки ему приглянулась одна маленькая игрушка, и, заметив взгляд друга, Демон с радостью отдал ему её.
- Бери, мне она ни к чему. У меня их ещё штук десять.
- Спасибо! – и Спарк с восторгом, взяв игрушку в зубы, понёсся верх по лестнице, чтобы спрятать безделушку, пока Демон не передумал.
Троих собак, которых щенок сибирского хаски увидел впервые звали Буч, Лола и Реди . они все были упряжными собаками. Реди был аляскинским маламутом, а Буч с Лолой были так же, как и Демон сибирскими хаски. Демону нравилось быть со своими собратьями и он их совсем не стеснялся. Он рассказал о своей мечте стать лучшей упряжной собакой на Аляске. Они вместе с Тсэром и Кайлой сказали, что так оно и будет. К тому же Буч сказал, помахивая своим пушистым рыжим хвостом:
- У тебя прекрасное строение тела, и благодаря этому, ты сможешь тянуть упряжку, не обращая внимания на канат, который будет стягивать шерсть на спине. Я не владею такой фигурой и постоянно страдаю, - как бы в подтверждение этих слов он стал вылизывать себе спину.
Демон, едва сдерживая смех, обернулся и подбежал к Спарку, который очень надёжно спрятал игрушку.
- Ну, куда пойдём? – спросил щенок бордера - колли.
- Пойдём в комнату хозяина поваляться на пушистом мягком ковре, - предложил Демон. Он хотел посмотреть на неё, хотя знал, что со вчерашнего вечера там ничего не изменилось. Но его, как будто магнитом тянуло туда. Спарк оказался не против, и уже через секунду завязалась борьба за первенство прибыть в комнату первым. Спотыкаясь о ступеньки, Демон всё-таки вырвал обеду прямо из под носа  Спарка. Спарка обижено тявкнул и укусил Демон за ухо. Демон накинулся на него и, повалив на спину, вцепился Спарку в холку. С шутливым рычанием щенок бордера - колли выбрался из-под Демона. Они продолжали борьбу, остановленную в парке. Победила дружба. Они снова повалились без сил. Тут Демон вспомнил о том, что хотел осмотреть комнату.
- Ей, ты куда? – спросил Спарк, когда щенок сибирского хаски поднялся на лапки.
- Посмотреть, - ответил Демон.
- Ты не боишься, - спросил Спарк, припомнив случай произошедший  неделю назад.
- Нет, я же ничего не буду трогать, - даже не волноваться по этому поводу Демон.
- Ну, как знаешь, - сказал щенок бордера – колли.
Демон медленно обошёл комнату. Ничего не бросилось ему в глаза. Он уже решил, что это было любопытство, а не какая-то тянущая энергия, как что-то блеснуло в самом тёмном углу комнату.
Подойдя поближе, щенок с истинным изумлением стал рассматривать шесть больших, золотых кубков.   
         

0

9

VII Глава
- Ничего себе! – воскликнул подбежавший к Демону Спарк. Было видно, что он впервые видит награду. Он с интересом стал обнюхивать кубки.
- Это самая большая материальная награда, которую может получить победивший в гонке пёс, - сказал Демон. Оливер часто показывал старые фото кубков. Он никогда не объяснял, чьи они. Демон подолгу лежал в своей корзинке, разглядывая старое чёрно-белое фото кубка, которое висело напротив него.
- Что ты имеешь в виду, говоря, что это самая большая материальная награда?
- Оливер говорит, что самая большая награда, это не кубок, а знание того, что ты здесь был и даже выиграл, - объяснил щенок сибирского хаски незадачливому Спарку.
- Ты хочешь сказать, что самая награда – это гордость?
- Нет. Самая большая награда – это знание. Ведь без знания мы бы всё забывали и не уделяли всему важному должное внимание. Теперь ты понял? – спросил Демон. Спарк утвердительно кивнул своей лохматой головой, хотя Демон видел, что он ничего не понял. Спарка не интересовали гонки, и он не старался понять в них ничего. Каждый вечер, с того самого дня, как Демон здесь появился, Шон ставил старые кассеты в видеомагнитофон, который передавал изображение на экран телевизора. Чаще всего он ставил кассету с записями гонок.  Конечно, Спарку нравилось смотреть за соревнованиями, но старался высмотреть там только самые интересные моменты. Демон же, целиком и полностью был поглощён мечтой, стать лучшим ездовым псом Аляски. Он подолгу носился по двору, стараясь развить нужную скорость и получить стальные мышцы. Мышцы у него с каждым днём становились всё больше и больше, а после того, как Шон стал тренировать его, росли прямо на глазах. Спарк часто смеясь, смотрел, как Демон носится по двору. Он думал, что Демон так себя развлекает, но глубоко ошибался.
- Пойдём к Оливеру, спросим, откуда это? – сказал Спарк, указав на кубки. Демон не хотел раскрывать тайны Оливера, но не успел он и рта раскрыть, как Спарк уже вылетел из комнаты.
Слетев с лестницы, Демон, спотыкаясь, понёсся за щенком бордера – колли. Спарк уже стоял возле своего отца. Но, не успел он и рта раскрыть, как Демон, подбежавший к нему, оттолкнул его прямо под стол, за которым сидели гости. Реди, сидевший под столом, недовольно рыкнул, когда в него врезался Спарк. Испуганный гость, тот, что подарил Демону корзинку, едва не стянул со стола скатерть.
- Демон, что ты натворил!? Ты едва не снёс стол, - сказал Оливер, когда Спарк уже выбрался из-под стола. По недовольной морде Оливера, Демон понял, что ему сейчас будут давать скучные советы.
Демон покорно свесил свою чёрную голову, и, извинившись сквозь зубы, пошёл верх по лестнице. Спарк подбежал к Демону, тихо спросил:
- Зачем ты меня оттолкнул?
- Сам догадайся! Если Оливер спрятал кубки, то значит это его тайна.
- С чего ты вообще решил, что это его кубки, - попытался запротестовать Спарк. Он хотел узнать, откуда эти непонятные вещи, которые Демон назвал «кубками». Тем боле ему было обидно, что Демон толкнул его прямо на раздражительного Реди.
- Я знаю одну вещь, которую я пока не могу тебе сказать, - хотя всё существо щенка сибирского хаски требовало рассказать Спарку об Оливере, он решил, что пока не будет этого делать.
- Почему? – спросил Спарк и, не дожидаясь ответа, обижено повернулся спиной к Демону и сбежал вниз по лестнице.           
Щенок сибирского хаски так и не понял, почему Спарк на него обиделся. Он считал, что полностью прав в своём желании сохранить тайну Оливера.
Демон хотел, было побежать за ним и попросить прощения, но вовремя остановился, и отправился дальше по коридору. Он шёл, и ничего не видел перед собой. Его мысли были заняты Спарком и Оливером. В его голове вечно вставал один вопрос – почему Оливер ничего не рассказал о своём прошлом сыну?
Вдруг его размышления прервал чей-то раскатистый бас:     
- Демон, ты очень обидел Спарка! Ну разве тебе не стыдно его обижать? – Щенок сибирского хаски обернулся и увидел Оливера. Его глаза были печальны. – Тебе здесь плохо? Ты хочешь вернуться в лес к своей семье?
Демон не хотел возвращаться в лес. Здесь он нашёл лучшего друга, хозяина, старшего товарища и, наконец, дом. Но в голосе Оливера было столько мольбы, что он почти согласился. Демон стряхнул головой, и отогнал эти мысли. Сколько бы он не любил свою оставленную в лесу приёмную семью, здесь было его место. Собрав всё своё существо в кучу, он твёрдо произнёс:
- Нет! Я не хочу в лес.
- Но ты и не хочешь остаться с нами! Знай, Демон – нельзя стоять лапами сразу на двух брёвнах! Ведь когда начнёт бушевать течение, тебе придётся сделать выбор.
- Это не так! Я буду с вами до конца своей жизни, и ничто не заставит меня изменить решение.
- Никогда не говори так! – воскликнул Оливер. – У тебя в твоей жизни будем не только мы со Спарком.
Демон был в ярости, он хотел понимания, а получил совсем не его. Он не мог выговорить не слова, и только взмахнул хвостом. Отвернувшись от Оливера, он развернулся, и побежал вниз по лестнице на улицу.
Выбежав из дома, Демон вздохнул свежим воздухом. Был вечер. Где-то вдалеке доносились крики полярных сов. Тихо переставляя лапы, Демон подошёл к дереву на заднем дворе, и с удовольствием плюхнулся в кучу прошлогодних листьев. Как же хорошо! Прохладный ветер приятно щекотал шерсть щенка. Морозный весенний воздух тихо потрескивал, делая вечер ещё прекраснее. Демон слышал доносившиеся из дома голоса гостей. Вдруг за его спиной раздались чьи-то тихие шаги. Обернувшись, Демон увидел Спарка. Щенок бордера-колли мерными шагами приближался к нему, не говоря ни слова. Демон тоже молчал. Первым это молчание прервал Спарк:
- Пойдем, прогуляемся, пока все сидят в доме, я уже предупредил Оливера.
- Пойдём, - сказал Демон. Он был полностью уверен, что это Оливер приказал своему сыну пойти и помириться с ним.
- Может, сходим на речку. Посмотрим, оттаяла ли она. Оливер разрешил, - предложил Спарк, как ни в чём, ни бывало.
Демон кивнул и, встав, уткнулся носом в щёку Спарка. Спарк ни говоря ни слова, тоже уткнулся Демону в щёку. Так они помирились. Тут не нужно было лишних слов, достаточно было пары жестов.
- Кто быстрее? – спросил Демон и, не дожидаясь ответа друга, помчался по направлению к реке. Он отлично знал, где она находится. Демон уже здесь слышал шум воды, освободившейся из ледяного плена. В мозгу Демона начали вспыхивать непонятные картинки. Вот он, впряжённый в упряжку, несётся по санной дороге, а здесь почему-то отчаянно смотрит назад и не может пошевелиться. Картинок были десятки, и они промелькнули очень быстро.
- Эй, Демон, очнись! – услышал он издалека голос Спарка. Тут он очнулся, и увидел прямо перед своими лапами, лижущие землю волны. Спарк стоял рядом и в немом ужасе смотрел на него. Демон не мог понять, почему его друг так испугался. Тут его самого бросило в жар. Медленно обернувшись, он увидел, что находится от дома в двухстах метрах. Демон не мог поверить в то, что, посмотрев картинки пару секунд, переместился на такое расстояние. Он упал на землю. В его глазах не было ничего. Тупо уставившись в одну точку, он перебирал всё произошедшее. Ну, как так могло получиться? Как он оказался здесь всего за пару секунд. Повернувшись к Спарку, он сказал лишь пару слов:
- Как это?
- Не знаю, - тихо ответил Спарк. Только что он видел, как его друг с фантастической скоростью преодолел расстояние в две сотни метров. Вначале Спарк решил, что это просто игра солнца, но когда достиг тени деревьев, то понял, что не ошибся. Демон нёсся так, как будто за ним гналось полсотни медведей. Спарк нагнал его только через полторы минуты. Демон стоял с пустыми глазами, направленными на реку.
- Может, дойдём до мостика? – спросил Спарк. Демон кивнул, хотя и не знал, где это находится. Они медленно стали перебираться по берегу реки. Волны шумели, ветер тихо свистел в кронах высоких сосен. Щенки смотрели по сторонам, стараясь не заблудиться. Берег был ещё покрыт тонким слоем льда, и Демон со Спарком шли аккуратно, чтобы не поскользнуться.
- А, вот и мостик! – воскликнул Спарк. Демон проследил за его взглядом и увидел что-то вроде плота, висевшего над водой. Тут Демон заметил, что на мостике лежит гора каких-то тряпок, но всё-таки спросил у Спарка:
- Что это там?
- Кажется, это собака, - ответил Спарк. Демон вначале не поверил щенку бордера-колли, но пригляделся и понял, что Спарк прав. То, что он принял за кучу тряпок, было здоровым псом.
- Может, не будем подходить? – спросил Демон. Он боялся, что пёс может быть злобным. Но, кажется, Спарк не обратил на его вопрос внимания. Щенок бордера-колли уверенно приближался к странному псу. Остановившись в нескольких сантиметрах от головы пса, Спарк сказал:
- Здравствуйте. Я – Спарк, а это, - он указал лапой на Демона. – Демон. Он мой лучший друг! А кто вы?
В ответ пёс отвернулся от них, демонстрируя своё нежелание говорить. Спарк казалось, не заметил этого, и как ни бывало, продолжал:
- Какая прекрасная погода! Мой отец сказал, что это последние морозные деньки в этом году. А у  вас есть дети? Мы могли бы с ними подружиться. Почему вы молчите? – казалось, до Спарка только дошло, что этот пёс его не слушает. Щенок бордера-колли обижено тявкнул и развернувшись пошёл к дому, гордо подняв свой пушистый хвост. Демону ничего не оставалось, как пойти за ним. Быстро нагнав Спарка он шутливо толкнул его в бок, но не рассчитал силы и щенок бордера-колли плюхнулся прямо на лёд. Вскочив на лапы, Спарк в шутку зарычал и вздыбил шерсть на холке:
- Ах вот ты как! – и с этими словами, он накинулся на Демона. Началась потасовка. Острые зубки Демона, то и дело проходились по носу Спарка, отчего тот взвизгивал. Демон боролся безупречно, если не считать того, что он позволял щенку бордера-колли выбираться из-под себя. Только это ограничивало его от настоящей победы. В конце концов Спарк оказался под тяжёлой лапой Демона и не мог пошевелиться. Демон с гордостью спросил:
- Ну, кто сильней? – и убрав лапу со Спарка, сел ожидая, когда тот поднимется.
- Тебе просто повезло! – отряхиваясь, сказал Спарк.
- Хочешь проверить?
- Нет, спасибо, мне на сегодня хватит.
- Ты просто трусишь! – передразнил друга Демон.
- Нет, просто я устал, - спокойно ответил Спарк. Он не хотел лишних конфликтов с лучшим другом, но тот, казалось, этого не замечал.
- Да у тебя просто нет силы. В этом твоя проблема. Ты боишься меня, - продолжал оскорблять друга щенок сибирского хаски.
Спарк пытался не обращать внимания на Демона, но тот продолжал обзывать его разными обидными словами.
- Демон, прекрати сейчас же или я расскажу о том, как ты обзываешься Оливеру, - попытался остановить Демона щенок бордера-колли, но сделал только хуже.
- Ябеда. Да я сам расскажу Оливеру, что ты дерёшься, и что ты… - он не успел продолжить, потому что кто-то закричал. В этом крике были ужас и мольба о помощи. Щенки не раздумывая бросились в сторону, с которой он доносился. Им приходилось бежать медленно, потому что лёд не давал быстро передвигаться. С каждым их шагом крик становился всё тише и утрачивал надежду на спасение. Вот последние шаги. Приглядевшись, щенки поняли, что кричит тот самый пёс, который лежал на мостике. Над ним склонился Человек, и этот Человек бил его большой палкой. Снова картинки стали вспыхивать перед взором Демона. Только теперь он видел эпизоды из прошлого. Те самые эпизоды, в которых страшный лесной Человек бьёт его. очнулся он в полёте. Он летел прямо на странного Человека. Демон успел разглядеть, что это не тот Человек, который избил его. Но что-то подсказывало ему, что этого Человека он уже где-то видел. Вцепившись в руку Человека, он что было силы стал трясти её, пытаясь сделать так, чтобы она отпустила палку. У него это получилось. От неожиданности он разжал руки и выпустил из них палку. Демон уже отцепился от руки и наконец вспомнил, кто этот странный жестокий Человек. Это был Гари Красный Нос. Пёс когда-то принадлежал ему. Вот уже около двух недель, как он сбежал. Найдя его наконец на этом мостике, Гари схватил в руки первую попавшуюся палку и стал его бить. Демон очень его испугал, и он, даже не разобравшись в том, кто это был, пустился наутёк. Пёс казалось только сейчас очнулся и с благодарностью посмотрев на щенков, наконец, заговорил с ними:
- Спасибо вам! Большое спасибо! Вы спасли меня от ужасных мучений и вселили в мою душу веру. Я бы не за что не укусил своего хозяина, но я не мог больше мучиться от его побоев. Теперь же посмотрев на то, что мой хозяин испугался маленького щенка, я больше не боюсь его. Я не вернусь к нему, но если он решит меня вернуть, я всегда буду готов вонзить свои большие зубы в него. Вы не думайте, я не злодей. Просто когда в течении нескольких лет страдаешь от боли и недоедания, начинаешь потихоньку звереть.
- Как вас зовут? – спросил Спарк.
- Джи. А вас как я помню Спарк и Демон, верно?
- Абсолютно. Так вы уйдёте от Гари?
- Точно, малыш. Я больше не намерен терпеть его издевательства надо мной. Лучше уж в лесу, чем у него в руках.
- Вы уйдёте в лес?! – с истинным изумлением спросил Демон. – Вы видно спятили? Там живёт чудовище. Это Человек. Он ужасен, как никто другой. Он избивал меня палкой ещё больше, чем эта.
- Я знаю и о тебе, и о том Человеке, который тебя избивал. Новости в нашем посёлке разлетаются быстрей, чем мухи. А от того Человека я буду держаться подальше. Я знаю, где у него устроено логово и никогда туда не подойду. Так что, можете обо мне не беспокоиться. Ну ладно, прощайте! – и он, развернувшись, помчался по направлению к лесу. Его всклокоченная шерсть топорщилась во все стороны, когда он резвым галопом мчался к новому дому.
- До, свидания, Джи! – хором крикнули ему вслед Спарк с Демоном.
- Какой замечательный пёс! – воскликнул Спарк. – Ты только подумай, каким безумным должен быть Гари, чтобы так избивать своего четвероногого друга.
- Истинная правда, друг! – сказал Демон. – Ладно, пойдём домой, уже стемнело.
И они бок о бок пошли навстречу своему дому.

0

10

VIII Глава
- Где вы были? – спросил Оливер, когда щенки переступили порог. Он видимо забыл, что отпустил их со Спарком погулять. Но, взглянув на то, что Спарк отвёл глаза в сторону, Демон понял, что щенок бордера-колли ему наврал.
- Мы гуляли, - виновато проскулил Спарк. Он старался не встречаться взглядом с Демоном. Ему пришлось соврать лучшему драгу, только для того, чтобы с ним помириться.
- Могли бы и предупредить. Ну да ладно. Я оставил вам на кухне пару отбивных. Реди, так и норовил их слопать, но я их отбил, - и он, улыбнувшись, пошёл в гостиную. Гости уже собирались уходить. Демон очень расстроился, ведь ему было приятно в обществе этих собак, а Спарк пошёл их провожать, не сомневаясь в том, что они скоро встретятся. Когда последний гость вышел за порог дома, Демон подбежал к Спарку, весело виляя хвостом.
- Хорошо, что Оливер нас не ругал, правда? Я чуть от страха не умер, когда он посмотрел на нас.
- Да, хорошо, - сказал Спарк. – Могло быть и хуже.
Демон утвердительно кивнул. Тут Шон позвал их на вечернюю прогулку, и они сломя голову помчались на его зов. Хотя они только что вернулись, но были не против погулять ещё. Как никак, а в компании веселее. Когда на Демона надели ошейник, он очень обрадовался, ведь теперь на серебряном пряжке сверкали пять букв – «ДЕМОН». Сегодня, Шон решил попробовать погулять с Демоном без поводка. Спарка он тоже отпустил, но взял с собой его поводок, на всякий случай. Демон стрелой вылетел на улицу. За ним по пятам следовал Спарк.
- Давай в догонялки. Ты водишь, - и с этими словами Демон отбежал от Спарка. Спарк сразу же приступил к делу. Щенок сибирского хаски петлял, прыгал и убегал от Спарка. Демон с бешеной скоростью носился по улице, не забывая при этом следовать за старшими. Оливер шёл медленно, рядом с Шоном. Он прятал улыбку, смотря, как Демон и Спарк догоняют друг друга. А в это время Спарк уже догнал Демона, и теперь они поменялись ролями. Не прошло и половины минуты, как Демон уже повалил на спину Спарка, и затеял шутливую схватку. Когда они закончили, то оба были в пыли и прошлогодних листьях.
- Демон, Спарк, ко мне! – приказал Шон, и на его удивление щенок сибирского хаски сразу же подбежал. Видимо, новая кличка пришлась ему по душе. Шон, довольный собой, присел на корточки и погладил обоих щенков. Демон очень обрадовался, что из нескольких миллионов имён, Шон произнёс его кличку.
Солнце светило ярко, в высоких кронах деревьев порхали лесные птицы, реку, освободившуюся ото льда, было слышно даже здесь. Шон решил прогуляться в лесу. Дом Гари Красного Носа находился прямо возле тропинки, ведущей в лес. К сожалению, другой дороги не было.  Обойти дом было нельзя – всё было огорожено высоченным забором, за которым находился полуразваленный дом. Краска давно облезла с его стен. Крыша была продырявлена в нескольких местах.  Одно окно было выбито соседскими мальчишками. Никто не знал, почему Гари Красный Нос не съедет отсюда. Его отцу принадлежала большая фирма в Нью-Йорке. Конечно же мистер Ханг – так звали отца Гари - был очень
богат и вполне мог обеспечить своего сына, но Гари этого упрямо не хотел.
Демон сразу же насторожился, когда Оливер сказал ему мимо чего они проходят. Ему очень не нравился этот злобный Человек. 
Внезапно Шон остановился, а Оливер как-то странно зарычал. Демон взглянул на то место, куда смотрел Оливер, и увидел  нечто странное. Маленький шерстистый комочек цеплялся лапой за большое, росшее во дворе дома Гари, дерево.
- Что это? – спросил Демон.
- Это кошка! – злобно воскликнул Оливер.
- Почему вы так сердитесь? Это же маленькая кошка. Мне кажется, что она ничего не может нам сделать, - хотя Демон не знал, может ли это странное существо причинить им вред, но полностью был уверен, что это существо ещё достаточно маленькое. Даже отсюда щенок сибирского хаски чувствовал запах молока, исходивший от зверька.
- Потому, что она ненавидит нас! Все они такие. Между нами всегда была и будет вражда. Мы слишком разные, чтобы жить вместе. Хотя находятся и такие псы, которые принимают этих никчёмных существ к себе в семью. По мне они просто сумасшедшие.
- Ты думаешь, они ненавидят нас? По-моему, они очень симпатичные, - сказал Демон. Оливер лишь раздражённо махнул хвостом и ничего не ответил. – Эй, малыш, как тебя зовут? – обратился щенок сибирского хаски к кошке.
- Отстань, зубастый! – зашипел на него мохнатый комочек. Демон отпрянул. Разве можно быть таким маленьким и так ругаться.
- Не смей его обижать! – прикрикнул Спарк на кошку. Та, лишь фыркнула.
- Да не разговаривайте вы с ней, - посоветовал Оливер. – Всё равно ничего не добьётесь.
Щенки послушно отвернулись от кошки и побежали дальше играть. Внезапно Спарк накинулся на Демона. Щенок сибирского хаски не был готов к нападению и упал. Его лапка как-то неестественно вывернулась, и он вскрикнул от боли.
- Что, сдаёшься? Вот то-то! – хвастал Спарк. Демон продолжал корчиться от боли, и только тут Спарк заподозрил, что что-то не так. Он испуганно спросил. – Что с тобой?
- Больно! – выдавил Демон и свернулся калачиком, прикрыв хвостом мордочку, чтобы хоть чуть-чуть ослабить боль в лапке. Это немного помогло.
Шон испуганно упал на колени и стал потрагивать тельце Демона, чтобы определить, где у него болит. Когда он дотронулся до задней лапки, то Демон запищал. Шон взял его на руки и куда-то его понёс. Щенку сибирского хаски было неудобно, но он ничего не имел против. С другой стороны ему было хорошо, потому что ему не приходилось идти. Оливер и Спарк смотрели на своего хозяина с Демоном в руках и как бы спрашивали у Шона, что случилось. Хозяин не замечал их взглядов и продолжал идти.
Тут их привлекло весьма странное зрелище. Та кошка, которая была на дереве, на кого-то шипела. Демону было не видно, из-за того, что он был на руках у Шона. Зато Оливер со Спарком прекрасно разглядели всё. Большой бульдог, упиравшись в забор громким лаем проклинал кошку. Та, в ответ громко шипела. Тут случилось немыслимое. Внезапно кошка не нашла точку опоры и сорвалась с дерева. Она висела на одной лапе и старалась взобраться обратно, но ничего не получалось. Оставалось только прыгать вниз. Но там собака! Злейший враг кошки! Выхода нет. Придётся прыгать вниз.
Одно движение – и кошка оказалась на земле рядом с бульдогом. Собака вначале не поняла, куда делась кошка, но, быстро оглядевшись, заметила её в нескольких сантиметрах от себя. Не теряя времени бульдог вцепился кошке в хвост. Демон глазам не мог поверить. Как можно быть таким жестоким!? Тем временем кошка пыталась увернуться, и чтобы не расстаться с жизнью, ей пришлось двигаться резко. При очередном рывке в пасте у бульдога остался кусок  хвоста кошки. Оливер, Спарк и Демон ахнули. Разве можно вот так сражаться. Это было не по правилам. Видно ни кошке, ни бульдогу это не приходило в голову. Кошка уже успела взобраться на дерево. Бульдогу кошка была уже не нужна, ему было главное то, что он её проучил. Жестокая собака неспешно удалялась.
Вдруг за забором послышался звук открывавшейся двери. Из-за калитки высунулась голова Гари. Увидев кошку, с обрубком хвоста, из которого ручьём текла кровь, и, вскинув голову, закричал на проходившего мимо Шона с собаками:
- Что вы сделали с Ромашкой!? Кто вам позволил так издеваться над беспомощным животным! – к всеобщему удивлению, Гари Красный Нос был трезв. На его лице не было даже красного пятнышка.
- Это не мы, - растеряно сказал Шон.
- А это что? – указал Гари рукой на морду Оливера? – там до сих пор остались красные следы от отбивных. Шон рассеянно поглядел на свою собаку. Он забыл вытереть подбородок Оливера после еды. Это было не на руку ему. Теперь Гари решит, что это бордер – колли увечил его Ромашку. Бульдог давно скрылся с места происшествия. И на стороне Шона не было никаких доказательств. Гари, взяв в руки свою испуганную кошку, крепко закрыл калитку и звучно хлопнул дверью дома.
- Что ж, по крайней мере, он не попросил возмещения, - сказал Шон своим четвероногим друзьям. Те понимающе посмотрели на него. Тут Шон вспомнил, что нужно срочно показать Демона ветеринару. Он прибавил шагу. Вскоре показалось здание. На его стене были нарисованы кошка и собака. Сверху был жирно выведен красный крест. Демон крепко прижался к Шону, почуяв запах страха, исходивший от здания. Оливер старался скрыть свой страх. Он был здесь много раз. Спарк знал, что здесь нет ничего опасного, и удивлённо посмотрел на отца. Почему он так боится? Спарк не стал долго размышлять над этим вопросом, он учуял запах старого знакомого.
- Осторожней, Спарк! – предостерегающе воскликнул Оливер, когда его сын прибавил шагу, приближаясь к лечебнице.
- Оливер, что там находится? – дрожащим от страха голосом спросил Демон.
- Это лечебница. Там тебя осмотрят и скажут, что с твоей лапой. Не бойся и не смей кусать доктора, понял? Иначе тебе будет очень плохо.
- Понял, - ответил Демон. Он и не думал кусать Человека.
Когда Шон вошёл в здание, взору Демона представилась следующая картина: длинный коридор с ярко-выкрашенными стенами, блестящий пол, на котором лежал здоровый ковёр и потолок, усеянный десятком лампочек. В углах коридора стояли несколько зелёных цветков. На сиденьях, размещённых по длине коридора, сидели несколько людей. У одних на руках сидели кошки, а другие держали за поводки своих собак. Устроившись рядом с чёрным чау-чау, они стали ждать, когда придёт их очередь. Ждать пришлось около часа. В конце концов вышел из кабинета и чёрный чау-чау. От него пахло лекарствами.
Приказав Оливеру и Спарку ждать, Шон вместе с Демоном на руках вошёл в кабинет.
- Здравствуйте. Что у вас случилось? – спросил Человек в зеленоватом халате.
- Что-то с лапой, - объяснял Шон.
- Так, посадите ваше чудо на стол. Мы его осмотрим, - приказал доктор. Взяв в руки какую-то железную штуковину, он стал легонько бить ею по больной лапе. Демон вскрикнул, когда железяка коснулась больного места.
- Понятно. У вашего щенка треснула кость. Это не очень страшно, но я советую, чтобы он пореже двигался. Кто знает, к чему это может привести.
Шон удивлённо посмотрел на врача. Разве он не знает, что случится? Словно прочитав его мысли, доктор сказал:
- Понимаете, есть много вариантов. Кто-то парализован, кто-то остался без лапы, а некоторых пришлось усыпить. Вот так…
Вдруг из коридора донёсся яростный лай. Демон сразу же узнал голос Оливера. Спрыгнув со стола, он выбежал в коридор. Шон рассеяно поглядел вслед щенку сибирского хаски, и хотел, уже было последовать за ним, как ветеринар задержал его.
- Ваше лечение не стоит ничего. Только не забудьте купить вот эти лекарства, - и он подал Шону список.
- Хорошо, - и Шон спотыкаясь, вылетел в коридор, чтобы посмотреть, что так взбесило его собак. Оказалось, что это Гари принёс свою Ромашку, чтобы её забинтовали хвост. Оливер грозно рычал на Гари, но тот спокойно сидел на сидении. Когда он увидел хозяина Демона, то просто спросил:
- Когда ты уберёшь эти никчёмный комки шерсти от меня? Мне надоело слушать их вопли. Ещё раз увижу – застрелю, - пригрозил он.
Шон молча отвернулся и, взяв Оливера и Спарка на поводки, вышел. Демон бежал рядом, сильно припадая на больную лапку. Он хотел приостановиться, чтобы почесать за ухом, но подумал, что это неприлично, и передумал. Но с каждой секундой пути терпеть становилось всё невыносимей.
- Оливер, а почему ты облаял кошку? – спросил Демон, чтобы не думать о чешущемся ухе.
- Чтобы больше не обзывалась! Она почему-то тоже думает, что это я откусил ей хвост, хотя сама прекрасно знает, что это не так.
- Да ну! – изумился Демон, но, чуть-чуть поразмыслив, решил, что это не так уж и беспочвенно. Будет кошка рассматривать, кто откусил ей хвост, когда рядом находятся четыре собаки!?
- Вот-вот! – я и решил, сказать про бульдога. А Гари Красный Нос как назло замахал ногами и руками, отгоняя нас.
- Понятно, - протянул Демон. За ухом продолжало невыносимо чесаться, и щенок сибирского хаски не вытерпел, и сев на землю, почесал задней лапкой ухо.
- Демон, это не прилично! – сказал Спарк. Шон остановился, и удивлённо посмотрев на Демона, сказал:
- И до тебя добрались? Прокляты блохи! Ничего сейчас придём домой, и помоемся, - Спарк с отвращением фыркнул при этих словах хозяина.
- Ты чего? – спросил Демон у щенка бордера – колли.
- Да ну! Весь мокрый, стоишь в воде, да ещё и весь мыльный!? Нет, спасибо. А потом ходишь по дому и мочишь полы, как тряпочка. А если не повезёт, то ещё и какой-то странной штукой проветрят.
- Какой штукой?
- Небольшой, тёмной. Из неё дует ветер. Сильный и горячий. Это очень противно!
- Спарк прекрати! Никогда так не обзывай вещи хозяина! Мы всем обязаны только ему. Едой, водой, кровлей. Так что попрошу не говорить так, понял?
- Да, - тихо ответил сын Оливера. Демон посмотрел на него с сочувствием. Ему было жаль лучшего друга, тем более, что он просто высказал свою точку зрения по этому поводу.
Едва дойдя до дома на своих уставших лапках, одна из которых была больной, он лёг около крыльца, пока Шон открывал дверь. Спарк ткнул его в бок, чтобы подбодрить. Щенок сибирского хаски с благодарностью посмотрел на него. Как хорошо, что у него есть такой замечательный друг, на которого всегда можно положиться.
Когда Демон вошёл в дом, Шон взял его на руки и куда-то понёс. Оказалось, что они направлялись к одной из тех комнат, в которых щенок сибирского хаски никогда не был. Оказавшись внутри, Демон был изумлён. Он и подумать не мог, что комната может быть такой маленькой. По всей длине противоположной стены находилось что-то, напоминавшее поилку для овец. Такую он видел во дворе у Лари. Лари поил из неё своих собак в летние дни. Только это поилка была куда больше той, которую Демон видел, к тому же белая и железная.
У другой стены находилось что-то, напоминавшее коробку. Демон не успел разглядеть, что находилось у третей стены, потому что хозяин посадил его в большую поилку. Включив воду, Шон поставил Демона под тёплую струю, льющуюся из какой-то блестящей штуки.
Вообще-то на Аляске был свой старый водопровод, но чаще воду туда завозили большие, наполненные сосудами с водой, грузовики. Шон не любил разогревать воду, и поэтому пользовался водопроводом чаще других жителей посёлка. Он не опасался, что трубу прорвёт, хотя та была в аварийном состоянии. Часто воду здесь пытались перекрыть, но ничего не получалось.
Демону было приятно стоять под тёплой водой. Он не понимал, почему Спарку так это не нравилось. Шон взял в руки какой-то предмет, который очень сильно источал аромат цветов. Подставив предмет под струю воды, Шон стал растирать его. Вскоре на предмете показалась пена. Шон приложил предмет к спине Демона и стал массировать её. Вся спина щенка сибирского хаски мигом окрасилась в белый цвет. Шон быстро смыл мыльную пену, когда шерсть Демона уже было не видно под белой пеленой. После этого Шон вытащил щенка из большой поилки. Поставив Демона на чистое полотенце, хозяин стал вытирать его. Сейчас Демон чувствовал себя хуже, чем тогда, когда был в воде. Его шерсть противно прилипала к телу. Вода потоками стекала с него. Он отряхнулся. Шон посмотрел на него с укором. Что ж, его можно понять. Когда тебя обливают водой, не очень приятно.
- Ладно, прощаю! – весело воскликнул Шон, вытиравшись. Он не мог сердиться на щенка с больной лапой. – Но в следующий раз будь аккуратней.
Демон понимающе посмотрел на хозяина, а затем вдруг накинулся на него и стал легонько покусывать. Шон понял, что щенок хочет с ним поиграть, и в ответ потрепал его за ушком. От этого Демон только сильней рассердился. Схватив Шона за рукав, он принялся трясти хозяина. Тут зазвонил телефон, и Шон побежал к нему. Демон остался один в ванной комнате, и ему это не очень понравилось. Он захотел чем-то привлечь внимание хозяина. Тут щенок заметил, что та штуковина, которой намылил его Шон лежит на невысокой полке. Встав на лапки, он взял предмет в пасть. От этого его больная лапка заныла от боли. Демон тут же выплюнул штуковину. Какая же она невкусная. Фу! Но жажда игры продолжала вскипать. Инстинкт подтолкнул щенка сибирского хаски отомстить этому странному существу. Как такое возможно? Пахнет вкусно, а на вкус ужасно. Ну да ладно, Демон сможет отомстить. Взяв в пасть предмет щенок стал кусать его. Не обращая внимания на отвращение, щенок продолжал заглатывать куски непонятной штуковины.
Когда Демон взял в пасть последний кусок предмета, в комнату вошёл хозяин. Шон выронил из рук сухое полотенце, которое бы послужило заменой намокшего. Быстро выхватив из пасти Демона непонятный предмет, хозяин куда-то ушёл. Через несколько секунд, хозяин вернулся с миской, наполненной водой. Нужно, чтобы щенок прополоскал горлышко и как следует напиться. Вытерев щенка и подождав, пока щенок выпьет достаточно воды, Шон отнёс Демона в гостиную, где всё ещё стоял стол, с грязной посудой. Включив в розетку странную чёрную штуковину, о которой рассказывал Спарк, хозяин приблизился с ней к щенку сибирского хаски. Вначале Демон отпрянул от шумящей штуковины, но потом перестал её бояться. Подставив спинку ветру, исходящему из штуковины, Демон послушно стоял, пока не обсох. Когда хозяин вытащил из розетки дующую ветром штуку, то шерсть щенка сибирского хаски топорщилась во все стороны. Когда Демон встряхнулся, то его шерсть послушно пригладилась. После этого Шон на руках отнёс щенка наверх и положил в новую корзинку для сна, которую ему подарили. Демону очень понравилось такое внимание со стороны хозяина. Поудобнее устроившись, он накрыл хвостом нос и попытался заснуть. Это ему легко удалось, и уже через пару минут он уже ритмично засопел.

Щенок сибирского хаски проснулся оттого, что его кто-то легонько тыкал в бок. Это оказался Спарк. Он пришёл разбудить Демона на утреннюю прогулку. На улице было ещё темно.
- Что случилось? – спросил сонным голосом Демон.
- Пора гулять, - оповестил его щенок бордера – колли.   
- Так рано!? – изумился Демон.
- Привыкай. Мы всегда так гуляли, до того, как ты появился.
Демон поднялся на свои лапки и отправился из комнаты вниз по лестнице. Наконец он преодолел последние ступеньки. Дойдя до коридора, он встретил удивлённый взгляд хозяина.
- Нет, дружок. Доктор сказал, что тебе лучше поменьше двигаться, так что посидишь недельку дома. Если захочешь в туалет, можешь сходить на задний двор, я оставлю дверь открытой, хорошо?
Демон понимающе посмотрел на своего хозяина. Как хорошо, что ему не придётся идти в такую рань на холод весеннего утра. Подождав, пока троица отправилась на прогулку, и закрыла за собой дверь, он зашагал обратно в комнату. Как он ни старался не смог больше заснуть. Его глаза слипались, но щенок не мог даже впасть в дрёму. Наконец ему удалось уснуть, но он тут же проснулся оттого, что Шон, Оливер и Спарк вернулись с прогулки. Демон ещё чуть-чуть полежал, а потом встал и вышел на задний дворик. Лёжа под своим любимым деревом, он стал вслушиваться в утреннее затишье.
Полежав так ещё немного времени, он вдруг решил прогуляться. Демон знал, что ему нужно как можно меньше двигаться, но искушение было велико. Тихо, чтобы никто его не заметил, щенок сибирского хаски встал и вышел через калитку перед домом. Это было сложно, ведь окна гостиной выходили именно сюда. Пониже пригнувшись к земле, Демон прополз между прутьев калитки. Оказавшись за территорией своего дома, он отряхнулся от приставших к его брюшку листьев и комков грязи. Щенок встал на лапки и отправился в путь. Он решил сходить в лес. Вдруг Демон найдёт Сноуви, Зака и Оззи с Ладти! Эта мысль заставила его прибавить шагу. Когда Демон наступал на больную лапу, она начинала стонать. Чтобы не чувствовать эту боль, он старался бежать на трёх здоровых лапках. Вот и лес! Но впереди дом Гари. Стараясь не шуметь, щенок прошёл мимо зловещего здания. Ему это удалось. Видно Гари ещё не проснулся. Пройдя чуть-чуть подальше, Демон наткнулся на тропинку. Видимо она ведёт в лес. Щенок сибирского хаски побежал, подгоняемый мечтой встретить приёмную семью. Через десять минут он решил сойти с тропинки. Пробираясь между голыми ветками кустарников, он старался не наступать на холодные лужицы, оставшиеся от растаявшего снега. Когда щенок пробирался мимо ещё одного кустарника, то он зацепился шерстью за ветку куста. Решив, что это кто-то решил его поймать, он отчаянно рванулся вперёд. Шерсть так и осталась на кустарнике, а щенок даже не заметил потери – он нёсся от кустарника прочь. Демон не боялся заблудиться, ведь если это случится, он просто пойдёт обратно по своему запаху.
Вдруг щенок сибирского хаски услышал шум в ближайших зарослях высокой травы. Только тут он подумал, что в лесу может находиться не только его приёмная семья, но и куча опасностей. Демон вспомнил ту сову, которая напала на них с Оззи и Ладти в последний день  пребывания щенка сибирского хаски в лесу. Сейчас его сердце начали одолевать страхи. Правильно ли он поступил, уйдя из дома? Наверное, хозяин уже ищет его.
Ответить на этот вопрос он не смог, потому что кусты, из которых доносился шум, расступились и из них вышел пёс. Его белая шерсть лоснилась и сверкала, не смотря на то, что солнца ещё не было. Демон сразу определил, что это ещё щенок. Правда, незнакомец был выше его на несколько сантиметров.
Вдруг незнакомец поднял голову, и Демон сразу его узнал.
- Ладти! Это ты?
Белый щенок уставился на Демона. Потом он спросил:
- Да, но ты кто?
- Это же я! Демон! Разве ты не узнал меня?
- Демон? – как-то странно посмотрел на щенка сибирского хаски Ладти. Было видно, что он не узнал Демона. – Мы думали, чудовище убило тебя.
- Нет, я жив!
Только тут до Ладти дошло, что его приёмный брат вернулся. Подскочив к нему, щенок самоедской собаки ткнул Демона в бок своим влажным носом. Демон тоже ужасно обрадовался и прижался поближе к Ладти. Как  же хорошо встретить брата, пусть и не родного. Они бы могли так стоять до бесконечности, но их потревожил шум. Щенки обернулись и уставились на Сноуви, вылезающую из кустов. Следом за ней шествовал Зак. Из его пасти свисал только что убитый кролик. Увидев Демона, приёмный отец щенка сибирского хаски выронил добычу.
- Кто это? – грубо спросил Зак у Ладти. Сын Зака вжался в землю. – Что чужак делает на нашей территории? Тебе следовало его прогнать, а не сюсюкаться.
Ладти выпрямился и сказал в лицо отцу:
- Это не чужак!
- А кто же  тогда?
Демон стоял и не мог пошевелиться. Неужели даже Сноуви и Зак не узнали его. Ведь они вскормили и вырастили Демона.
- Это – Демон! – воскликнул Ладти. Сноуви и Зак переглянулись. Казалось, они не поверили словам сына. Подойдя к Демону, Сноуви наклонилась и понюхала его щёку. Затем она прижалась к нему, узнав запах приёмного сына.
- Это правда, Зак! Это действительно наш мальчик.
Зак постоял неподвижно пару мгновений, а затем приблизился к приёмному сыну и положил свою белую голову Демону на шею.
- Как, я рад вас видеть! – воскликнул щенок сибирского хаски.
- А мыто как рады! – ответил ему Зак.
Демон огляделся и понял, что здесь находятся не все члены его приёмной семьи.
- Где Оззи? – спросил он у Ладти.
Его семью мгновенно притихла. Затем, Ладти подошёл к Демону и сказал:
- Мне очень жаль, братик, но он погиб. 

0

11

IХ Глава
- Что!? – не поверил словам братика щенок сибирского хаски. 
- Это правда! Мне очень жаль Демон, но это так. Он погиб от рук, того существа, которое тебя едва не погубило.
- Что? – повторил свой вопрос Демон. Совсем недавно он видел во сне, как погиб Оззи. Не веря своим ушам, он стоял, не смея пошевелиться.
- Ну, чего встал? Пойдём в пещеру, - сказал Зак, подбирая своего кролика. Было видно, что он не желает продолжать тему разговора. Демон хотел пойти следом за ним, но вовремя остановился, потому что вспомнил, что его ждут дома. Щенок сибирского хаски знал, что его уже хватились и ищут повсюду. Зак удивлённо посмотрел на него.
- Почему же ты стоишь? – спросил он.
- Мне нужно идти домой, - ответил Демон.
- Домой? – переспросил приёмный отец щенка сибирского хаски. – У тебя есть дом?
- Ну да. Это долгая история и я расскажу её в другой раз, хорошо? Ну ладно, мне надо идти, - Демон развернулся и помчался по своему следу обратно домой. Он не хотел видеть расстроенных глаз приёмных родителей.
Когда он был у дома Гари, то его лапа уже не могла наступать на землю. Ему было сложно идти на трёх лапах, но он продолжал настойчиво шагать к дому. Он не сомневался, что его уже ищут.
Наконец дойдя до дома, он протиснулся между прутьев калитки и оказался на территории дома. Ему было хорошо оттого, что он, наконец, может плюхнуться в свою тёплую корзинку. Демон не мог подумать, что прогулка его так сильно утомит. Пройдя на задний двор, он обнаружил, что дверь закрыта.
Подойдя к двери так, что его нос почти касался дерева, он стал скрести лапами. Не прошло и половины минуты, как щенок услышал, что с другой стороны двери скребут замок острые когти. Через мгновенье дверь распахнулась. На пороге стоял Оливер. В его глазах плескалась суровость. Демон опустил голову под внимательным взглядом пса породы бордер – колли.
- Поторопись подняться в комнату, пока Шон не заметил твоего отсутствия, - больше пёс ничего не сказал, а лишь развернулся и ушёл на кухню, откуда доносился аромат завтрака.
Демон решил послушать совета взрослого пса. Если Спарк и Оливер заметили его пропажу, то хозяин даже не подозревал, что щенок сибирского хаски так долго пропадал неизвестно где. Быстро, насколько это возможно, когда у тебя всего три здоровые лапы, он стал взбираться по лестнице. Щенок пару раз скатывался вниз, но с четвёртой попытки он, наконец, преодолел последние ступеньки.
- Проклятая лестница! – выругался он.
Как только он  дошёл до комнаты и прилёг, то голос Шона позвал собак к завтраку.
- Он, что, издевается!? – тихо рыкнул Демон. Встав, он отправился обратно. Как только он оказался на кухне, то его встретил тот же взгляд хозяина, что и сегодня утром. Видимо хозяин не ожидал, что щенок сибирского хаски придёт есть сам.
- Демон, я бы принёс тебе еду в комнату. Зачем ты пришёл? Ты же знаешь, что тебе нельзя так много ходить.
Демон лишь сел на пол, с очень обиженным видом. Казалось, что он от возмущения даже надул щёки. Шона этот вид щенка даже рассмешил. Он старался не засмеяться, но всё-таки не смог. От громкого хохота хозяина, Демон обиделся ещё больше, и даже поднял шерсть на холке. Это только больше раззадорило Шона. Тогда Демон укусил Человека за его руку так, что тот даже вскрикнул. Хозяин на секунду остановился, а затем продолжил смеяться.
Щенок, не поев, ушёл с кухни, припадая на больную лапу. Тут Шон вспомнил, что не купил нужные лекарства для щенка сибирского хаски. Подождав, пока Спарк с Оливером насытятся завтраком, он позвонил в аптеку и узнал, со сколки часов она работает. Затем, подождав полтора часа, он отправился на другой конец села, где располагалась аптека. Очереди там не было, так что Шон сразу приобрёл лекарства. Вернувшись домой, он застал щенка сибирского хаски за поеданием завтрака. Как только Демон увидел хозяина, то молча отвернулся и побежал обратно в комнату. От такого Шон опешил. Он и подумать не мог, что так обидел щенка. Но ему надо было поймать Демона, чтобы наложить лекарство на его больную лапку.
Шон поднялся по лестнице. Выйдя в продолговатый коридор, он заглянул в комнату щенка сибирского хаски. К удивлению Шона Демона там не оказалось. Тогда хозяин стал обследовать одну комнату за другой.
Демона он нашёл в одной из старых кладовок, в которые он уже несколько лет не заглядывал. Щенок сибирского хаски лежал на второй снизу полке. Когда Шон открыл дверь, то на него посыпался дождь из пыли. Демон недовольно чихнул, когда на его нос опустились три пылинки. Увидев хозяина, он забился в самый тёмный угол. Щенок  не хотел, чтобы над ним насмехались. Но всё-таки хозяин дотянулся до него, и аккуратно взяв под живот, вытащил наружу. Демон послушно сел и уставился в пол. Со стороны могло показаться, будто щенок хочет  просверлить его взглядом. Шон присел на корточки и аккуратно положил щенка на спинку. Тот послушно перевернулся и выставил лапки перед собой, как будто защищался от наступающих врагов. Как раз это и надо было хозяину. Он взял больную лапку щенка за ступню, не позволяя ей пошевелиться. Затем Шон поднял бинт. Налив на ватку немного лекарства, он приложил её к лапке. Потом хозяин стал мерными движениями забинтовывать больное место. Демона такие действия хозяина очень удивили. Когда Шон закончил, то Демон, поднявшись на ноги, обнюхал непонятный предмет, примотанный к его лапе. Запах от этой штуки исходил резкий и невкусный. Щенок сразу же стал отдирать пакость от себя. Ему было неприятно чувствовать влажное лекарство на своей чистой, пушистой лапке. Как щенок сибирского хаски не старался извернуться, он так и не смог дотянуться до бинта. Будь он чуть постарше, то наверняка смог бы снять эту гадость с себя. Но пока он оставался собой, надежды освободиться не могли и быть.
Хозяин легонько дёрнул его за ушко. Щенок тут же уставился на Шона.
- Не смей! – серьёзно сказал хозяин. Этих слов было достаточно для того, чтобы Демон больше не смотрел на странную повязку. Раз хозяин сказал, значит надо делать то, что он сказал. Слово Шона – закон! Затем Шон встал на ноги и воскликнул:
- Ну, может, сходим погулять? Немного, чтобы твоя лапка не устала, - добавил хозяин, вспомнив о травме щенка.
К его удивлению, Демон отошёл от хозяина на пару шагов и, посмотрев на кладовку, заскулил. Хозяин неопределённо посмотрел на щенка сибирского хаски. Что так могло заинтересовать его четвероногого друга? Только тут Шон вспомнил, что здесь у него хранятся старые нарты и упряжь. Может щенок хочет испробовать свои силы в гонке? Хозяин Демона подошёл к кладовке и стал вытаскивать нарты, занимавшие почти всю правую стену. Те чуть не упали на него, но Шон быстро схватил их. К ним была привязана упряжь. Когда-то ярко-выкрашенные нарты, поблекли. На сцеплениях упряжи можно было заметить ржавчину. Демон тут же догадался, что это когда-то принадлежало Оливеру. Щенок сибирского хаски подошёл к упряжи, и с мольбой посмотрел на хозяина.
- Ну что ж с тобой поделаешь, ладно уж, подойди, - хозяин сразу понял, что не ошибся, подозревая, что щенок захочет стать упряжной собакой. У всех хаски это в крови, и с этим нельзя ничего поделать.
Щенок послушно приблизился к Шону. Тот пододвинул Демона поближе. Затем хозяин поставил щенка сибирского хаски в упряжь. Демону захватило дух от этого ощущения. Ему уже представлялось, что он будет ведущей собакой. Его хозяин неуверенно посмотрел на нарты. Они были слишком велики для такого малыша, как Демон.
- У меня ведь есть сани, - хлопнув себя по лбу, воскликнул Шон. Затем он подбежал к кладовке, находившейся в конце коридора. Порывшись там немного времени, хозяин вытащил небольшие санки, напоминавшие те, с которыми дети катаются с горок в весёлые зимние дни, только не много больше. Они были в несколько раз меньше нарт. Прицепив упряжь к саням, Шон с гордостью в голосе спросил:
- Ну, как тебе? Нравиться?
Демону действительно понравились санки. Они были намного аккуратней нарт. Светлое дерево отлично сохранилось за столькие годы. Демон мог бы стоять так много времени, но его вывел из оцепенения голос хозяина.
- Ну ладно, вылезай.
Щенок сибирского хаски послушно выбрался из верёвок, составляющих упряжь. После этого, Шон убрал санки, нарты и упряжь на свои места. Как же Демон гордился тому, что постоял в упряжке! Он уже забыл, что обижался на хозяина. Затем они вышли прогуляться на задний дворик.

Прошло около двух недель. Лапа Демона уже окончательно зажила. Он уже не хромал. Очень часто щенок сибирского хаски подходил к кладовке и с восхищением глядел на постромки, нарты и упряжь. С каждым днём в нём всё больше разгоралось желание стать ездовым псом. Шон замечал это и всё чаще тренировал своего четвероного друга. Оливер и Спарк были рады тому, что Демон нашёл то русло, в которое он, наконец, смог направить свою энергию. Спарк больше не смеялся над тем, что щенок сибирского хаски носится по двору. Он, наконец, понял, что у Демона есть мечта, которую он хочет осуществить всей душой. Сам Спарк конечно тоже бы не прочь потренироваться, но ему было лень. Лень и всё тут!
За неделю до появления Демона в их доме, Шон пытался натренировать Спарка, но тот наотрез отказался от столь смешного предложения. Теперь же взирая на Демона, в нём, наконец, проснулось желание потренироваться, но он почему-то подавил его.
С каждым днём щенок сибирского хаски становился всё сильней и выносливей. Он уже мог одной лапой уложить Спарка на землю. С каждым днём глаза Демона разгорались всё ярче и ярче. Он предвкушал, как встанет в упряжь. Но потом щенок сибирского хаски вдруг вспоминал, что ещё мал для состязаний. Это его очень огорчало.

День проходил за днём, щенок становился взрослее и сильнее. Вместе с Демоном взрослел и Спарк. Теперь они уже реже дрались между собой. Чаще они смотрели на огонь, горевший в печи. Хотя наступило начало лета, но  погода почти не изменилась. Очень часто шли дожди. Из-за этого Шон почти не выгуливал своих подопечных. Собак он выпускал на задний двор, но они быстро возвращались обратно, подальше от грязи и слякоти.
Демон ложился у печи, когда замерзал. Он не видел огня сквозь заслонку, но он восхищался его огромной силе, когда хозяин подкидывал туда дрова. Этих мгновений хватало, чтобы щенок заметил яркий язычок пламени. Вот это сила! Всепоглощающая и всемогущая. Переливы цвета от бледно-жёлтого до ярко-красного сводили Демона с ума. Но он знал, что эта сила может разрушить всё в округ. Щенок вздрагивал, когда случайная искра выскакивала из-под заслонки и опускалась на ковёр. Демон думал, что одного прикосновения достаточно, чтобы уничтожить их дом. Затем он опять опускался на своё место и продолжал смотреть на заслонку, под которой хранится мировая сила. Спарку тоже нравилось смотреть на огонь, но он в отличии от Демона даже не обращал внимания на искры. Его не волновали какие-то там огненные пылинки, ему просто нравилось вот так полежать рядом с другом.
Наконец дожди кончились. Когда Демон проснулся, то очень обрадовался такой погоде. Как здорово снова греться под лучами солнца. За время дождей трава выросла. Выйдя из дома, Демон опешил. Он никогда не видел такого. Весь задний двор как будто расцвёл. Теперь отовсюду слышалось гудение мух. Трава тянулась вверх, прямо к солнцу. Но больше всего поразило щенка сибирского хаски то самое дерево, под которым он любил полежать. Оно расцвело сиреневыми цветами. Демон не знал, почему дерево зацвело так рано. После они вышли на прогулку в лес. К сожалению, Демону не удалось встретить свою приёмную семью, зато он сильно замарался, пытаясь догнать белку. Репейник висел на нём так, что казалось это чудовище, вышло из лесной чащи. В первое мгновенье Шон и Оливер не узнали щенка, зато Спарк тут же подбежал к нему и стал смеяться. Придя домой, хозяин отчистил шубку щенка от растения, и она вновь заблестела. Затем они пообедали и посмотрели запись соревнований на кассете. Они и не заметили, как наступило время ужина. После трапезы они вновь отправились на прогулку. Затем, Шон стал смотреть телевизор, а собакам ничего не оставалось, как идти поспать. Демон свернулся, прикрыв хвост, и провалился в мир сновидений.

Проснулся щенок сибирского хаски оттого, что почуял запах дыма. Была глубокая ночь. Спросонья он ничего не понимал. Может, хозяин решил потопить печь. А почему ночью? Демон, почуяв неладное, вышел в коридор. От лестницы исходило оранжевое сияние. Огонь! Демон не мог поверить своим глазам, когда смотрел, как мировая сила медленно подбирается к нему.             

0

12

X Глава
- Огонь! Огонь! – кричал Демон, бегая по коридору. От сна не осталось и следа. Каждая минута грозила стать последней. Демон не мог долго оставаться в доме, но он не мог бросить друзей. Щенок вбежал в комнату, в которой устроились на ночлег Оливер со Спарком. Не раздумывая, Демон стал лупить лапами по спине Оливера.
- Вставайте!!! – кричал щенок. Оливер поднял голову, и устало посмотрел на щенка сибирского хаски.
- Что стряслось, Демон? Ещё рано для прогулки, - после этих слов Оливер поднял голову и принюхался. Затем он вскочил, учуяв запах горящего дома. Бегло оценив обстановку, он обратился к Демону:
- Буди Спарка, и бегите на улицу. К двери не подойти, нужно пробираться через окно, - при этих словах пёс подошёл к единственному в комнате окну и открыл шпингалет. Сейчас было не время, но Демон ещё раз восхитился умению Оливера. К тому же в такой опасной ситуации он не поднял панику. – Я пойду за хозяином, а вы прыгайте.
- Но ведь это второй этаж, а мы со Спарком всего лишь щенки! – ужаснулся щенок сибирского хаски.
- Вы сможете! – уверенно воскликнул Оливер. Затем он выбежал из комнаты и побежал к комнате хозяина.
Демон подошёл к кучке чёрно-белого меха, которая вздымалась и опадала в такт сердцебиению. Он не стал церемониться и укусил друга за ухо, ведь они могли погибнуть в любую минуту. Тот лишь рыкнул:
- Отстань! Ещё рано, чтобы идти на прогулку.
- Спарк! Это ты прекрати! Наш дом горит! – эти слова Демона заставили Спарк подпрыгнуть на месте. Затем, убедившись, что Демон не шутит, щенок бордера – колли спросил:
- Где отец?
- Он пошёл за Шоном. Оливер сказал, чтобы мы выходили на улицу.
- Что!? Но к двери не подобраться. Как же мы выберемся?
- Через окно. Твой отец сказал, что это единственный выход, - ответил Демон.
- Но их может открыть только Оливер! – в истерике запричитал щенок бордера - колли. В ответ на этот вопрос, Демон махнул лапой в сторону окна, открытого отцом Спарка. В глаза друга вспыхнула надежда, но тут же погасла. – Это слишком высоко, Демон. Мы не сможем. Это глупая затея. Если нам суждено погибнуть, то пусть это будет в родном доме, чем на улице.
- Мы сможем, я уверен! – и в доказательство этих слов, Демон поставил лапы на подоконник. Спарк растерянно посмотрел на него.
- Ты спятил? – но голос щенка бордера – колли звучал менее уверено, чем раньше. Неужели можно спастись? А если можно, то почему бы не попробовать. Лапы Спарка повели его к подоконнику. Щенок поставил их рядом с лапами Демона. Щенок сибирского хаски с благодарностью посмотрел на друга. Он был рад, что друг будет рядом в такой опасный момент. Затем Демон запрыгнул на подоконник. Спарк последовал за другом. Ночной ветер дул им в мордочки. Дышать было сложно. Посмотрев вниз, Демон вдруг усомнился в правильности своего решения. Но раздумывать было некогда. Они со Спарком доделают дело до конца. Закрыв глаза, щенок сибирского хаски оттолкнулся он земли и вылетел в окно. Трава смягчила падение, но всё равно лапы Демона заныли от боли. Через секунду он услышал, что Спарк тоже приземлился рядом с ним. Он тяжело дышал. Видно ему повезло меньше, чем Демону. Поразмыслив, Демон понял причину этого. Подушечки на его лапах были твёрже, чем подушечки Спарка. Демон с рождения обладал такими лапами, потому что в жизни ему придётся пробираться через рыхлый снег и острый весенний лёд. Спарк  не принадлежал к породе ездовых собак, и обладал тонкими подушечками.
Демон встряхнул головой: некогда думать о всякой ерунде в такое время. Тем временем Спарк уже перестал страдать от неудачного приземления. Он встал и встряхнулся.
- Куда пойдём? – спросил Спарк.
- Отойдём от дома и …- он не успел закончить, потому что внутри дома что-то рухнуло. Они со Спарком вышли из-за угла и взглянули в окна. Это рухнула перегородка между комнатами. Щенки отпрянули. Им нужно было уходить отсюда, но как они могли бросить отца Спарка и Шона. Выбора не было, им нужно убираться отсюда, пока дом полностью не разрушился. Обернувшись, он подал знак Спарку, чтобы тот следовал за ним. Спарк неуверенно посмотрел на дом, а затем медленно, как во сне, последовал за другом. Ему было очень жаль отца и хозяина. В глубине души щенок бордера – колли понимал, что они могут выжить, но знал, что шансов мало. Их почти не было. Все выходы перекрыты, полдома охвачено пламенем, а Оливер не настолько силён, чтобы вытащить хозяина, если тот вдруг потеряет сознание от дыма. Вдали послышались крики сирен пожарных машин. Щенки очень испугались этого звука и побежали на задний двор. Там было тихо. Не было слышно треска пламени пожирающего дом. Там царило молчание и леденящий душу покой.
Демон не мог поверить в случившееся. До этого момента ему казалось, что он спит и видит кошмар. Когда щенки добежали до забора, то осмотрели его. В середине одной из досок была дырка, но она была настолько мала, что там прошмыгнула бы только мышь. Демон стал бить доску лапами, стараясь выломать её. Вначале она не сдвинулась с места, но спустя некоторое время Демон почувствовал, что она стала расшатываться. Он  ударял её раз за разом. С каждой секундой она раскачивалась ещё больше. Вот последний удар – и доски упала. Щенки протиснулись в образовавшееся отверстие и тут же отпрянули – пожарная машина, не переставая гудеть, промчалась мимо них, обдав ветерком. Демон боязливо выглянул наружу, чтобы быть уверенным, что больше таких сюрпризов не будет. Затем, обернувшись к дому, он произнёс:
- Прощай навсегда. Ты сохранишь память о нас, я в этом уверен, - потом щенок стал говорить о Шоне. – Ты был хорошим хозяином и всегда нам помогал. Я буду помнить тебя до конца своих дней.
Спарк опустил голову, а Демон продолжал говорить, на сей раз об Оливере:
- Ты научил меня любить всё вокруг. Тебе я благодарен больше, чем кому бы то ни было. Ты всегда подбадривал меня. Ты был первым, с кем я познакомился в этом доме.
- Пойдём, - тихо прервал его речь Спарк. На его светлых глазах блестели слёзы. Вскоре они заблестели и на глазах Демона. Он вспомнил, как когда-то маленьким, неуклюжим щенком попал сюда. Теперь это был уже молодой пёс. Он не заметил перемен, но переменился. Демон хорошо вырос и уже не боялся драк, а наоборот. В нём вспыхнуло желание подраться с кем-нибудь не понарошку, а взаправду.
Щенок, который незаметно для себя превратился в молодого пса, встал и последовал за другом, который был уже по другую сторону забора. Демон в последний раз оглянулся на дом, который покидал навсегда. У него было много чувств, но он не показывал их. Он просто шёл, не смотря под ноги. Со Спарком происходило то же самое. Им некуда было идти, не к кому податься. Они просто брели, пока дорога не вывела их к полю, расстилавшемуся до горизонта. Щенки ничего не видели в ночной тьме, но когда, наконец, лапа Демона опустилась на землю, которая сохранила тепло вчерашнего дня, пес очнулся. Только сейчас он заметил поле. Демон слышал, как в траве шебаршат мыши, ищущие еду. Его живот заурчал от голода. Спарк с сочувствием посмотрел на друга. Ему тоже ужасно хотелось есть.
- Может, остановимся? Я устал, - предложил Спарк. Демон молча опустился на землю. Затем молодой пёс навострил уши и привстал. Спарк удивлённо посмотрел на него. Взмахом своего чёрного хвоста, Демон приказал Спарку не двигаться. Затем Демон прыгнул вперёд и скрылся в кустах. Когда он вернулся, то из его пасти болталась пара мышей. Одну он положил перед Спарком, а вторую оставил себе. Впившись в плоть зверушки, Демон растянулся на земле от удовольствия. На несколько мгновений он забыл, обо всём произошедшем, но гул сирен пожарных машин, раздавшийся где-то вдалеке, вернул его к реальности. Вскочив на ноги, он отправился дальше, а Спарку ничего не оставалось, как последовать за другом.
Псы-подростки шли прямо на север. Справа начало медленно восходить солнце. Демон и Спарк ощущали под ногами тёплую землю. Они старались не думать о пожаре, об Оливере и Шоне, о том, куда они пойдут. Последний вопрос волновал Демона больше всего. Дом сгорел, а на улице они не протянут и половину месяца.

Прошло несколько дней. За это время Спарк и Демон заметно похудели. Мышей и других грызунов, которые встречались на каждом шагу, не хватало для того, чтобы псы наелись. Рёбра начали потихоньку выпирать из-под их шерсти. Демон не замечал голода, он шёл туда, где родился, хотя и не знал, где это находится. Снова в нём вспыхнуло желание встретиться с родственниками. Интересно, как выглядят его родители? Где они живут? Таскают ли почтовые сани или участвуют в гонках? Демона волновал теперь и такой вопрос: чей он потомок? Вдруг какой-нибудь дворняжки из подворотни.
Спарк шёл по полю молча. Ему нечего было говорить. Он до сих пор не оправился от происшествия. К тому же Спарк не знал, выжил ли его отец с хозяином или нет. Спарк не уступал в худобе Демону. Голод сморил его. Каждый день они тратили больше сил на охоту за проворными грызунами, чем получали от пойманного.
- Куда мы идём? – спросил Спарк, когда они проходили мимо очередного поля.
- Не знаю, - рассеяно ответил сибирский хаски. Он просто шел, куда глаза глядят, и надеялся найти дом его настоящих родителей. Спарк удивлённо посмотрел на друга и остановился.
- Ты не знаешь, куда идёшь?! Мы можем спокойно вернуться назад и присоединиться к хозяину и Оливеру. Мы можем снова жить под крышей и не питаться всякой пакостью вроде вот этого, - указал лапой на очередную, спрятавшуюся в вереске мышь, Спарк. Конечно, Спарк понимал, что вернуться назад невозможно: они не помнят дорогу назад – это раз, вчерашний дождь смыл все запахи, по которым можно вернуться домой – это два, и, в-третьих – трава была не очень высокой  и примятые места быстро выпрямлялись, и никакого следа не оставалось. Спарку и Демону ничего не оставалось, кроме как идти вперёд.
- Да что мы говорим!? Если знаешь, как вернуться, то покажи дорогу, - разъярился Демон. Ему было просто неприятно, что его друг так с ним говорит. Затем пёс породы сибирский хаски развернулся, и взмахнул хвостом, как бы говоря Спарку, чтобы тот не шёл за Демоном. Теперь они пойдут разными путями. Спарк ошалело смотрел, как Демон уходит от него. Ещё шаг, и заросли вереска скрыли пса породы сибирский хаски от глаз Спарка. Бордер – колли не понимал решения Демона. Как никак, а вдвоём было бы безопаснее путешествовать по миру.

Прошло около двух часов. Демон устал. Он шел, не останавливаясь с тех пор, как поссорился со Спарком. Сибирскому хаски казалось, будто волны вереска никогда не кончатся. Наконец, он устал до такой степени,  что не мог сделать и шагу. Тогда он прилёг на землю, чтобы немного отдохнуть. Затем пёс-подросток поднялся и поймал первую попавшуюся мышь. Демон поел и немного восстановил силы. Теперь можно идти дальше. Всю оставшуюся часть дня Демон шёл на север. После ещё одной трапезы, сибирский хаски решил устроиться на ночлег. Пройдя несколько километров вперёд, Демон, наконец, нашёл то место, где можно без проблем устроить гнёздышко для сна. Но, как он потом выяснил, это оказалось довольно сложно. Кое-как, наконец, собрав расползавшуюся траву в кучу, он с удовольствием плюхнулся на неё. Сегодня было на удивление тепло. Ветер дул с юга и нёс с собой тёпло жарких мест. Этот ветер приятно поглаживал Демона по щекам и ерошил шерсть на холке. Это ощущение понравилось псу. Он закрыл глаза и, поудобнее устроившись, заснул.

Демон проснулся оттого, что солнце впилось в его закрытые глаза. В первые мгновенья Демон не понял, где находится. Затем он сел и стал вылизывать взъерошенную спинку. Эпизоды вчерашнего дня сложились в единую картину, и теперь Демон понимал, почему не почувствовал тёплого бока Спарка рядом с собой. Злость с новой силой вспыхнула в нём и тут же погасла. Он не мог так долго злиться на лучшего друга. Вот бы отыскать его! Демон вскочил, чтобы воплотить мысль в жизнь. Оглядевшись, он понял, что это пустая затея. Вокруг простиралось море вереска, которое колыхалось под порывами ветра. Пёс породы сибирский хаски даже не понял, откуда пришёл. За ночь трава выпрямилась, и только гнёздышко для сна выдавало место положения Демона. Что ж, придётся вспоминать, куда идти. Демон сел и поднапряг свои мысли. Точно, они со Спарком шли на север. Потом Демон отправился на восток. Значит, чтобы вернуться обратно, ему придётся идти сначала на запад, затем свернуть на юг. Там он найдёт запах друга и отыщет его. Но воплотить эту идею в жизнь не удалось, потому что где-то спереди раздался шорох. Демон насторожился. Кому понадобилось подкрадываться к нему? Пёс породы сибирский хаски не стал ждать, когда на него нападут, а сам прыгнул на незнакомца. Это был пёс. Демон не успел разглядеть его, потому что тот впился в него зубами. Противник был не силён, но Демон был тощим и заметно ослаб за дни скитаний. Несколько секунд спустя Демон понял, что его противник, тоже худой. Это его насторожило. Интересно, здесь в поле много таких собак? Но раздумывать было не время. Сибирский хаски сражался за свою жизнь. Во всяком случае, он так считал. Клубок из рычащих псов куда-то покатился. Но они этого не замечали. Вдруг Демон уловил знакомый запах и прекратил сражение. Противник встал, и Демон сразу же его узнал. Это был тот самый пёс, которого они со Спарком встретили на мостике, когда были щенками. Это был Джи. Его когда-то светлая шубка превратилась в сплошные колтуны. Впервые Демон видел собаку в таком скверном состоянии. Пёс продолжал стоять и скалить клыки. Демон понял, что Джи не узнаёт его. Тогда сибирский хаски лёг на землю, как бы говоря, что не хочет больше сражаться.
- Джи? – спросил Демон, чтобы убедиться в том, что говорит именно с этим псом.
Джи приподнял голову и перестал скалиться. Он просто стоял и не мог вспомнить, с кем говорит. Затем он, наконец, тоже перестал сердиться, и сев на землю угрюмо спросил:
- Кто ты такой и откуда меня знаешь?
- Я Демон. Разве ты не помнишь  меня. Я тот самый щенок, который отогнал твоего хозяина от тебя.
Теперь Джи вспомнил, где видел этого пса. Он расслабился и с явным интересом стал осматривать Демона. Неужели это тот самый щенок, который его спас. Теперь перед ним лежал сильный, молодой, полный сил пёс. Пусть Демон и худой, зато мускулы от голода не испортились.
- Что с тобой случилось? Как ты сюда попал? – стал расспрашивать Демон Джи. Демон знал, что Джи ушёл жить в лес, так почему же он теперь находится здесь, так далеко от леса. Тем более Демон заметил, что из сильной и здоровой собаки, Джи превратился в обычную бродягу. Хотя, они со Спарком тоже превратились в одиночек. Их постигла та же участь что и Джи - они остались без хозяина.
- Ничего! Слушай, Демон, тебе лучше уйти отсюда, - взволновано сказал Джи, нервно оглядываясь по сторонам.
- Почему? – из любопытства спросил Демон. Ему было интересно, что так напугал большого пса.
- Здесь есть и другие бродяги кроме меня. Они не станут с тобой церемониться и сразу разорвут на куски.
- Но Спарк где-то здесь. Я не могу просто бросить его в чистом поле, на съедение твоим дружкам, - забеспокоился Демон.
- С чего ты решил, что они захотят его съесть. Они просто убивают ради удовольствия, - усмехнулся Джи. Затем продолжил. – Тогда Спарка нужно срочно найти. Уж поверь, кто-кто, а те псы щадить не умеют.
- Но вокруг, куда ни глянь один вереск. Разве мы сможем здесь найти Спарка?
- Я знаю эти места, как подушечки на своих лапах. Мы моментально его разыщем, - и Джи двинулся вперёд. Со стороны казалось, будто он плывёт по вереску. Демону ничего не оставалось, как пойти следом за псом.
Они обыскивали каждый сантиметр земли, но нигде ничего не было. Наконец, Демон заметил клочок шерсти прямо у себя под лапой. Принюхавшись, сибирский хаски понял, что это шерсть Спарка. Дальше оставалось только идти по запаху. Тут Демон учуял ещё один запах, который примешался к запаху Шона. Собаки! Демон заметил, как в глазах Джи промелькнул страх. Он стал двигаться быстрее. Пройдя сто метров, Джи выпрямился и сказал:
- Они здесь! Прямо перед нами. Они гонятся за Спарком, - этих слов было достаточно, чтобы Демон выскочил из кустов, но Джи удержал его. – Ты сумасшедший!? Да их штук шесть здесь. Тебя разорвут. Знаешь что? У меня есть план, - и, нагнувшись поближе к уху Демона, Джи изложил свою затею. Демону она понравилась, и они решили пустить её в ход незамедлительно.
Демон побежал. Сзади раздался крик Джи:
- Он уходит! Лови чужака!
Этого было достаточно, чтобы окружавшие Спарка псы вылетели из кустов и погнались за вторым нарушителем границ. Демон оглянулся и ужаснулся. Эти собаки выглядели куда боле хуже, чем Джи. Шерсть болталась на них, как на высохших ветках, глаза горели огнём голода. Тут были и бойцовые псы, и простые беспородные дворняги. Так же Демон успел разглядеть несколько собак мелких пород. Что же заставляет их убивать? Жестокость, полученная от людей, или жажда сохранить территорию. Демон отвернулся от псов, и, как оказалось, вовремя – неизвестно  откуда, вырос кустарник с шипами. Немного поразмыслив, Демон решил проучить преследователей. Он замедлил бег, позволяя им подбежать поближе. Затем прыгнул в сторону и со всей силы стал работать лапами. Сзади раздался визг псов, врезавшихся в колючки. Так вам и надо, злодей! Будете знать, как обижать друзей Демона! Затем сибирский хаски на полном ходу развернулся и побежал обратно. Бродяги в первые мгновенья не поняли, куда делся чужак. Псы развернулись и помчались дальше. Демон вилял из стороны в сторону, то, позволяя преследователя приблизиться, то, вырываясь вперёд и осыпая их различными проклятьями, от чего те только больше бесились. Наконец, после очередной петли по полю, Демон заметил чёрно-белую шерсть друга. Набрав в лёгкие побольше воздуха, он крикнул:
- Спарк, беги!
Спарк оглянулся и, увидев Демона убегающего от стаи разъярённых собак, которые хотели убить его, не стал ничего спрашивать у друга, а молча развернулся, и помчался вперёд. Сзади раздались звуки приближавшихся врагов. Непонятно, как они смогли догнать Демона со своими лапами, непредназначенными для быстрого бега, как у Демона, но это произошло. Сибирский хаски не успел и глазом моргнуть, как его начали во все стороны растягивать острые зубы собак. Он не знал, что было бы дальше, не подоспей другу на помощь Спарк. Он смело бросился в образовавшееся кольцо и рывком вырвал Демона оттуда. Вместе они помчались от собак. Снова на север, снова в неизвестность.

Собаки преследовали Демона со Спарком ещё около трёх часов. Друзья выбивались из сил, но продолжали бежать от разъярённой стаи. Когда преследователи выбивались из сил, то Демон и Спарк тоже шли спокойно, чтобы выровнять дыхание. Самым обидным было то, что друзьям за весь день не удалось поймать хотя бы одной жалкой мышки. Казалось, будто они специально попрятались в свои норки, чтобы не кормить собой Демона и Спарка. Вереск не кончался, на протяжении всего времени преследования. Но стоило бродягам отстать от друзей, как Демон со Спарком, наконец, вышли на зелёную равнину. Здесь не было ничего, кроме зелёной травы, далёкого шума родника, света солнца и прекрасного чувства тишины, после звуков колышущего вереска, который окружал их почти неделю.
- Красота! – это были первые слова Спарка, после того, как они встретились с Демоном после ссоры. Демона тоже поразила красота этих мест. Он, как завороженный, стоял, подставив морду яркому солнцу, слушая шум родника и ощущая под ногами молодую траву. Тут он вспомнил о реальности и вернулся обратно на землю, после этих прекрасных мгновений. Демон вспомнил, что до сих пор не извинился перед Спарком за грубость.
- Прости, - прошептал сибирский хаски.
- Я и не обиделся, просто понимаешь, мне вдруг захотелось домой. Я подумал: а вдруг Оливер и Шон остались в живых, а мы бежим словно трусы. Но теперь мы всё равно не сможем вернуться. Эти дни в поле показались мне вечностью, и я не смогу снова скитаться там, не видя, что ожидает меня впереди. Кстати, а как ты нашёл меня?
- Джи подсказал, - просто ответил Демон. Он был рад, что друг простил его.
- Кто?- переспросил Спарк. Демон видел, что он забыл того пса и сказал:
- Собака Гари Красного Носа, помнишь?
- Точно! – наконец вспомнил Спарк. Затем он стал расспрашивать Демона о том, как Джи туда попал, что делал Демон, когда они поссорились.
Немного отдохнув, псы поднялись и стали идти дальше. Уже темнело. Полярные совы начали просыпаться и беспорядочно кружить над полем, оставленным за спиной, в поисках добычи. Теперь Демон и Спарк немного насторожились. Вдруг бродяги захотят их догнать в темноте. Но как сибирский хаски не прислушивался, то не мог услышать хотя бы шороха. Ночь была спокойна. Даже ветер перестал приставать к псам, шумя где-то далеко в верхушках деревьев, невидимых во тьме.
- Что это? – вдруг спросил Спарк, смотря куда-то вперёд. Демон проследил за взглядом друга и увидел вдалеке десятки огоньков. Эти огоньки были не похоже на те, которые зажигались в избах, когда темнело. Это были настоящие огни. Из них очень выделялся один. Его свет просачивался глубоко в тьму, кружась чётко по кругу. Когда свет посветил на Демона и Спарка, друзья зажмурили глаза. А Спарк повторил свой вопрос, правда, немного громче, как будто старался перекричать яркий свет, - Что это!?
- Не знаю! – почему-то тоже закричал Демон. Впервые в жизнь он видел такой свет. Свет, режущий глаза и ослепляющий на несколько секунд. Стараясь спастись от него, Спарк лёг на землю, закрыв глаза лапой. Демон же, уткнулся носом в траву, в надежде, что она спасёт от ослепительного искусственного солнца. На удивление молодых псов свет погас через пару секунд. На самом же деле, он просто пошёл дальше по кругу, видимо совсем не заинтересовавшись двумя друзьями, которые так усердно спасались от него. Те, в свою очередь встали и попытались понять, куда делся загадочный ослепительный свет. Воспользовавшись наступившей заминкой, Демон решил спуститься в расстилающуюся перед лапами низину. Спарк последовал за ним.
- Гляди! – воскликнул Демон, смотря наверх. Теперь свет был выше их и не причинял никакого вреда блуждающим псам. Спарк тоже взглянул наверх.
Вдруг где-то сбоку раздался странный шум. В туже секунду Спарк и Демон обернулись. Старый сгнивший бочонок от вина упал вниз, и из него, словно тени выползли три нечёткие фигуры. Когда ослепительный свет прошёл выше Демона, пёс разглядел, что это собаки. Причём, не очень дружелюбные. Морды их были украшены злобным оскалом пожелтевших зубов, глаза горели тем же огнём, что и у тех собак в поле. Видимо, Демон со Спарком зашли на чужую территорию. Если надо, то они уйдут, но если придётся сражаться, то так оно и будет. Посмотрев в глаза оскалившихся псов, Демон понял, что эти собаки их так просто не отпустят.
- Что у нас сегодня на ужин? – с издёвкой спросил один из псов у другого.
- Видимо два корейских шашлычка! – ответил тот.
Демон не знал, что значит «корейских шашлычка», но понял, что это что-то не очень хорошее. Получше приглядевшись ко второму псу, Демон увидел, что его морда покрыта шрамами. Это были по истине ужасающие псы. У одного не была уха, а третий сильно хромал, но выражение его морду даже не искажалось от невыносимой боли. Видимо, он привык.
- Что вам нужно? – спросил Демон, давая понять, что не боится этих комков шерсти. Те даже слега опешили. Они никогда не встречали таких смелых собак, как эти. Правда обобщить Спарка и Демона было нельзя – Спарк почти вжался в спину Демона. Странно, ведь вытащил же он Демона из пастей семи-восьми бродячих собак, почему же теперь, он струсил перед тремя инвалидами.
- Ничего, кроме лакомого кусочка у тебя на лапке, - ответил третий пёс. Его голос звучал очень противно. Как будто кто-то скрёб ножом по стеклу. В двойне неприятно было слушать этот голос с издёвкой. Демон бросило в ярость. Какой право этот вороний корм имеет так с ним говорить.
- Попробуй откуси! – прикрикнул Демон, выпрыгивая вперёд. Это был первый настоящий вызов на поединок. К удовольствию Демона, противник тоже сделал шаг вперёд, и с такой злобой посмотрел на сибирского хаски, что тот слегка затрясся. Ещё мгновенье, и вот псы бросились друг на друга. Укусы сыпались на Демона словно весенний дождь, но он не обращал на них внимания, отвлеченный азартом битвы. Укус, удар лапой по спине, ещё укус, ещё удар, и псы начали потихоньку выдыхаться. Во всяком случае, противник уже тяжело дышал, а Демон продолжать биться. Вдруг в мозгу Демона снова начали вспыхивать картинки. Первая осталась в памяти Демона на несколько секунд. Он стоял посреди какой-то арены, ограждённой невысокой изгородью. За ней были видны деревья, покрытые снегом, а прямо на него мчался разъярённый питбультерьер. Затем снова картинки, где он ведёт упряжку и оглядывается назад, не в силах пошевелиться.
Тут Демон очнулся и увидел, что почти готов вонзить свои острые белые зубы в шею нападавшего, но передумал. Хорошенько куснув пса за ухо, Демон слез с него, сделав грозный вид. К удивлению псы не отступили, а на оборот, казалось, готовы были загнать Спарка и его в угол. Ну ладно, сейчас они со Спарком покажут, какие быстрые лапы имеют. Быстро подав знак хвостом Спарку, Демон развернулся и помчался вперёд. Он не разбирал куда бежит. Сзади Демон слышал ровное дыхание Спарка.
Вдруг перед сибирским хаски выросло, что-то вроде мостика, ведущего на верх. Времени на раздумья почти не оставалось, и Демон быстро забрался в него. Спарк тут же влетел следом. Переждав несколько секунд, друзья обнаружили, что преследователи не стали забираться сюда. Оглянувшись Демон сразу понял где они находятся. На корабле! В доме у Шона было много картинок с различными морскими суднами. От воспоминаний у Демона защипало в глазах, и он постарался отогнать эти мысли. Это был корабль, сделанный на старый лад. Правда, как деревянное судно будет пробираться через холодные воды. Сейчас люди чаще плавали на современных кораблях, развивавших большие скорости движения. Ну да ладно и этот сойдёт.
- Давай останемся здесь до утра, а потом решим, куда идти дальше, - предложил Демон. Спарк утвердительно кивнул, и сибирский хаски повёл его по палубе. Не зная почему, Демон был полностью уверен, что на этом корабле уже давно никто не плавает. Найдя укромное место за бочкой, молодые псы улеглись рядом, чтобы согреться. Последнее, что запомнил Демон перед тем, как уснуть – это тёплый бок Спарка, к которому он прижался.

Открыв глаза, Спарк обнаружил, что корабль пришёл в движение. О нет! Они не успели спуститься на сушу перед тем, как корабль поплыл. Подойдя к борту, Спарк увидел, что вокруг не видно никакого острова. Вокруг вода! Одна вода! Быстро подбежав к Демону, Спарк толкнул его лапой. Тот сонно посмотрел на него, но, поняв, что корабль плывёт, а на это ему потребовалось меньше двух секунд, Демон ужаснулся. Ну вот, теперь придётся плыть в неизвестные земли. А вдруг люди не пожелают находиться на одном корабле с двумя тощими псами, и их выкинут. Посмотрев в глаза Спарка, Демон понял, что друг тоже разделяет его опасения. Ну да ладно! Что сделано, то сделано!
Здравствуй, неизвестность!

0

13

XI Глава
- Что нам делать? – спросил Спарк, когда немного отошёл от шока. Ему просто не верилось, что они с Демоном плывут на настоящем корабле. Посмотрев на Демона, Спарк понял, что друг огорчён намного меньше его. Казалось, что сибирский хаски рад тому, что они плывут на корабле. Увидев такое отношение к происходящему, бордер – колли просто взвился от негодования и тут же подавил это чувство в себе. Он не хотел злиться на лучшего друга, который столько раз защищал его от гнева окружающих.
Увидев, как дёргается Спарк, Демон понял, что друг не рад их путешествию. Вдруг Демону стало стыдно: как он может радоваться поездке, когда Спарк просто трясётся от страха за их будущее. Демон только хотел извиниться, как сверху раздался чей-то удивлённый голос. Сибирский хаски без труда разобрал слова, потому что за время жительства у Шона, он выучил больше двух сотен человеческих слов.
- Мигель, здесь две собаки! Кажется бродяги, хотя нет, постой-ка, - с этими словами Человек взял Демона за шею и отстегнул ошейник, находившийся на псе всё время. Внимательно изучив насечки на железе, человек сказал, обращаясь к Демону – Ты у нас Демон? Ух-ты, какая лапочка! А ты кто? – с этими словами, незнакомец отстегнул кожаный ошейник Спарка и начал его так же с интересом рассматривать. Затем поднял голову и, погладив бордера – колли по спине, уточнил. – А ты Спарк, верно!
Как будто чувствуя, что его спрашивают, Спарк поднял верх мохнатую голову и что-то неразборчиво проворчал. В общем, человек остался доволен ответом и куда-то удалился. Не прошло и двух минут, как он вернулся с другим человеком. Он отличался от первого. Его голова поросла седыми волосами, но и те были скрыты под большой капитанской фуражкой. На него был надет мундир с несколькими орденами. Самое большое впечатление производила длинная, спутанная борода. Под ней скрывался рот человека. На удивление, там сохранились почти все зубы, и при чём, идеально белые. Голос этого человека звучал словно ручей. Он, то заливался, то начинал говорить медленнее, как будто  высушенный солнцем.
- Значит так, - строго сказал капитан, а это был именно он. От звука голоса Человека Демон пригнулся пониже. – Собак накормить. Когда доберёмся до суши, продадим их. Сразу видно, что они очень дорогие. Вот за этого одного только, - при этих словах он указал своей большой рукой на Демона, - получим не меньше, чем десять тысяч. А второго примерно продадим за восемь.
Первый Человек продолжал с сомнением глядеть на Демона и Спарка. Затем поднял голову и сказал капитану:
- А может, оставим? Они могут пригодиться.
- Вполне возможно. Но мне нужно отдать долги Дангу.
- Я займу вам, товарищ капитан! Разрешите? – и, получив разрешение, Человек полез в свой карман и вынул оттуда деньги. Отдав их начальнику, Человек присел на корточки и подозвал псов-подростков. Капитан отправился по своим делам.
Демон понял все слова людей, и они ему не очень понравились. Неужели им решать, что делать Спарку и Демону? Да как они посмели!? Уж кто-кто, а Демон вполне мог сам решать свои вопросы.
Когда Спарк сделал шаг вперёд, то Демон зарычал. Он не позволит другу отдать себя в рабство этим людям. Единственный Человек, которого Демон по–настоящему полюбил и за которого мог отдать жизнь – это Шон.
- В чём дело? – спросил Спарк. Он не ожидал, что Демон так разозлится только из-за того, что он хочет познакомиться с этим Человеком.
- Разве ты ему доверяешь? – вопросом на вопрос ответил Демон, продолжая рычать.
- Нет, но это ещё ничего не значит, - сказал Спарк. Он не понимал причины гнева лучшего друга и без колебания ступил под руку незнакомца. Тот стал ласково гладить бордера – колли. Это окончательно подорвало терпение Демона. Он накинулся на Человека, хотя это было строго запрещено собачьим кодексом чести. Он не собирался ранить Человека, а просто отгонял его от Спарка. Друг Демона просто глазам не верил. Он не знал такого Демона. Свирепого и злобного к окружающим. Он знал добродушного и отзывчивого пса. Сейчас Демон поистине выглядел очень грозно. Сверкающие глаза, вздыбленная шерсть, оскаленная пасть – всё это было устрашающе.
Человек отскочил от Демона. «Может, он бешеный?» подумал незнакомец, которого звали Руфус. Ему не впервой приходилось встречаться с собаками. Его собственный сын был каюром, имевшим полторы дюжины различных ездовых собак. Но те собаки были гораздо дружелюбнее этого сибирского хаски, который всё ещё стоял и пожирал Руфуса своими сверкающими глазами. Человек попятился. Демон сделал шаг назад – Демон повторил движение незнакомца. «Главное не смотреть ему в глаза» - пронеслось в голове Руфуса. Он знал, что есть три правила, чтобы не допустить нападение собаки: первое – никогда не поворачиваться к ней спиной, второе – не смотреть ей в глаза, ну а третье – не делать резких движений. Самое сложное – это второе правило. Оно казалось Руфусу невыполнимым. Он не понимал, как можно не смотреть в глаза животному, ведь в них столько можно прочитать, столько выяснить.
Демон, наконец, перестал рычать и, отойдя от Человека, подошёл к Спарку с весьма безвинным видом. Друг был шокирован, и Демон это чётко видел через глаза Спарка, в которых до сих пор плескались различные чувства. Там были и благодарность, и гнев, смешанный с непониманием. Подойдя поближе, сибирский хаски потёрся боком о бок Спарка. В первые мгновенья друг отпрянул, но потом ответил на дружеский жест вилянием чёрно-белого хвоста.
- Почему ты так его?- спросил Спарк, с сочувствием глядя на Человека.
- Они хотели выгнать нас с корабля неизвестно куда! Разве ты не понял их разговора?
- Понял я, понял. Но ведь этот Человек сказал, что они оставят нас здесь, - сказал Спарк.
- Неужели ты позволишь этим незнакомцам решать нашу судьбу. Мы должны строить жизнь по собственному плану, а не по прихоти этих, этих…- Демон не мог больше ничего сказать. Он отвернулся и почесал за ухом, где уже успело обосноваться семейство блох. Спарк немного постоял и посмотрел на Демона, затем развернулся и подошёл к Человеку. Он вовсе не разделял мнения Демона. Руфус, наконец, понял, почему Демон накинулся на него. Видимо, собаке не понравилось, что его друг подошёл к Человеку.
Руфус плавал на этом корабле уже около пяти лет. Будучи матросом на столь не дорогом судне, он получал весьма большую зарплату. Капитан был его родным дядей, которому было уже далеко за пятьдесят. Руфусу же было всего тридцать два года.
Демон решил немного оглядеться, ведь им придётся проживать здесь неизвестно сколько. Посмотрев не одну из стен, сибирский хаски заметил странную надпись. К сожалению, с чтением непонятных человеческих загогулин он не очень-то ладил. К своему величайшему удивлению, Демону удалось без запинки прочитать буквы. На стене было написано «Ном – Нью-Йорк». Очень странно. Демон не видел в этих словах никакой связи, более того – он не знал и значения слов. Ну и ладно, ведь совсем необязательно забивать себе голову всякой чепухой! Ему ещё предстоит познакомиться со многим на корабле. Немного постояв около надписи, Демон продвинулся дальше, разглядывая корабль.
Что ни говори, а Демон всё-таки попал на настоящий корабль. Возможно, со временем, он станет любимцев матросов, а может даже и самого капитана. Но, поразмыслив некоторое время, Демон перестал на это надеется. Действительно, с какой стати он решил стать любимцем этих людей, когда всего пару минут назад открыто показал, что не желает их знать? Но, возможно, со временем всё измениться.

Демон проснулся, потому что Мигель позвал их к завтраку. Они со Спарком проживали на корабле уже три дня. От рыбы, которую им давали матросы, Демона тошнило. Эти люди даже не пытались приготовить её, а просто кидали свежую, иногда ещё живую рыбу, которую было нужно ловить и убивать. Демон окончательно расстался с мечтой стать любимцем на палубе этого корабля. На него никто не обращал внимания. Бывало, что Руфус приходил поиграть со Спарком, но он абсолютно не обращал внимания на лежащего в углу Демона. Псы продолжали жить на открытом воздухе, категорически отказываясь жить в какой-нибудь каюте.
- Спарк, просыпайся! Соня, нам пора есть! – Демон безуспешно пытался разбудить, спавшего Спарка. Когда, наконец, Демону удалось разбудить друга, тот лишь махнул своим чёрно-белым хвостом, как бы говоря « Отстань!».
- Спарк проснись! – Демон начинал выходить из себя. Неужели его друг настолько изнежился на этом судне, что даже отказывается есть по утрам!?
- Зачем мне просыпаться? – сонно спросил бордер-колли.
- Затем, что пора есть! – рыкнул Демон. Неужели этот комок меха будет задавать такие глупые вопросы!? Ещё бы спросил, почему птицы летают, а не пользуются столь удобной вещью как лапы. Демон был взбешён. В последние дни сибирский хаски стал очень нервным. Когда, наконец, Демону надоело будить этого ленивого пса, он додумался до очень простого решения. Что ж, до тех пор, пока Спарк не научится сам вставать по утрам, он будет будить его по-плохому!
- Ну, ладно, сам напросился! – с этими словами Демон впился клыками в заднюю ногу Спарка. Вот это по-настоящему эффект! Спарк тут же вскочил на лапы и испуганно стал озираться вокруг. Затем, немного успокоившись, бордер-колли спросил:
- Что стряслось?
- Понимаешь, тут один лентяй не очень-то торопился позавтракать! – прорычал Демон.
- А нельзя было просто легонько толкнуть? – удивлённо спросил друг Демона.
- А нельзя ли было просто лечь спать пораньше и проснуться сразу, когда я начал тебя будить! – рявкнул Демон.
- Ты меня будил? – казалось, Спарк был действительно удивлён.
- Представь себе, и не один раз! – вот сейчас Демон по-настоящему разозлился. Ну как можно быть таким эгоистом!? Неужели Спарк не понимает, как Демону тяжело на этом корабле, в этой обстановке?
Мигель, услышав, что собаки залаяли, решил, посмотреть, что их так встревожило. Этот Человек, по мнению Демона, был лучше Руфуса. Он никогда не ругал собак, никогда не давал им ещё живую рыбу. Бывало и такое, что Мигель приносил им мясо.
-Что тут происходит? – спросил Мигель у собак. Конечно, бордер-колли и сибирский хаски ничего не могли ответить. Тогда Человек подошёл к Демону и, сев на корточки, Погладил его по голове. Мигель очень любил собак. Он понимал их. Спарк удивлённо посмотрел на Человека. Разве он не боится, что Демон может его укусить? Странно! Ведь Демон в последние три дня вообще не искал каких-либо контактов с людьми.
Демон же, даже не старался отстраниться от рук этого Человека. Ему было приятно, что хоть кто-то из людей, наконец, обратил на него внимание. Когда Мигель позвал их в третий или в четвёртый раз завтракать, то Демон пошёл за ним, даже не посмотрев на Спарка, который всё ещё не мог пошевелиться.

- Чего это они? – спросил Демон, смотря на людей, которые почему-то стали плясать, петь песни и пить ром. Прошли уже около двух недель путешествия Демона и Спарка по морским просторам.
- Они почти куда-то приплыли? – просто ответил Спарк.
- Откуда ты знаешь? – недоверчиво спросил Демон. Он не мог поверить, что люди радуются окончанию путешествия.
- Я слышал, как капитан, Руфус и Мигель разговаривали по этому поводу. Они сказали, что это праздник, ведь их корабль добрался до такого большого города, как Нью-Йорк.
- Нью-Йорк? – переспросил Демон. Ведь именно это слово написано на стене. Что всё это значит?
- Да, Нью-Йорк. Правда, я не понял, что они имели ввиду, говоря слово город.
- Город – это что-то похожее на село, но раз в сто больше! – сказал Демон, который знал это слово.
- Значит Нью-Йорк – это город, который в сто раз больше нашего села! – закончил мысль Спарк.
- Точно, - Демон был рад, что они с бордером – колли, наконец, выяснили, что такое Нью-Йорк. Вдруг, в голове у Демона закрутилась мысль, которую он никак не мог схватить за хвост. Сибирскому хаски всё время казалось, что им нужно уйти с корабля и, как можно скорее. Что ж, тогда нужно сойти с палубы в Нью-Йорке. Это было самое простое решение.
- Спарк, давай уйдём с корабля в Нью-Йорк, - тихо сказал Демон.
- Зачем? – спросил Спарк.
- Так нужно! Ты же не собираешься всю жизнь питаться этой рыбой, да кататься по морям, пока корабль не утонет?
- Нет, но…
- Никаких но! Мы сойдём с корабля, вдвоём, ты понял?
- Слушай, кто мне говорил, что мы должны строить судьбу по своему плану, не подскажешь? Кто сказал, что бы мы держались вместе и помогали друг другу. Да с тех пор пока мы сели на этот чёртов корабль, ты ведёшь себя, как ужаленная дворняга! Ты даже не разу не спросил меня, как у меня дела, как моё здоровье. Да, я понимаю, что у тебя мало времени, хотя здесь некуда торопиться, но хоть раз за две недели можно было поинтересоваться, как я!
- Ну и, пожалуйста, оставайся, здесь пока не утонешь! А я пойду, найду корабль побольше и надёжнее, и отправлюсь назад! – яростно зарычал Демон.
- Скатертью дорожка! – ответил Спарк. Затем бордер-колли отвернулся и куда-то пошёл.
Это было слишком! Демон прыгнул на Спарка и повалил его на пол. Деревянные жердочки захрустели. Спарк был не готов к нападению, и Демон застал его врасплох. Пока бордер-колли пытался прийти в себя, то был изрядно покусан Демоном.
На шум стали сбегаться уже пьяные матросы. Вместо того, чтобы разнять дерущихся псов, они стали делать ставки. Конечно, большинство ставило на Демона, у которого были мощные лапы, и который был больше Спарка, хотя и младше. Находились и такие, кто ставил деньги на Спарка, который выглядел хрупким на фоне Демона.
Пока люди ставили деньги на выигрыш, Спарк, наконец, очнулся от удара, нанесённого Демоном, и вступил схватку с полными силами. Демон и не думал отступать. Он решил проучить друга. Пусть не испытывает его терпение! Довольно! Демон наносил удары один за другим. Спарк тоже не отставал. По истечению пяти минут битвы оба пса исчерпали все свои силы. Что ни говори, а драться не из-за чего бывает трудновато. Демон был весь в царапинах. Может у бордер-колли и не мощные подушечки на лапах, но когти что надо. Спарк был  усеян следами от зубов Демона. Ухо бордера-колли кровоточило. Он не мог наступать на одну лапу.
Вдруг Демон понял, что тот гнев, который он испытывал, испарился. Вместо него пришли стыд и раскаяние.
- Прости, - прошептал Демон.
Спарк поднял голову и посмотрел ему в глаза, но ничего не сказал. Было видно, что ему тоже стыдно за эту драку. Матросы были разочарованы. Они надеялись выиграть деньги, но было очевидно, что псы больше не будут драться.
- Прости, - второй раз попросил Демон, только немного громче.
- И ты меня, - ответил Спарк. – Ну ладно, несносный выпендрёжник, я согласен, что мы слезем с этого корабля вдвоём.
- Вот и славно, - ответил Демон.

Демон проснулся потому, что перестал чувствовать то покачивание, с которым плыл их корабль. Подняв голову, сибирский хаски огляделся. Все люди уже проснулись. Были рассветные сумерки. Рядом посапывал Спарк. Толкнув друга лапой, Демон сказал:
- Просыпайся, Спарк.
Бордер-колли поднял голову. Сонно посмотрев на Демона он устало спросил:
- Что случилось?
- Пора, - тихо ответил пёс.
Спарк вскочил на лапы. Вместе с Демоном они тихо подошли к Мигелю, который о чём-то говорил с капитаном. Увидев, что собаки подошли к нему, Мигель отвернулся от капитана, и сев на корточки сказал:
- Ну, что, вам придётся побыть на корабле некоторое время. Будите охранять.
Друзья переглянулись. Человек даже не догадывался, что у собак совершенно другие планы. Спарк подошёл к Человеку, как бы говоря, что они согласны. Повернувшись мордой к Демону он подмигнул. Сибирский хаски понял, что друг пытается отогнать возможное подозрение. «Что за чушь – подумал  Демон – Кто будет подозревать собак». Мигель, поняв, что собаки согласны сказал:
- Ну вот и славно, - поднявшись, Мигель пошёл по палубе, кого-то всё время зовя.
- Нужно уходить сейчас! – вдруг сказал Спарк.
- Почему? – Демон не мог понять торопливости друга.
- Потому что если мы уйдём отсюда после того, как уйдут люди, то нас могут заметить те, кого оставят сторожить судно. А если уйдём сейчас, то нас никто не выследит, потому что все заняты чем-то.
- Ну ладно, - ответил Демон. Пройдя немного вперёд, сибирский хаски махнул хвостом, подзывая друга. Спарк послушно последовал за Демоном. Демон осторожно пробирался по кораблю. За это время он изучил всё судно. Теперь он знал, где находиться тот самый мостик, по которому они со Спарком попали сюда. Шаг за шагом они приближались к заветному выходу. Когда до него оставалось несколько метров, то путь им преградил Руфус.
- Куда это вы? – спросил Человек. Вместо того, чтобы просто подождать когда уйдёт Руфус, Демон рванул в сторону. Спарк непонимающе уставился на друга, но последовал за сибирским хаски. Демон мчался, перепрыгивая все возможные преграды: тяжёлые канаты, пустые бочки и много другого. Спарк не отставал от друга. «Нужно прыгать» - с ужасом подумал Демон. Если они прыгнут, то им придётся немножко искупаться.
- За мной! – крикнул сибирский хаски. Перескочив ещё один канат, пёс приблизился к борту и, молча помолившись стае Эхо, прыгнул вниз. Очутившись в воде, Демон чуть не сошёл с ума от страха. Он принялся лихорадочно дрыгать лапами, и вскоре понял, что находиться на мелководье. Махая лапами, Демон приближался к берегу. Но берег был странным. Вместо привычной гальки здесь было бетонное ограждение, на которое вначале надо было запрыгнуть. Лапы Демона уже устали молотить воду. Оглядевшись по сторонам, он понял, что бетон тянется на долгое расстояние, до которого сибирский хаски может не доплыть. Оставалось только прыгать.  Кое-как нащупав под собой дно, Демон оттолкнулся, но оказался далеко от цели. Выход теперь был только один. Вызвать видения. Демон давно понял, что, видя различные картинки, у него увеличиваются силы. Сибирский хаски принялся напрягать мозг. Вот вспышка озарила его изнутри. Картинки стали вспыхивать одна за другой. Демон стал ждать, когда он очнётся. Открыв глаза, он понял, что оказался прав. Теперь он стоял на бетонной перегородке и помогал забраться сюда насквозь промокшему Спарку. С их корабля доносились голоса. Люди не заметили того, что собаки выпрыгнули. Это было на лапу друзьям, потому что их могли вернуть обратно, и они опять будут скитаться в неизвестных водах. Когда Спарк, наконец, смог взобраться на бетонное ограждение, Демон огляделся по сторонам и чуть не поперхнулся. Здесь были тысячи людей, если не миллионы! Они шныряли из стороны в сторону, всё время, крича что-то непонятное. Другие стояли в сторонке, разговаривая друг с другом. Третьи таскали какие-то ящики на корабли, которых здесь было много. Вначале у сибирского хаски глаза разбежались в разные стороны. Здесь, по сравнению с их домом было по-настоящему всё в движении. Недалеко стояло несколько машин, но они отличались от тех, которые возили воду на Аляску. Эти были немного меньше, чем водовозы. И ниже.
- Ничего себе!!! – воскликнул Спарк, отряхиваясь от воды. Демон тоже был мокрым, но забыл встряхнуться, разглядывая этот большой город под названием Нью-Йорк. Когда Демон стряхнул воду, то услышал недовольное ворчание Спарка. Брызги попали на него, сделав шерсть снова мокрой. Демон отпрыгнул в сторону, когда бордер-колли захотел шутливо хлопнуть его по морде. Сейчас было не время для игр. Демон качнул хвостом, призывая Спарк прекратить. Бордер-колли тут же вспомнил, что они в незнакомом для них месте. Когда Спарк увидел, сколько тут людей, он пристыжено опустил морду, стыдясь того, что хотел играть.
- Куда пойдём? – спросил Спарк. Как никак, а это была затея Демона. Сибирский хаски посмотрел по сторонам.
- Нужно найти место, где нас будет, не очень заметно, - решил Демон.
- Если в этом городе везде так много людей, как здесь, то мы не найдём такое место, - ворчливо ответил бордер-колли. Действительно, где тут прятаться? Все улицы так и кишат людьми. Демон дёрнул ухом, призывая Спарка следовать за собой. Пройдя вперёд, Демон заметил небольшой закоулок. Там абсолютно не было людей. Никого! Что за удача? Спарк тоже увидел этот закоулок. Его ушки поднялись, глаза заблестели, хвост закачался из стороны в сторону, выражая радость. Они будут жить здесь, пока не найдут подходящий для них корабль, который сможет вернуть их обратно. С каждым шагом Демон стремился побыстрее уйти из этого, полного шума, города. Вот бы пришёл корабль, который увезёт их домой! Когда до закоулка оставалось около пяти метров, прямо перед псами вдруг промчалась машина, напоминающая сплюснутый водовоз. Демон и Спарк резко отпрянули от того места. Они как будто открыли глаза. Прямо перед ними была проезжая часть. Толпы машин проносились прямо перед псами.
- Что нам делать? – спросил Спарк. Демон посмотрел на него. Спарк боялся машин! Демон никогда не видел, чтобы его друг был так изумлён.
- Не знаю! – ответил Демон. Тут он заметил, что машины едут не строем, а с небольшими перерывами. Что если попробовать перебежать на ту сторону, когда между машинами образуется зазор. Демон поделился своей догадкой с другом. Спарк сразу согласился. Дождавшись, когда очередной строй машин пройдёт, два друга рванули вперёд.
- Получилось! – с радостью воскликнул Спарк. Демон встряхнулся, словно хотел сбросить пыль со своей шерсти.
Перед ними был тупик. Вполне хорошее местечко, укромное и защищённое с трёх сторон. Вскоре друзья заметили пару коробок. Они вполне могли стать спальными местами для друзей. Когда друзья вполне устроили коробки для житья, то вышли наружу. Но там их ждал сюрприз! Обернувшись, Демон понял, что они в опасности. Со стороны входа в закоулок, на них смотрело пять пар, жёлтых немигающих глаз.                   

0

14

XII Глава
- Спарк, стой и не двигайся, - прошептал Демон. Друг в недоумении глянул на сибирского хаски. Затем посмотрел на вход в подворотню. Замерев от ужаса, бордер-колли округлил глаза. Шевельнув ухом, он как будто спросил, что им делать. Демон же в свою очередь нервно махнул хвостом, отвечая, что понятие не имеет. Пять силуэтов отделились друг от друга, и Спарк с Демоном поняли, что это собаки. Но это нисколько не облегчило страх перед незнакомцами. Кто знает, что у них на уме? Может они тоже, как те собаки, оставшиеся далеко за морем, захотят отведать собачины. Но псы шли строем. Никто не осмеливался выйти вперёд. Когда Демон разглядел их получше, то понял, что эти псы долгое время, а, возможно и всю жизнь, нормально не питались. Шерсть мешком висела бы на их теле, если не выпирающие мышцы. Да, эти псы были сильны и, Демон уже решил, что сражаться с ними не будет. Псы, как будто не замечая смятения на лицах  двух друзей. Не произнеся ни звука, незнакомцы обошли сибирского хаски с бордером-колли и начали толкать их к выходу из подворотни. Махнув хвостом, Демон приказал Спарку, чтобы тот не сопротивлялся. Встретив недоумевающий взгляд друга, сибирский хаски дёрнул ухом, словно пытался отогнать назойливую муху. Это означало, что Демон всё продумал. Только этим он мог успокоить Спарка сейчас. Псы выстроились в полукруг сзади них, а один вышел вперёд и махнув хвостом, приказал следовать за собой. Спарк с Демоном молча повиновались.
Незнакомцы вели друзей то через подворотни, то по незнакомым улицам, прямо под носом у встречных людей, которым было абсолютно всё равно, что прямо возле них только что пробежало семь крупных собак. Прошло около десяти минут, и, наконец, друзья дошли до того места, куда их вели. А вели их в тёмный, забытый всеми закоулок. Именно забытый, потому что сюда даже мусора не выбрасывали, и здесь было вполне чисто.
Внезапно во тьме вспыхнули глаза. Многие пары глаз в упор смотрели прямо на сибирского хаски с бордером-колли. Тени поползли отовсюду. Это были собаки. Большие и маленькие, они выглядели по-настоящему устрашающе. На их шеях были ошейники, покрытые шипами. Демон слышал о таких ошейниках. Их одевали на тех собак, которые были злобными и не слушались хозяев. Но самым страшным было не это. У всех собак были шрамы и раны. Кто-то прихрамывал, а у кое-кого даже не было одной лапы. Вот вперёд вышел большой чёрный, словно смоль, пёс. Янтарные глаза сверкнули, клыки обнажились. Надменным тоном он обратился к тому, что вёл Спарка и Демона сюда:
- Кто? – его рык был холоднее зимней ночи и спокойнее штиля на море. Он завораживал Демона и в тоже время пугал. Не дав псу и рта раскрыть, сибирский хаски вышел вперёд и громко сказал, хотя и голос его дрожал от волнения и страха:
- Я – Демон, а это, - качнув головой в сторону друга, сказал сибирский хаски. – Спарк.
Пёс ухмыльнулся. Было видно, что он не ожидал столь смелого ответа.
- Демон? Интересное имя... И почему тебя так назвали? Ты не похож на убийцу, однако! – воскликнул пёс.
Демону вдруг стало немного стыдно за своё имя, но он тут же подумал, что Спарк не визжит от страха только потому, что видит перед собой смелого друга. Если же Демон покажет слабость, не только друг испугается, но и чужаки решат, что сибирский хаски и бордер-колли слабаки! А этого допустить нельзя, ведь переубедить их будет куда сложней.   
- Я не знаю, почему меня так назвали! – твёрдо воскликнул Демон. – Это имя мне дали родители, которых я не видел за всю жизнь.
Пёс немного успокоился от этих слов. Было видно, что ему жаль незнакомого пса. Демон же не мог позволить жалеть себя даже Спарку, а жалости от незнакомцев он вообще не любил. Но пёс-подросток решил промолчать. Лучше не давать повода на лишние конфликты сейчас, в окружении незнакомцев. 
Во время беседы большого пса, по видимому вожака, с Демоном и Спарком, подданные его плотным кольцом встали позади друзей, отрезая путь к выходу. Их глаза горели, как будто они видели перед собой стол, накрытый мясными блюдами, и совсем не защищенный людьми. Демон заметил взгляды собак и поспешно громко спросил в их вожака:
- Что вам от нас понадобилось?
Пёс снова ухмыльнулся, только на сей раз с нескрываемой злобой.
- Вы переступили границы своры Безмолвия. Мы не любим нарушителей, так что теперь вы наши пленные! – прорычал он громовым голосом.
Демон непонимающе огляделся. Было понятно, что если они попытаются бежать, то их просто напросто убьют. Смириться же со своей судьбой было равносильно смерти. Сейчас ему стало страшно. Спарк, почувствовав смятение друга, задрожал всем телом и попытался укусить ближайшего к нему пса, пытаясь вырваться. Но сибирский хаски моментально дёрнул друга за холку, возвращая на место и приказывая не двигаться. Спарк недоверчиво и испуганно глянул на него, но ничего не сказал. Окружавшие друзей псы зарычали но пёс стоящий в сердце круга приказал им замолчать, чем очень удивил Спарка и Демона.
- Я вижу, вы смелы, однако смелость ваша уступает отчаянию и желанию свободы. Все псы здесь, были такими же как вы, но они привыкли. Я почти уверен, что спустя неделю вы смиритесь, как смирились все мы и будете мне помогать в борьбе со сворой Громового Лая, я прав?
- О чём вы? Какой Громовой Лай? Какое отчаяние? – Демон был потрясён... Этот пёс говорил что-то, что было не понятно сибирскому хаски.
- Только не делайте вид, что не понимаете! – рявкнул пёс, выйдя на полосу света, в которой Демон, наконец, смог разглядеть своего злобного собеседника. Это был большой, грозный доберман. Его чёрная шерсть была тщательно прилизана и, в отличие от своих подданных, он был сыт и силён. Больше всего, друзей поразили глаза пса. Они были янтарными и очень красивыми.
- Мы действительно не понимаем! Мы только что приплыли сюда на корабле, - Демон был полон решимости доказать доберману всю правду.
Вместо ответа, чёрный пёс подошёл к тому, кто вёл их сюда и спросил:
- Это правда?
Проводник потупился и ответил:
- Когда мы их нашли, то они были возле порта и мокрые…
Доберман резко рванулся вперёд и укусил отвечающего за шею. Не разжимая своих клыков, он прорычал:
- Прежде, чем бы я разорвал этих незнакомцев в клочья, надо было это сказать! Я уже подумал, что это шпионы,  -после этих слов грозный и сверкающий глазами, пёс отошёл от проводника Спарка и Демона. Тот сгорбился и принялся судорожно хватать ртом воздух. С его шеи закапали капли крови. Демон испуганно прижал уши, но больше ничем не подал виду смятения. Доберман гордо поднял голову и, сделав короткий шажок вперёд, склонился перед друзьями. Те вначале опешили, но после ответили тем же, чем вызвали уважение в глазах добермана:
- Я, однако, забыл представиться, - голос пса был намного теплее, чем раньше. – Джей, к вашим услугам.
-Приятно познакомиться, - изумлённо ответил Демон. Он не ожидал такой быстрой смены отношения к ним. Джей заметил его замешательство и быстро объяснился:
- Я думал, что вы пришли сюда выведать наши секреты и рассказать их своре Громового Лая. Я ошибся, однако.
Демону почему-то очень нравилось словно «однако», которое Джей добавлял почти в каждое своё предложение.
Вдруг Демон заметил, что окружавшие их псы давно разошлись и не мешали друзьям выбраться отсюда. Джей заметив взгляд сибирского хаски медленно проговорил:
- Вы можете идти, если хотите.
- Нет! – Демон сам от себя не ждал этих слов. Но ему до боли захотелось быть здесь, с собаками, а не с людьми.
Доберман удивлённо моргнул. Было видно, что даже он не ожидал такого. Вместо ответа, Джей подошёл к Демону и принялся обнюхивать его. Затем отошёл и сказал:
- Если вы действительно хотите остаться, то пожалуйста. Мы примем за честь, жить рядом с такими смельчаками. Тем более, что кое-кто, до сих пор не может не испугавшись до полусмерти перейти дорогу, - при этих словах, Джей скорчил презрительную гримасу, посмотрев на одного из псов. Это был довольно молодой, почти такой же, как и Демон со Спарком, пёс, породы золотистый ретривер.
От слов чёрного пса, ретривер склонил голову. Было видно, что ему стыдно и обидно за то, что его открыто, выставили на посмешище перед незнакомцами.
В это время Джей вспрыгнул на мусорный бак. Железная крышка шлёпнулась об асфальт, и некоторые псы, испугавшись шума, протиснулись в задние ряды, на тот случай, если крышка оживёт и нападёт на них. Доберман внимательно на всех посмотрел и громко пролаял:
- Слушайте все! Рей, прекрати кусать Дина! Люси смотри на меня, а не на Токи! – так Доберман безуспешно заставлял своих подданных обратить на себя внимание. Псы обсуждали Демона и Спарка. То и дело из толпы вылетали их клички, произнесённые разными собаками. В конце концов, не добившись всеобщего внимания, Джей громко и злобно рявкнул. И тишина... Все взоры были обращены только на вожака. Джей выпрямился и заговорил вновь:
- Итак, сегодня к нам соизволили присоединиться два новых пса: Демон и Спарк. Поприветствуем и не подумаем оскорблять, - приказал вожак. Все псы стали наперебой приветствовать новичков. Демон отвечал приветствием, а Спарк просто молчал. Видимо, он до сих пор не понимал, что происходит. Когда все голоса утихли, взгляды бродяг снова поднялись на Джея. Тот, молча, склонил голову, как будто благодаря своих подданных. Затем спрыгнул на землю, уронив бак. Псы снова испуганно вжались в задние ряды, да так, что те, которые были сзади, стали впереди. Джей не обратил на это внимания. Демон и Спарк тоже...
- Алира! – крикнул доберман, вглядываясь в толпу псов. Из неё стала выбираться к Джею аккуратненькая самочка спаниеля. Когда она встала рядом с доберманом, то Джей продолжил, - Ты не могла бы всё рассказать нашим новым друзьям?
- Конечно, - сразу же согласилась Алира. Её рыжая шёрстка была чиста и блестела даже в темноте закоулка. Вильнув своим коротеньким хвостом, собака зашагал вглубь сумрака. Друзья медленным шагом последовали за проводницей. Оказалось, что в дальнем углу подворотни есть забор. Верней сказать ограда. Прямо за ней начинается большой пустырь. Около забора были наставлены коробки. От таких маленьких, в которых приносили пиццу, до таких огромных, как коробка от холодильника.  Внутри коробок были накиданы тряпки. Алира молча обернулась и поманила их вглубь коробки из-под холодильника. Спарк и Демон так же, в полном молчании, последовали за спаниелем.
Оказавшись скрытыми от глаз незнакомых псов, Демон немного успокоился, но продолжал дрожать.
Спарк чувствовал себя более уверенно. Её там, снаружи, Демон увидел, что бордер-колли, как-то странно посматривает по сторонам. Видимо ему здесь понравилось. Но так нельзя было сказать о сибирском хаски. Эти ужасные голодные глаза, на которые он натыкался, когда поворачивал голову, этот запах, который бросал в дрожь пса, они пугали Демона. Пугали до ужаса. Именно поэтому он разрешил себе, немного расслабиться, когда они оказались в коробке. Здесь было тесно и вскоре, сибирский хаски вспотел. Его зимняя, защищающая от мороза шубка была неприемлема в жарких джунглях Нью-Йорка.
- Садитесь, - предложила Алира. Про себя Демон отметил, что эта собака выглядит совершенно сыто. Спаниель села, при этом коробка жалостно скрипнула. Да, этой коробке давно пора на помойку. Но она и так на помойке, так что жаловаться не приходится. Спарк тоже сел. И вновь коробка заскрипела. Демон решил постоять, чтобы ненароком не проломить хрупкий потолок. Он был высок и если бы сел, то его голова глубоко въелась бы в картон коробки.
- Я постою, - тихо сказал Демон. Спарк непонимающе уставился на него. Тот сибирский хаски, которого он знал, никогда не отказался бы посидеть. Но бордер-колли, похоже, не понимал, что они выросли. Он, скорее всего, ещё считал себя маленьким щенком, которому можно всё, что угодно и совершенно не представлял что такое вежливость. Спарк садился в коробке так, словно делает одолжение Алире, слушая её.
Алира, похоже, поняла, почему Демон не садиться. Она посмотрела вначале на потолок, потом на сибирского хаски и кивнула.
- Итак, вначале я вам расскажу о наших законах, а потом историю городских собак, хорошо? – Демон промолчал, Спарк тоже. Спаниель продолжала разговор, понимая, что они согласны.
- Итак, первым нашим законом считается то, что мы никогда не должны лгать!
При этих словах Спарк выпрямился  и ударился головой о потолок коробки. Он лгал везде. Ну, правильней про него сказать то, что он привирал. Рассказывая о прогулке. Бордер-колли просто не мог устоять, чтобы не приукрасить своё повествование, рассказывая его знакомым или отцу, который часто был занят по дому. Хотя, что собака может делать в доме? Но отец Спарка находил занятия. И только Шон, с которым они так часто гуляли, знал, что было на самом деле. Но и он молчал, ибо совершенно не понимал собачьего языка. Так что Спарк получал неограниченное пространство в мире фантазии. Именно фантазии. Случались и такие весьма печальные случаи, когда бордер-колли лгал. В прямом смысле. Если отец ругал его, то он непременно сваливал вину на кого-то другого, но не на Демона и себя. Друга он слишком уважал и сам себе не простил бы такой подлости. А Оливер верил всему, что скажет сын и часто под раздачу попадали невинные. Даже Нетти однажды досталось от отца Спарка. Тогда Демон и Спарк гуляли на улице. Весна уже была в расцвете, и грязь давно растаяла. Демон и Спарк тогда пошли гулять одни. Вновь играя в догонялки, они оба свалились в грязь. Демон толкнул друга и тот свалился, прихватив с собой сибирского хаски. Когда они вернулись домой, то Оливер начал расспрашивать что, да как. Спарк не мог предать друга и сказал, что пробегающая мимо Нетти отвлекла его. Когда Оливер стал спрашивать у подруги, как всё было, то она не отрицала. После этого разговора она подошла к щенку бордера-колли и серьёзно поговорила с ним. Тогда Спарк обещал больше никогда  не врать, но не сдерживал обещаний.
- Второе правило – верен своре, не значит, верен себе! – сказала Алира весьма-таки запутанную фразу.
- Что? – спросил Спарк  состроив смешную рожицу. Спаниель никак не обратила на это внимания и серьёзно ответила:
- Это значит, что свора на первом месте, а всё, что касается личной жизни должно уходить на задний план. Ты в своре для того, чтобы приносить пользу ей, а не себе. Если этот закон кого-то не устраивает, то он может уйти на все четыре стороны. Но только не долго он так продержится.
- Почему? – тут же спросил Демон. Он не понимал, как в таком городе, где повсюду пахнет вкуснятиной, где тепло, собаки могут погибнуть. Даже на Аляске собаки жили при большом морозе, в одиночестве, под час оставаясь голодными. Так почему здесь псы могут умирать.
- Во-первых – это свора Громового Лая. Они вечно воюют с нами, занимают наши территории и питаются в наших баках.
- Баках? – спросил бордер-колли. Спарк совершенно не понимал о чём речь, так как эта Алира использовала слова, которые были совершенно непонятны молодым псам.
- Бак! – сказала Алира. – Мусорный бак! Разве вы его не видели?
Спарк отрицательно покачал головой.
- Ну, Джей только что стоял на баке. С него ещё крышка всё время падала, - осветила незадачливого бордера-колли спаниелька. Наконец, Спарк понял, о чём разговор и, дёрнув ухом, позволил Алире продолжить разговор.
- Во-вторых – голод! – она стукнула хвостом по дну коробки, запрещая Спарку задавать вопросы. – Да, голод! Вы думаете, что если город большой, то обязательно должно быть много еды? Тогда вы глубоко заблуждаетесь.
Демон склонил голову, будто он был виноват в голоде городских собак. Никогда ещё он так не жалел о собачьем мире, который катится неизвестно куда. Собаки становились злее, люди жесточе. Не раз Демон видел издевательства, от которых у него мурашки бежали по коже и от которых люди, по видимому получали удовольствие. Не раз слышал страшные истории Оливера о том, как люди устраивают собачьи бои. Но только сейчас сибирский хаски, наконец, осознал, что тоже часть этого мира и с ним тоже такое может случиться. В большом городе, казалось бы, заботы об этом должны были оставить молодого пса, но они подступили гораздо ближе, чем должны бы были.
- И, в-третьих…- спаниель запнулась или решила оставить этот пункт. Демон тоже решил не допрашивать молодую особу, а Спарк, по-видимому, просто не решился, после того, как ему запретили задавать вопросы.
- Пойдем, прогуляемся? – спросила Алира. Дождавшись, когда друзья стукнули о дно коробки, она гавкнула, разрешая Демону и Спарку покинуть тесное помещение. Демон с непередаваемой радостью бросился из коробки, от чего та подпрыгнула. Следом вышли Спарк и Алира.
Солнце стояло в вершине неба, бросая в закоулок длинные тени от небоскрёбов. Было до ужаса жарко. Сибирский хаски встряхнулся, словно хотел сбросить с себя свою толстую пушистую шубку. Глаза Спарка горели какой-то странной тревогой. Демон тоже чувствовал в воздухе некое напряжение.
Вдруг из тени вышел Джей. Его тёмная шерсть блестела, и он совершенно не был похож на бродягу.
- Куда собрались? – как-то весело спросил он. У Демона было нейтральное настроение до того, как он встретился с Джем и Алирой. Теперь он был в прекрасном расположении духа. Даже поднял хвост, часто виляя из стороны в сторону. Хвост Спарка давно уже так вилял. Было очевидно, что ему приятно находится в обществе спаниеля, добермана и сибирского хаски.
- Гулять, - просто ответила Алира на вопрос Джея. Доберман подозрительно оглядел их. Ему до ужаса не хотелось отпускать спаниеля с двумя почти незнакомыми псам. Ещё раз подозрительно глянув на Спарка, доберман махнул обрубком хвоста, давая разрешение выйти.
Спаниель весело понеслась к выходу из переулка. Вдруг Демон обернулся и заметил, что за ними, молча и бесшумно, выскользнули две бродяги. Это были маленькие рыжая и серая собаки. Шерсть их свалялась, а глаза рыскали из стороны в сторону.
Вдруг Алира тоже обернулась.
- Пошли вон! – как-то резко прикрикнула она. Уши дворняг приподнялись, глаза сузились.
- Джей сказал следить за вами! – рыча, ответил рыжий пёс.
- Джей разрешил нам гулять, и мы будем гулять, а не прогуливаться под вашим наблюдением. Передайте Джею, что я отправила вас обратно! – теперь в голосе спаниеля появилась угроза. Поняв это, два пса, молча, развернулись и отправились обратно.
Демон молчал, Спарк тоже. Они, молча, шли за Алирой, которая, по пути рассказывала им обо всех прелестях города Нью-Йорк. Спарк ловил каждое слово, наслаждаясь звуком голоса спаниельки.  А вот Демон предпочёл смотреть по сторонам. Он хотел узнать всё по девизу «Лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать!». Всё вокруг было так захватывающе. Взгляд Демона скакал с места на место. Он смотрел всё подряд: улицы, машины, дома, огромные вывески и многое другое. Сибирский хаски рассматривал всё до того момента, как не упёрся взглядом во что-то большое, что стояло довольно далеко. Море билось рядом с тем тротуаром, по которому они шли. А то, что увидел Демон, стояло примерно в двух километрах от гуляющих псов. Это было что-то достаточно крупное и наверняка все жители Нью-Йорка знали, что это.
Перехватив взгляд сибирского хаски, Алира задорно приподняла носик и довольно гордо сказала, словно была создателем неизвестного:
- Это статуя Свободы! Она символизирует нашу независимость от других государств. 
- Статуя Свободы! – с восхищением воскликнул Спарк, смотря на Алиру. Демон не знал причины столь странного поведение его друга, но расспрашивать не стал. Кто знает, как отреагирует на это Спарк.
Демон, так и не дослушав речь спаниеля о Статуе Свободы. Он просто шёл и смотрел по сторонам. Ему было интересно, но он уже начал тосковать. Ему не хватало вида снежных горных вершин, северного ветра и просто ощущения свободы. Даже если здесь есть статуя, которая позволяет этому городу быть свободным, это не означает, что здесь сибирский хаски будет жить, как только пожелает.  Вокруг было множество различных интересных вещей. В нос то и дело ударял какой-нибудь вкусный, сладкий аромат. Демон уже хотел пойти по нему, но передумал. Что подумают друзья? Спарк продолжал на каждом шагу заглядывать в рот к спаниелю, а Демон с раздражением обнаружил, что поговорить ему не с кем. А он то, дурак, думал, что по дороге, Спарк всегда будет идти бок о бок с ним.

Возвращались обратно они поздно. На небосклоне уже успели зажечься десятки тусклых звёзд, но вскоре и они исчезли, поглощенные светом уличных фонарей. Никогда сибирский хаски не видел столько света с наступлением темноты. Он и темноты то не заметил, пока не посмотрел на небо. Алира шла спокойно, но её трясущимся лапам, Демон понял, что что-то не  так. Вскоре он уловил и запах страха, доносящийся от спаниеля. Не поняв, в чём дело, Демон вплотную подошёл к Алире и вполголоса спросил:
- Что стряслось?
Алира стояла как вкопанная, смотря куда-то вдаль, туда, где была проезжая часть. Как Демон ни присматривался, не смог разглядеть ничего, что могло бы угрожать их жизням. Только около одной машины как-то странно столпилось три Человека. Они открыли заднюю часть машины и стали усердно пихать туда какой-то тюфяк. И тут до сибирского хаски донёсся лай. Протяжный лай, который призывал броситься на помощь. Он уже было рванулся вперёд, как Алира преградила ему путь. Демон с отчаянием в глазах посмотрел туда, где безжалостные люди заталкивали в машину полупрозрачные мешки с собаками. Только сейчас понял сибирский хаски, что там был не один его сородич. Собак было три или четыре.
Когда люди, закинув мешки в машины, закрыли заднюю дверь и сели за руль, то три пары глаз, собачьих глаз, уставились из заднего стекла машины на отдаляющуюся свободу.
Только теперь до конца Демон понял, что здесь, в этом большом городе, где люди обретают свою свободу, собаки, живут так же, как и на Аляске. Но вот только опасностей здесь намного больше. Если на севере можно погибнуть от холода или недоедания, то здесь можно получить билет на тот свет от людей, существ, которым собаки доверяют больше, чем друг другу.
- Это собаколовы, - тихо проговорила Алира. Глаза её были наполнены каким-то печальным огнём. – Он ловят нас сеткой, потом запихивают в мешки, а после увозят в свой приют. Но жить там можно всего чуть больше недели. Собак там кормят и ухаживают за ними. 
- Ты хочешь сказать, что побывав там некоторое время, собаки возвращаются? – спросил непонятливый Спарк. Демон уже давно всё понял, но так ему хотелось, чтобы слова Спарка были правдой. Не дожидаясь ответа Алиры, сибирский хаски сказал:
-Нет, Спарк, побыв там, собаки отправляются в стаю Эхо.
По тому взгляду, который бросила на него спаниель, он понял, что прав.

0

15

XIII Глава
Демон проснулся от того, что Спарк толкал его лапкой в бок. Впервые за последние дни, бордер-колли проснулся раньше него. Демону не было стыдно. Кто-кто, а он действительно устал за вчерашние приключения. Да ещё и Джей немного отчитал их за то, что они поздно явились. Да, наверное, он действительно беспокоился.
- Что стряслось? – спросил сибирский хаски у Спарка. Бордер-колли немного потупился, а потом тихим голосом, чтобы не разбудить спящую рядом Алиру заговорил.
- Может, прогуляемся? Джей собирает отряды собак, чтобы они проверили границы рядом с парком. Пойдём?
- Конечно, - заверил Демон, поднимаясь на лапы. Зевнув, он понял, что надо бы поразмяться. «Вот по пути и разомнусь!»  - решил хаски. Отряхнувшись от пыли, приклеившейся к его боку, он пошёл туда, где была большая подворотня. Уже по пути он понял, что многие уже проснулись. Собаки спали везде, где только было возможно – на коробках, на асфальте, а некоторые даже забирались на мусорные баки. Это зрелище неприятно поразило сибирского хаски и бордера-колли. Они шли аккуратно, стараясь не разбудить тех, кто до сих пор не проснулся.
Джей стоял у самого выхода из подворотни. Он уже собирался уходить, но увидев, как двое друзей приближаются к нему, решил подождать их.
- Всё-таки решили пойти?  - спросил он, наверняка уже зная ответ.
- Да, - хором ответили молодые псы. Только сейчас Демон заметил, что его голос сильно отличается от голоса бордера-колли. Голос Спарка был уверенным, тяжёлым, наделённым силой. И по сравнению с ним, голос Демона казался слабым, неспособным показать всей силы. Да и голос сибирского хаски был сиплым, казалось, что он не умеет лаять.
Джей, совершенно не заметив замешательства Демона, вышел вперёд. Друзья пошли за ним. Спарк, повернув голову к плечу начал ловить блоху. Да, если когда-то давно, как казалось друзьям, Шон не позволял своим собакам подхватывать блох, то теперь оба псы были усеяны эти существами. Они неприятно вгрызались в тело, а когда передвигались, то их ноги отвратительно щекотали спину. Демон дёрнул плечом, вспомнив, как сегодня ночью пару раз подскакивал, чтобы попытаться вытащить этих насекомых из шерсти. Но как он ни старался, у него ничего не получалось, кроме того, что он будил Спарка. Бордер-колли недовольным сонным голосом говорил, чтобы друг прекратил возню.
- Прекрати! – тихо прошептал Демон на ухо другу. Было бы стыдно так вести себя в присутствии вожака их временной своры.
Спарк с некоторым раздражением, но всё-таки перестал вгрызаться в себя. Джей с небольшой, но довольно дружелюбной улыбкой посмотрел на друзей.
- Ну, что, пойдём? – нетерпеливо спросил доберман. Псы согласно закивали головами. Доберман выступил вперёд и вышел из подворотни. За ним потянулась тонкая цепочка грязных псов. Когда Демон и Спарк, наконец, вырвались из темноты подворотни, то заметили, что наступивший день мало отличается от их нового дома. Демон уже назвал подворотню новым домом только потому, что мог там спать.
Небо серым полотном занимало все пространство. Высокие небоскрёбы грозно уперлись в небо. Пару раз сибирский хаски с опаской проходил мимо них, боясь, что они вот-вот обрушатся на его чёрно-белую голову. Когда первая капля грядущего ливня упала на нос Демону, то их патруль уже подходил к парку. Деревья в парке гнулись от ветра, то и дело, выбрасывая свои листья за высокую железную ограду. Ограда была раскрашена в свежие весенние цвета, но они нисколько не предотвращали наступающую осень. Демон непонимающе посмотрел вокруг. Все псы пропали! Сибирский хаски принялся крутить головой из стороны в сторону, пытался втянуть запахи, но уже разбушевавшийся дождь, смыл все запахи. И тут, Демон, краем своего голубого глаза уловил какое-то движение сбоку. Чёрная тень быстрее падающих капель приближалась к ним. Сморгнув воду с глаз, сибирский хаски понял, что это Джей.
- Бегом в укрытие! – рявкнул он. Но, тут же улыбнулся, чтобы показать, что он нисколько на них не сердится. Демон и Спарк ни на шаг не отставали от добермана, который уже уходил обратно. Когда Демон понял, где устроено укрытие, то пожалел. Лучше стоять под дождём. Это была маленькая подворотня. Но не такая, в которой они со Спарком сейчас жили. Эта подворотня была наполнена запахами мусора, гнили. И к нему сейчас примешивался запах мокрых собак. Демон, как ни старался, ни смог отогнать запахи. Пришлось ждать.
Когда последняя капля дождя соприкоснулась с землёй, вереница псов вышла из подворотни. Демон с наслаждением вдохнул запах и тут же отдёрнул нос. Да, запахи машинных выхлопов были не лучше вони подворотни. Все псы сейчас разбрелись кто куда. Одни нюхали траву на лужайке другие медленно брели по асфальтированным дорожкам парка, то и дело принюхиваясь. Ни Демон, ни Спарк не стали подражать им. Они просто стояли в стороне, наблюдая, как остальные ищут какие-то запахи. И вот, всё, как по команде, выстроились в ряд. Джей стоял впереди и взмахом обрубленного хвоста приказал Демону и Спарку встать в конце шеренги. Молодые псы послушно побрели по траве, уже начавшей приобретать желтоватый осенний цвет. Дальше всё пошло, как и положено. Шаг в шаг свора Безмолвия вернулась в подворотню.
Когда они приближались, то им навстречу, виляя хвостом, выскочила Алира. Она, проснувшись, не обнаружила на месте Демона и Спарка и поэтому очень беспокоилась. И тут Демон заметил то, что должен был заметить уже давно – на ней не было ошейника с шипами! Сибирский хаски настолько привык с окружающим его боевым псам, что вначале совершенно не обратил на это внимание. И тут он стал разглядывать ошейники каждого, не обращая внимания на Алиру, которая скакала возле них с бордером-колли и что-то быстро тараторила. На Джее был ошейник, сделанный из кожи, усеянный шипами и совершенно бесцветный. Казалось, что он сделан из железа. На остальных были похожие ошейники, но сделанные из простого материла. Демон подошёл к Джею, который сидел возле мусорного бака.
- Откуда у вас ошейники? – прямо спросил Демон.
- Есть один знакомый…питомец продавца товаров для животных. Первое время он приносил нам ошейники, но после отказался. Как видишь, не у каждого есть такое украшение. Алире не повезло, она пришла к нам после того, как пёс отказался приносить ошейники. Отобрать у других я не могу – это будет некрасиво с моей стороны.
Джей с интересом смотрел на сибирского хаски. Наверное, он ждал новых вопросов. А они уже были готовы.
- А как Алира попала сюда? – вопрос звучал как-то не так. Было похоже, будто Демон осуждает добермана за жизнь спаниеля, но Джей не обратил на это внимания.   
- Алира потеряла своего хозяина. Ей ничего не оставалось, как идти жить на улицу. В приютах собак часто усыпляют и поэтому она испугалась. Хозяином её был довольно старый человек. Он души в ней не чаял. Всё для неё делал. Она была для него ребёнком, которого он баловал. На ужин она ела свежие куски мяса, на завтрак получала бекон. Сладкая жизнь превратила её в неженку, но она быстро адаптировалась, когда попала к нам. Вот только характер прежний – довольно добродушный. Она всегда за всех беспокоится.
Когда Джей замолчал, то Демон опустил голову. Он размышлял. Да, Шон тоже баловал их, но они не превратились в нежных существ. Все последние приключения делали их мудрее. И сейчас Демон открыл для себя некую истину. «Никогда не стану неженкой!»  - решительно пролаял он про себя. Но тут подумал, что всё то, что они пережили, как раз и отгоняло эту нежность хозяина, которую он дарил собакам. Весь север, поселившийся в душе сибирского хаски, никогда не подпустит добро к себе. Даже глаза Демона были полны льда. Разве то время, когда он новорождённый ползал по лесу, битва с бездомным Человеком, пожар, прыжок со второго этажа, схватка с собаками в поле и в порту, путешествие по морям, споры со Спарком не делали из него хладнокровного пса, который должен жить? Всё то, что он пережил, противоречило тому, что Демон может стать неженкой.
Сибирский хаски поднял голову и напрямую спросил:
- А как ты попал сюда?
Да, вопрос действительно ввёл в замешательство Джея. Тот упёрся глазами в землю. Он смотрел в лужу и стал рассказывать, будто видел в луже всё, что пережил.
- Я попал сюда ещё щенком. Мать моя была бродягой. Отец домашним псом. Оба были чистокровными доберманами, как и я. Ещё щенком стал собирать я возле себя друзей, которые смогут постоять за мою и свою честь. И друзья не подвели меня…- пёс запнулся. Он глубоко вошёл в задумчивость. Демон уже подумал, что он забыл об их разговоре. И вот, когда сибирский хаски уже хотел подняться на ноги, Джей поднял голову и стал рассказывать дальше:
- Мои друзья всегда ходили за мной и ни на шаг не отставали. Они охраняли меня, оберегали. Именно это сыграло роковую ошибку в моей жизни. Знаешь, сейчас я мог бы сидеть у камина, смотреть на огонь у ног хозяина, но именно друзья отсекли меня от этой жизни. Они повернули меня к ней спиной. Больше мне нечего сказать тебе. Всё остальное я предпочту оставить в тайне.
Доберман замолчал, а Демон, встав на ноги, махнул хвостом, благодаря за рассказ. После он направился прямиком в закоулок, за которым уже три минуты назад скрылись его друзья.

- Это вам, - сказал пёс, которого звали Рей, ложа прямо перед лапами Спарка и Демона жирный кусок мяса. Вначале Демон думал, что люди его выкинули но, понюхав, убедился, что оно довольно свежее. А свежих продуктов люди не выбрасывают.
- Спасибо, - искренне поблагодарил Демон. – Но откуда у вас это?
- Как откуда? - с изумлением ответил пёс. – С прилавка магазина! Откуда же ещё!?
- Вы воруете? – прямо спросил сибирский хаски.
- Конечно, других способов найти еду в Нью-Йорке не наблюдается. Разве что поискать в помойке или поймать крысу, но Джей приказал нам хорошо кормить вас. Он хочет, чтобы новенькие адаптировались у нас до наступления холодных времён. Так что пока голод вам мало угрожает.
Демон сморщил нос, но благодарно махнул хвостом Рею. Тот, кивнув, удалился куда-то. Спарк уже слюни ронял на кусок мяса.
- Бери, - равнодушно сказал Демон. Друг изумлённо глянул ему в глаза.
- Ты разве не хочешь?
Голос у Спарка был довольно бодрый, а вот Демона уже клонило в сон. Казалось, что их путешествие на корабле кончилось не два дня назад, а два месяца.
- Нет, спасибо, - сибирский хаски отодвинул кусок мяса к лапам Спарка. Тот, повёл плечом и накинулся на еду. Спустя пару минут от мяса ничего не осталось. Даже кости, которые были там, попали в пасть к Спарку.
- Я всё-таки не понимаю, почему ты отказался от еды. Это мясо было таким…таким вкусным!
Демон не стал отвечать на этот вопрос. Он просто не хотел забивать голову Спарка своими раздумьями. Вместо этого он поднялся на лапы и направился к выходу из закоулка.
- Ты куда? – спросил бордер-колли.
Демон обернулся и сказал:
- Пойду, прогуляюсь вместе с Шееп и Донни.
Спарк ничего не ответил. Он, только едва заметно вильнув хвостом, пожелав удачи в пути. Демон не ответил ему даже улыбкой. Он чувствовал, что сегодня здесь случится что-то страшное, что изменит обычный ход жизни дворовых псов.
Чтобы отогнать это чувство Демон и отправился в путь. Шееп и Донни уже поджидали его у выхода. Обернувшись, сибирский хаски заметил, что Спарк не отрываясь смотрит Демону вслед. Наверное, он тоже чувствует что-то странное в воздухе.
- Куда пойдём? – спросил Демон у Шееп и ещё раз обернулся, но  Спарк уже отвернулся и скрылся в темноте.
- Не знаю. Куда Джей скажет, - ответил ему Шееп. Это был прекрасный пёс, породы акита. Его пятнистая шерсть была вздыблена, так как погодка была до сих пор сырой и мерзкой. Если бы Демон и Спарк сейчас были на Аляске, у Шона, то хозяин ни за что не отпустил бы их в такую погоду, но теперь жизнь завела псов-подростков в Нью-Йорк. Этот город был в десть тысяч раз, а то и в сто больше того городишки, где жили сибирский хаски и бордер-колли. По крайней мере, именно так думал Демон, когда рассматривал серые, неприступные стены небоскрёбов. Вот и сейчас он с изумлением смотрел на серую, потрескавшуюся стенку подворотни. Донни, молодой пёс породы немецкая овчарка, странно глянул на сибирского хаски. Он всегда держался серьёзно. Демону казалось, что даже серьёзнее самого Джея, который вечно ходит хмурым и улыбается лишь изредка. Стоит кому-то сказать глупость, как Донни уже спешит к недотёпе дать хорошенькую оплеуху. Самым странным для Демона было то, что каждый раз, когда наглец-овчар наказывал кого-то, то Джей улыбался и кивком одобрял решение молодого пса.
Вдруг сибирский хаски уловил едва-едва заметное движение в темноте. Он уже знал, что это Джей. Доберман всегда приближался так внезапно и почти неслышно. Встав рядом с Шееп, Джей с интересом посмотрел на Демона. Наверное, он не ожидал, что сибирский хаски примет участие в патруле. Но он ничего не сказал, лишь одобрительно вильнул своим короткий обрубком хвоста. Донни с ненавистью посмотрел на Демона, да та, что тот поежился. Ему было неприятно видеть, как Донни открыто показывает ему свою неприязнь. Что ж, видимо ему обидно, что Джей похвалил сибирского хаски. Но, тем не менее, Демон не стал даже просить прощения у самоуверенного пса. Однажды он докажет, что нисколько не хуже его. Если Донни хочет борьбы, то Демон не будет нюней и покажет ему схватку, которой он ещё и не видел. Эти злобные мысли немного оторвали его от реальности и, поэтому Демон услышал лишь окончание речи добермана.
-…Смотрите, не попадайтесь никому на глаза и принесите как можно больше еды.
После Джей ушёл, даже не обернувшись и не выслушав ответа Шееп и Донни.
Главным в патруле был назначен Шееп, поэтому сибирский хаски немного успокоился, что не придётся выполнять приказания Донни, который до сих пор со злобой посматривал на Демона. Только когда лапы трёх псов зашлёпали по мокрому тротуару, пёс породы сибирский хаски вылез из мрачных раздумий. Вот они достигли шоссе. Прижав уши, Демон постарался хоть немного приглушить звуки машин, которые своими мощными круглыми лапами бежали куда-то вдаль.
- Стойте на месте! – перекрикивая дребезжащие звуки и плески воды под чёрными колёсами, воскликнул Шееп. Но этот приказ был излишен. Ни Демон, ни Донни даже не думали ступать по намокшей тверди дороги. На улице, под дождём было лишь три или четыре человека, но они не обратили внимания на то, что три собаки, совершенно одни, собрались переходить оживлённую улицу.
- Вперёд! – рявкнул Шееп, когда машины остановились по сигналу светофора. Первые мгновения Демон совершенно растерялся, но вскоре очнулся и бегом перешёл шоссе. Как только его задние лапы коснулись тротуара, светофор включил зелёный свет, и множество машин рвануло вперёд.
Шееп лишь махнул хвостом, приказывая идти за собой. Демон видел, что Донни прекрасно понимает, куда направляется его знакомый, а вот сибирскому хаски было трудно. Каждый поворот он проскакивал на огромной скорости и не мог определить, куда направляются его провожатые. Два раза он чуть было не угодил под чёрные лапы автомобилей, и только клыки Шеепа, вцепившиеся в его загривок, спасали его от неминуемой смерти.
Наконец они прибыли в место назначения. Это были два ряда рыночных прилавков. Прилавков, на которых лежали аппетитно пахнущие куски мяса. Людей здесь было не так много, но всё же они были. Но даже они не обратили внимания на трёх бездомных псов, двое из которых носили угрожающие шиповатые ошейники.
- Демон, ты здесь впервые, поэтому слушай внимательно. Как только ты схватишь кусок мяса – беги! Беги по той дороге, которой мы шествовали сюда и не останавливайся. Ни за что не останавливайся! Если тебя поймают, то отдадут собаколовам, а там ты не проживёшь больше трёх дней, слышишь? Поэтому приказываю – хватай и беги!
Демон кивнул. Он уже догадался, что ему придётся воровать, поэтому приготовился к преступлению заранее. Он долго выбирал подходящий кусок и очень долго наблюдал за торговцем, выбирая нужный момент, когда тот отвернётся. Но он как назло не спускал глаз со своего товара. Тогда Демон решил поискать другой прилавок с менее бдительным продавцом. И только он отошёл метра на два, как торговец прилавка отвернулся, чтобы поговорить со своим знакомым. Медлить было нельзя, тем более, что Донни махнул хвостом, приказывая действовать. Что ещё оставалось псу породы сибирский хаски?
Один рывок – и вот уже огромный шматок мяса свисает из пасти Демона. Вот раздаётся крик продавца, но сибирский хаски уже ничего не слышит – он бежит. Равномерная дробь лап по мокрому тротуару раздаётся на улице. Демону кажется, что она заглушает даже рёв машин, несущихся в неизвестность, хотя это не так. Вот последняя дорога, которую нужно перейти, чтобы добежать до подворотни Джея.
Но вот какой-то странный звук прервал стук лап Демона по асфальту. Сзади раздаётся дыхание Шеепа и Донни – они тоже схватили мясо и уже догнали сибирского хаски.
- Беги! – рявкает сзади Шееп, но Демон уже ничего не слышит – его заполонила какая-то паутина. Он была намного крепче обычной. Оглянувшись, сибирский хаски понял, что загадочная паутина поймала и Шеепа с Донни. А затем, Демон почувствовал, как паутина подняла его на воздух и забросила куда-то в темноту. После, Демон потерял сознание, ударившись головой о какую-то стенку.
В себя Демон пришёл нескоро. Ему казалось, что с того часа пролетела уйма времени. Первое, что увидел пёс, открыв глаза – это решётка. Он не поверил своим глазам.
Вскочив на лапы, он огляделся. Его поймали. Его закрыли в клетке. Он попал в руки к собаколовам!

0

16

XIV Глава
В пустынном помещении раздался стук. Громкие хлопки шли один за другим, но никто не откликнулся на них. Это Демон весом своего мощного тела пытался выбить замок с ловушки, в которую его посадили. Но сколько он не пытался, у него не получалось. В конце концов, один из работников, раздражённый громким стуком, решительно закрыл дверь. Демон перестал делать свои попытки выбраться. В наступившей тишине стало слышно, как псы вокруг тяжело дышат.
- Шееп! – крикнул Демон, надеясь, что акита ему ответит, но в ответ лишь наступила тишина. А потом вся комната будто ожила – то тут, то там, псы стали обсуждать новоприбывших.
- Кто вы? Откуда? Вы из своры Громового Лая или Безмолвия? Как вас поймали? – все эти вопросы, один за другим сыпались на Демона, который, казалось, был единственным объектом внимания незнакомых узников. Но сибирский хаски не хотел отвечать на эти вопросы. Только сейчас он понял, что шансы выбраться отсюда ничтожно малы, а у него есть всего лишь три дня. Только три дня… А ведь совсем недавно, Алира сказала, что у него будет немного больше недели. Видимо, она солгала…или ошиблась. Обессиленный и отчаявшийся пёс породы сибирский хаски упал на решетчатый пол своей ловушки и положил голову на лапы. 
- Не грусти, - раздался щенячий голос из нижней клетки. Демон прижался в полу и посмотрел вниз. На него уставилась пара зелёных, забавных щенячьих глаз.
Сибирский хаски улыбнулся, хотя сейчас было не время. Маленький незнакомец тоже улыбнулся. Это был щенок породы  эрдельтерьер. Такой маленький, смешной. Казалось невозможным то, что он попал в питомник.
- Что ты здесь делаешь? – спросил Демон. Ему было до ужаса интересно, как такой малыш попал в лапы собаколовам. Неужели его тоже окутывали в сеть и закидывали в темноту автомобиля? Или его отдали сюда хозяева?
Щенок склонил голову и посмотрел на свои лапки. Было видно, что вопрос Демона не доставил ему удовольствия и эта тема для него болезненна, но тем не менее, эрдельтерьер решил ответить на вопрос:
- Меня сюда…Я…в общем мои друзья оказались не друзьями, а враги не врагами…
Это всё, что сказал щенок, но сибирский хаски всё понял. Те псы, которым щенок доверял, предали его. Дальше Демон предпочёл промолчать. Да и о чём было говорить с маленьким напуганным щенком здесь – в самом отвратительном месте такого большого Нью-Йорка? Не обращая внимания на пытливый взгляд малыша Демон лёг на решетчатый пол и стал всматриваться вниз, пытаясь рассмотреть хоть что-то. Но как он ни старался, смог лишь разглядеть чёрную шерсть и проницательные льдисто-синие глаза, которые внимательно следили за любым его движением. Но ни телосложения, ни породы, ни каких-либо движений он ни смог определить. Было ясно лишь то, что это очень крепкий пёс, способный не только постоять за себя, но и вполне напасть на других. А это взгляд. Этот холод, который был там. Он проник в самое сердце Демона, и на несколько мгновений оно перестало битья. Демону вдруг стало страшно.
- Это Зиро… - пробормотал щенок эрдельтерьера, проследив за взглядом сибирского хаски. От неожиданности Демон даже подскочил на лапы и больно ударился головой о решетчатый потолок ловушки.
- Кто? – переспросил пёс-подросток.
- Зиро… - как-то слишком просто ответил щенок.
Вдруг внизу что-то мелькнуло и посмотрев вниз Демон наткнулся на то же льдисто-синий холодный взгляд, который, казалось, устал от жизни.
- Может я самостоятельно способен рассказать о себе? – с нескрываемой злобой прорычал Зиро. Этот тон очень разозлил Демона. Именно поэтому, прижавшись мордой к полу, сибирский хаски грозно прорычал:
- Не смей кричать на щенка!
В ответ послышался какой-то странный звук. Казалось, что сейчас клетка лопнет от этого непонятного грохочущего звука. Но каково же было удивление Демона, когда присмотревшись к псу, он понял, что Зиро только громко смеётся. Расширив глаза от изумления, Демон неподвижно стоял и смотрел на чёрного пса с синими глазами.
Спустя пару мгновений этот смех прекратился и Зиро, внимательно посмотрев на Демона, холодно сказал:
- Да ты смелый парень. Вот только непонятно что тобою движет: желание помогать малышу или то, что ты хочешь показать себя сильным и храбрым?
Эти слова хоть и вывели сибирского хаски из себя, но он решил не показывать этого. Этот Зиро ещё чего решит, что его легко вывести из себя и будет вечно пытаться разозлить.
Да и вообще сейчас не время думать о каком-то там Зиро. Демон, казалось, даже до конца и не осознавал всю трагичность момента.
- Как тебя зовут, - разделся внезапно голос малыша эрдельтерьера.
- Демон...А тебя?
- Меня зовут Микки. А можно задать один вопрос? Почему тебя назвали Демон?
Сибирский хаски на мгновенье задумался. А действительно? Ведь родители не могли дать имя только потому, что в детстве он толкнул брата от материнского живота. Или могли? Но ведь это глупо! Ведь тогда он был маленьким щенком, который ничего не понимал.
- Я  и сам не знаю… - растерянно ответил Демон. – Ты ведь тоже не знаешь, почему тебя назвали Микки, правда?
- Да, но я думал, тебя так назвали потому, что ты очень смелый и равнодушный к внешним раздражителям… - при этих словах Микки посмотрел на Зиро, который уже, казалось, начинал потихоньку засыпать. От щенка тоже не укрылось, что Демон не хотел отвечать на вопросы чёрного пса.
- Возможно, - протянул сибирский хаски. Тут он вспомнил, что здесь должны быть Шееп и Донни. Но ведь когда он первый раз крикнул, никто не отозвался на его зов. Может они находятся в другом помещении? – Слушай, ты видел, как меня сюда вносили и укладывали в клетку?
Микки задумался. Потом поднял голову и неуверенно сказал:
- Я увидел тебя, когда работники уложили тебя в клетку. Просто я спал и не успел даже одуматься, как ты появился рядом со мной.
- Значит, ты не мог видеть, куда положили моих друзей?- спросил Демон, уже зная, что Микки ничего не мог заметить.
- Да, а что?
- Просто я думал, что если узнаю в каких они клетках, то смогу как-то переговорить с ними.
- Зиро всё видел. Он первым вскочил в клетке ,когда дверь открылась… - ответил щенок эрдельтерьера.
- Но ведь ты спал! – ошеломлённо воскликнул Демон, смотря на Микки. Неужели он ему солгал?
- Да. Просто я уже привык. Во сне я постоянно чувствую, что делают вокруг меня…
Демон лишь кивнул и посмотрел  на свои лапы. Что ему теперь делать? Он не сможет самостоятельно решиться на попытку к бегству... Если бы ему подсказали что делать более взрослые псы, которые провели здесь по меньшей мере недельки три-четыре... Но ведь собак здесь держат очень и очень малое время, поэтому  таких здесь, скорее всего и нет.
- Слушай, а что ты здесь делаешь? – спросил Демон у малыша. Только сейчас он понял ,что видит перед собой малыша. Неужели и его поймали собаколовы? Неужели и он погибнет спустя несколько дней?
- Меня оставила здесь хозяйка. Они уехали в отпуск, и меня не с кем было оставить. Но это ничего... Через неделю она за мною приедет и заберёт.
- Что? Если я не ошибаюсь, то здесь собак держат очень маленький срок… - Демон не мог поверить своим ушам. В его душе начала зарождаться небольшая надежда.
- Да, но когда люди платят деньги, то здесь собаки просто проживают. Ну…на данный момент из тех, кого оставили хозяева на некоторое время здесь всего четыре-пять собаки включая меня. Даже Зиро и тот домашний. Но остальные, насколько мне известно, находятся в других комнатах с более уютными и просторными клетками. И кормят их намного вкуснее…
-  А откуда ты всё это знаешь? – спросил Демон.
- Просто до нас иногда доноситься их лай или запах пищи, которую им преподносят.
- Ясно. Слушай, ты сказал, что Зиро – это домашний пёс?
- Да... Хотя немного раньше он жил на улице в своре Безмолвия… - просто ответил щенок эрдельтерьера.
- Что? – воскликнул Демон, что Микки вздрогнул, а спящий ниже клеткой Зиро поднял голову и угрюмо бросил:
- Что это вы там раскричались?
Демон решил промолчать и немного подождать, пока чёрный пёс вновь не погрузиться в сон.  Но не тут от было. Вместо этого он посмотрел на Демона с низу вверх и прорычал:
- Что ты хочешь узнать?
- Просто Микки сказал, что вы были в своре Безмолвия… - растерянно сказал Демон. На этот раз он решил обращаться с Зиро немного вежливей, чтобы хоть что-то выяснить.
- Правильно сказал, - проворчал пёс.
- Но ведь я тоже оттуда,  - пробормотал Демон и внезапно заметил перемену взгляда Зиро. Теперь в его взгляде появился неподдельный интерес к молодому сибирскому хаски.
- Да неужели? Тогда ответь на мой вопрос: как по-другому называют их вожака, кроме Джея?
Демон растерялся. Он никогда не слышал, чтобы к грозному вожаку стаи Безмолвия обращались как-либо иначе, кроме как по имени.
Растерянность в глазах Демона не укрылась от взора Зиро. Но, тем не менее, он остался чем-то доволен…
- А знаешь, почему тебе неизвестно это? Да потому, что ещё ни один кроем меня не осмелился назвать его по-другому. Все бояться его, даже, кажется, уважают, но только я знаю всю правду о нём.
- Что это значит? – непонимающе спросил Демон. В его голове просто не укладывалось соображение о том, что когда-то этот странный пёс жил бок о бок с псами из своры Безмолвия. Интересно, почему он ушёл из своры? Или его изгнали?
- Это значит, что ты ещё не настолько крепко прижился в своре, как я когда-то. Если бы ты чаще разговаривал с Джем, то он бы давно тебе  обо мне поведал. Рассказал бы как я ему жизнь спас, а он изгнал меня. А потом пришёл и попросил вернуться, да только я уже нашёл что искал: хозяина, тёплый уютный домик, полную миску мясных деликатесов... Я не хочу возвращаться в прошлое, когда каждый твой товарищ каждое мгновение рискует превратиться в заклятого врага только потому, что он хочет отбить у тебя вкусный кусок, каждое мгновение ты рискуешь погибнуть только потому, что вожак поведёт вас на поединок со сворой Громового Лая. Каждый день ты идёшь искать еду, чтобы выжить, каждый день выполняешь чьи-то приказания.  Я так тебе скажу малыш: если хочешь нормально прожить свою жизнь – беги оттуда. Свора не заменит тебе ни друзей, ни родных. Там ты встретишь только боль и отчаяние. Все псы, которые туда пришли – они обречены, обречены, влачить жизнь в этой тёмной подворотне. Они уже не могут что-либо  предпринять самостоятельно. Они просто доверяют Джею, надеясь, что он когда-либо поможет им. Но он не поможет им, потому, что до сих пор не может помочь самому себе.
Демон слушал и почти ничего не понимал. О чём говорит Зиро? Что он знает такого о Джее, что просит его покинуть свору? Почему? Эти вопросы так сильно звучали в его голове, что он, упав на решетчатый пол, постарался зажать уши лапами, но у него ничего не получилось.
Микки прижался к крайней стенке своей клетки, чтобы лучше разглядеть, что же случилось с Демоном.
- Тебя что, блоха за ухо укусила?- как-то испуганно спросил малыш.
Демон на секунду призадумался и решил, что это обстоятельство будет намного лучше, чем то, что случилось на самом деле.
- Да...- пробормотал сибирский хаски. Для убедительности он даже встряхнул головой, показывая, что за ухом всё ещё ютиться себе блоха.
Но посмотрев в льдистые глаза Зиро, Демон понял, что чёрный пёс ему нисколько не поверил. Интересно почему? Ведь Демон даже немного приукрасил ситуацию в сторону версии про блоху за ухом. Наверное, Зиро действительно был очень опытным псом и всегда видел, когда ему лгали. Но, так или иначе, он предпочёл промолчать.
- Что ты хочешь узнать? – как-то холодно спросил он.
- Просто мне нужна ваша помощь. Вы ведь сами знаете законы этого места, правда? Меня могут убить через несколько дней…
- Я прекрасно знаю, что происходит с собаками, которые попали сюда! – рявкнул Зиро, да так, что маленький Микки крепко вжался в противоположную стену своей клетки. – Если тебе интересно, как можно отсюда выбраться, я отвечу тебе точно так же, как и всем остальным псам из своры Безмолвия, которые попали сюда – для таких, как ты, здесь выхода нет. Хочешь жить – умей вертеться! А насколько известно мне не один из псов вашей своры не собирается выживать с помощью тяжёлой работы. Всё что вы умеете – это бестолково рычать и рваться в бой. Но и это лишь только потому, что вам приказывает Джей. Без него свора Безмолвия – это просто-напросто кучка доходяг, которые держаться на лапах только за счёт своего единства, которая так называть-то стыдно.
Эта речь могла вывести из себя любого пса, который принадлежал к своре Безмолвия, но Демон остался спокоен. Только сейчас он осознал куда попал и почему не может вырваться. До сих пор Демон почти не сомневался, что как только придёт время отплывать, то Джей отпустит их. Но от его былой уверенности теперь и следа не осталось. Сомнения захлестнули его так, словно эта была мощная приливная волна Атлантического океана. Что, если Джей запретит им покидать свору. Ведь им сейчас так нужны молодые лапы для сражений со сворой Громового Лая. А что это вообще за свора такая? За всё время пребывания здесь Демон ни разу не наткнулся на запахи этой своры, ни разу не заметил незнакомого себе пса, который бы мог чем-либо отличаться от других псов, которые вместе с Демоном пытались выжить в своей своре.
- А что если я буду, как вы сказали вертеться? Тогда я смогу выбраться отсюда?
Зиро задумался. Ему не впервой приходилось сталкиваться с такими отчаянными смельчаками. Проблема была лишь в том, что ни один из них не смог продержаться и одного дня.
- У тебя есть только два варианта того, как ты сможешь выбраться отсюда. Первый способ обрести свободу заключается в том, чтобы ты за эти три дня понравился хотя бы одному человеку. Это своего рода питомник. И если тебя заберёт какой-нибудь человек, то ты тут же окажешься на свободе. Но только сомневаюсь, что с тобой будут гулять без поводка. Люди отлично знаю, что собаки, которые только что прибыли из питомника могут убежать. Этот вариант больше всего подходит для твоей ситуации. Ты – красивый пёс породы сибирский хаски. Одна беда в том, что ты гулял на улице без хозяина, а значит, ты – бродяга. Для таких здесь только один выход – усыпление.
- Но я не хочу, чтобы у меня был хозяин! Мой хозяин сейчас очень далеко отсюда и он наверняка уже ищет меня.
- Насколько далеко сейчас твой хозяин? – как-то странно спросил Зиро.
- На Аляске… - пробормотал Демон. – Но это не помешает ему приплыть сюда и отыскать нас!
Зиро задумался, а потом резко вздёрнул голову.
- Кого это нас? У тебя в городе есть знакомые, которые не принадлежат к своре?
- Да. У меня есть друг…
- Как его зовут? – воодушевлённо воскликнул Зиро. – Это очень важно! Как его имя?
- Спарк…
Демон нисколько не понимал, чему так восторженно радуется этот чёрный пёс, но всё-таки решил просто-напросто промолчать. Мало ли, что задумал Зиро.  Может это поможет Демону выбраться из этого ужасного места.
Тем временем, пока Демон размышлял, Зиро уже прекратил восторгаться чему-то, что было известно только ему одному. Чёрный пёс поднял голову высоко к потолку своей западни и принялся громко выть и лаять, призывая кого-то. Ответом послужил громкий лай собак из другого отделения. Демон почти ничего не осознавал и даже не удосужился прислушаться в лаю псов.
- Что вы им передали? – спросил сибирский хаски, начиная клониться ко сну, но стараясь не показывать этого Зиро.
Чёрный пёс посмотрел на Демона своими льдисто-синими глазами, в которых ясно читалась радость.
- Понимаешь, в соседнем отделении есть небольшое окошко в крайней стене. И около окна стоит пара другая клеток, в которых сидят собаки. Я попросил их передать по улицам и переулкам, подворотням и подвалам весть о том, что ты – пёс породы сибирский хаски по кличке Демон ищет своего друга Спарка. Теперь эта новость будет облететь город несколько суток. Возможно, твоему другу удастся найти тебя до того, как ты окажешься в комнате усыплений.
- Где? – перебил громким возгласом Демон рассказчика.
- В комнате усыплений, - тихо ответил Зиро. – Комната, в которой от тебя избавятся, в которой тебя усыпят.
Демон улёгся на решетчатый пол и стал обдумывать всё сказанное чёрным псом. Если верить словам Зиро, то есть шанс спастись или хотя бы поговорить со Спарком на прощание. И почему бы не использовать этот шанс.
- Хорошо, давайте будем ждать ответа, - решительно сказал Демон и закрыл глаза, погружаясь в тревожный, холодный сон.
Зиро лишь молча посмотрел на сибирского хаски. Он действительно верил, что друзья смогут помочь друг другу и не допустят ошибки, которую когда-то допустил сам Зиро.

***

Спарк нервно поглядывал на небо. Солнце уже давно клонилось на запад, унося с собой последние лучи слабого света. Бордер-колли начинал серьёзно волноваться, ведь Демон, вместе с Шееп и выскочкой Донни ушли ещё утром. Хвост пса то и дело нервно вилял из стороны в сторону.
Наконец, когда последний луч солнца, в последний раз коснулся серого тротуара огромного Нью-Йорка, Спарк не выдержал и рванул по направлению к тому месту подворотни, где гордо подняв голову, восседал Джей. Быстро оказавшись рядом с доберманом, бордер-колли громко спросил у него:
- Джей, почему Демон и Шееп ещё не пришли обратно?
Доберман посмотрел на Спарка холодным взглядом, а затем начал медленно отводить его к входу в подворотню. Он остановил свой взгляд только тогда, когда шее его было уже некуда подворачиваться. Затем, резким движением он вернул голову в исходное положение. Глаза его покрылись пеленой тревоги. Но Спарк догадался, что Джей больше всего беспокоиться о Донни, который тоже ушёл вместе с Демоном и Шееп.
- Я не знаю. Скорее всего их поймали…
От этих слов по шерсть на холке Спарка встала дыбом. И не суть страшных слов напугала его, а то, с каким холодом в голосе произнёс эти слова Джей. Бордер-колли поверить не мог, что эти слова – реальность, что Демон сейчас страдает где-то, загнанный в угол.
- Но кто мог схватить их? Ведь Шееп не мог допустить этого! Он должен был следить за тем, чтобы собаколовы не приблизились к ним!
Джей резко вздёрнул голову, в упор уставившись в глаза Спарка.
- Шееп не мог постоянно следить за обстановкой! – прорычал доберман. Джею было неприятно, что какой-то новичок, появившийся непонятно откуда открыто обвиняет Шееп – одного из лучших псов их своры.  – Когда хватаешь добычу и бежишь с ней, просто нет времени, чтобы охранять себя и других от окружающих опасностей.
Спарк замолчал. Он понимал, что если будет спорить с главарём своры Безмолвия, то его будут ждать только неприятности. Немного успокоившись, он спросил у Джея:
- А могло ли случиться так, что Демон и остальные просто потерялись? Или они могли лишь остаться в парке, когда его закрыли?
- Нет! – рявкнул Джей. – Мои псы никогда бы не нарушили законов. Один из них гласит, что если ты отправляешься добывать пищу для своры, то должен вернуться обратно не позднее, как лучи солнца в последний раз дотронуться своей светлой лапой до Нью-Йорка. С наступлением темноты никто, кроме патрульных не имеет прав возвращаться обратно. Их поймали и в этом ни у тебя, ни у кого-либо другого не должно возникать каких-либо сомнений. Закон  един для всех.
Дослушав речь Джея, Спарк, наконец, понял, что псов, ушедших за пропитанием, поймали. Понял, что Демон действительно может быть заперт в клетке, откуда нет выхода. И с ещё большим ужасом ему удалось осознать, что в ближайшее время его другу придётся умереть.
Не в силах больше сдержать всего ужаса, который охватил молодого пса бордера-колли, Спарк резко вскочил на лапы и бросился к выходу из подворотни. Когда до выхода оставался один метр путь ему преградили двое здоровенных псов.
«Чего это они?» - пронеслась мысль в голове Спарка. Но уже через мгновение он понял, что эти громилы не позволяет ему выйти из подворотни.
- Пропустите меня! – прорычал Спарк, не скрывая своего отчаяния. Ему хотелось как можно быстрее убежать из этого неприветливого места, скорее броситься прочь и бежать до тех пор, пока он не найдёт места заточения Демона. Но эти два здоровяка породы немецкая овчарка явно были сильнее его, проворнее и, наконец, их клыки не привыкли ждать, пока строптивец замолкнет сам.
Но Спарку было всё равно. Будь всё в порядке, он никогда бы не полез на рожон, но сейчас было не то время. В ярости бордер-колли мощным рывком оторвался от земли и, вспрыгнув на один из небольших мусорных баков, стоящих у входа в это ужасное место, легко оттолкнувшись, перелетел овчаров, который в недоумении следили за полётом Спарка. Но это недоумение длилось лишь несколько мгновений. Когда лапы Спарка коснулись тротуара, то стражи издав яростный лай, смешанный с рыком, бросились за беглецом. Спарк бежал и бежал.
Ровная дробь лап по остывающему асфальту доносилась ещё долгое время, сопровождаясь грозным лаем и рыком. Это он уносился прочь из подворотни, чтобы больше никогда не возвращаться обратно и не видеть этих мерзких злобных морд, которые не могут думать не о чём, кроме победы над стаей Громового Лая и о том, что им нужно больше псов для победы.
Спарк бежал долгое время, до тех пор, пока рык и лай псов, несущихся за ним, не утихли вдали, оставив лишь привычный шум Нью-Йорка. Посмотрев на свои лапы, бордер-колли понял, что в кровь содрал свои тонкие подушечки. Кровь стекала медленными потоками. Только сейчас пёс начал ощущать острую колющую боль и тихо заскулил.
«И что теперь делать?» - подумал Спарк. Он сам изгнал себя из своры, потерял друга в этом огромном городе и теперь остался лишь с острой болью в лапах. Сев около обочины одной из широкой дороги, Спарк просто был не в состоянии пошевелиться.
Вдруг что-то тёплое коснулось его головы. Вскинув морду к небу Спарк наткнулся взглядом на человека, который положил свою ладонь на его лоб. Улыбчивое лицо внушило доверие бордеру-колли и Спарк, который был не в состоянии даже сделать несколько шагов, полностью доверил свою жизнь этому незнакомому человеку.
Когда незнакомец поднял пса на руки, Спарк уже находился в таком состоянии, что почти не помнил ни Демона, ни своры Безмолвия, ни даже своего отца Оливера.
Конечно же, бордер-колли не мог помочь Демону, который попал в беду, не мог даже самостоятельно пошевелить лапой. Ему хотелось поспать, отдохнуть, забыть все проблемы, которые его окружали.
Тем временем человек, подобравший его, направился куда-то. Наверное, к своему дому, чтобы там вылечить Спарка и хорошо накормить его. Именно так и подумал Спарк. Ему и в голову не могло прийти, что этот человек может оказаться каким-нибудь злым существом. Уж слишком добрые руки были у него, уж слишком приятно было находиться рядом с ним.
Со светлыми мыслями, укачиваемый на руках доброго человека, Спарк отправился в прекрасный мир сновидений, даже не вспомнив о Демоне.

0

17

XV Глава
Демон проснулся оттого, что кто-то настойчиво звал его. Открыв глаза и взглянув на клетки Микки и Зиро, Демон понял, что они ещё не проснулись. Но кто же тогда звал его, как ни они? Ведь вчерашнее общение происходило лишь с ними двоими, и никто больше не вступал с ним в контакт.
- Демон! Эй, Демон!
Кто-то продолжал настойчиво призывать Демона. Решив поскорее узнать, кто зовёт его, сибирский хаски вскочил на лапы, забыв, что клетка не так велика, как он, и стукнулся головой о решётчатый потолок своей ловушки.  Оглядевшись, Демон заметил какое-то движение в дальнем углу комнаты.
- Кто меня зовёт? – откликнулся Демон, ожидая ответа.
- Это я, Донни!
Теперь Демон узнал голос молодого овчара, с которым вчера утром отправился добывать пропитание для своры.
- Как ты там? – спросил Демон. Не смотря на то, что он чувствовал открытую неприязнь со стороны Донни, сейчас было не время для споров и свар. От самочувствия каждого из трёх добытчиков пищи зависело то, смогут ли они выбраться на свободу.
- Всё нормально. Ты не видел, где Шееп?
- Нет.
Демон понимал, что Донни почти нет никакого дела до него, но всё равно было немного обидно, что Донни не поинтересовался его самочувствием, решив, что Шееп, куда важнее. Сибирский хаски и сам так думал, но всё-таки было довольно-таки неприятно. В какой-то момент Демон решил даже обидеться на весь мир и тихонько заскулить, но вовремя взял себя в лапы, решив действовать заодно в Донни хотя бы до тех пор, пока кто-нибудь из них не придумает, как отсюда выбраться. Демон знал, что весть о том, что он попал к собаколовам, уже несётся по утренним улицам Нью-Йорка. Но даже если она дойдёт до ушей его друга, это не поможет им выбраться из этого ужасного места.
- Как нам можно спастись, Донни? Джей что-нибудь рассказывал тебе об этом?
Демон видел, как Донни, сев и пригнув голову, задумался. Думал он недолго. Спустя пару секунд ответ был готов:
- Он что-то говорил на счёт того, что если тебя заберут люди – ты свободен лишь наполовину. А если заберут без ошейника – полностью свободен. Но этот выход настолько  не обнадёживает, что и пытаться не стоит. 
Демон немного задумывался. А ведь вчера Зиро предлагал  то же самое. А может всё-таки стоит попробовать, не смотря на сомнения Донни?  Но что для этого нужно сделать? Просто понравиться кому-либо? Но как? Как он, пёс, которого не мыли уже около двух недель, который выглядит нездоровым, и у которого рёбра выпячивают из под шерсти, может понравиться  человеку, живущему  в таком красивом городе? Придётся привести себя в порядок .
Ни медля, ни секунды пёс породы сибирский хаски принялся вылизывать себя,  да так яростно, что даже спавший рядом Микки проснулся на несколько секунд, но потом вновь погрузился в сон. Тем времени Демон продолжал приводить себя в порядок.
По истечению пятнадцати минут на месте изрядно потрёпанного и исхудавшего пса породы сибирский хаски появился прекрасный пёс. Теперь шерсть Демона была распутана от колтунов, аккуратно прилизанна. На её фоне даже изрядно исхудавший пёс выглядел стройным и красивым. Казалось, что его просто привезли, чтобы он провёл тут некоторое время и вскоре заберут.
- Знаешь, а по тебе сейчас не скажешь, что совсем недавно тебя привели сюда потрёпанного и лохматого, с выпяченными рёбрами, - просипел кто-то снизу. Наклонил голову, Демон заметил в самом нижнем ряду клеток, стоявших напротив старого пса породы золотистый ретривер. Тот тоже посмотрел на Демона и добавил. – Ты на правильном пути малыш. Теперь, если сюда кто-нибудь придёт, то выберет именно тебя. Но будь готов, что результат превзойдёт все твои ожидания. Ты не сможешь объяснить людям, что ты хочешь назад, в свору, не сможешь рассказать им своей истории. И они не смогут отпустить тебя назад. А потом твоя судьба расписана по дням и месяцам. Ты будешь жизнь в одном из этих огромных небоскрёбов, или, если тебе повезёт в маленьком уютном домике. Выгуливать тебя будет какая-нибудь маленькая добродушная девочка или пожилой мужчина, которому не хватает общения с людьми. И ты не думай – гулять с тобой будут строго по закону – на поводке с намордником и ошейником, на котором указан адрес твоих хозяев. Возможно, время от времени тебя будут водить  в парк, чтобы ты вволю побегал по траве или погонялся за летающей тарелкой. Но эти люди не смогут дать тебе свободу. Они будут следить за каждым твоим движением. Но самая отрицательная сторона этого – это то, что когда тебе дадут новую кличку, вместе с ней ты забудешь своё прошлое. Прости, если сказал что-то не то, но всё будет именно так, даже если ты и не веришь.
Демон глубоко задумался. Может быть он прав? Может быть это пустая затея?
Мысли пса породы сибирский хаски прервал скрип двери. В помещение вошёл человек в чёрно-синей форме. В руке у него был какой-то пакет, наполненный чем-то, что глухо звенело, то и дело, перемешиваясь от движений, выполняемых человеком. Дойдя до первой клетки нижнего ряда, он стал открывать  дверцы ловушек и насыпать что-то, что оказалось сухим кормом на пол клеток. Когда очередь, наконец, дошла до третьего ряда, в котором сидел Демон, сибирский хаски напрягся. А что если человек решит причинить ему боль? Что тогда? Но когда открылась клетка, человек лишь насыпал не пол клетки корм и быстро захлопнул её. Несколько катышков корма провалилось сквозь решетчатый пол в нижнюю клетку. Демон с отвращением понюхал предложенное человеком в чёрно-синей форме угощение. Оно ничем не пахло. Разгрызя пару катышков, сибирский хаски выплюнул кашицу. Что это такое? Конечно, случалось так, что Шон кормил их время от времени собачьим кормом, но он не был так отвратителен на вкус и имел аппетитный мясной запах. Этот же корм даже не хотелось брать в пасть, под угрозой голодной смерти. Но пересилив себя, Демон решил съесть всё до последней крошки. Кто возьмёт в дом исхудавшего до ужаса пса? Ему нужно срочно набрать вес.
Когда с последним катышком безвкусного корма было покончено, Демон с облегчением вздохнул. Казалось, что он досыта наелся вкусными шницелями, после недели голода. Но правда была далека от мечтаний.
Когда все псы, в том числе и Донни, съели свой небольшой паёк, Демон вновь вспомнил слова старика. Посмотрев на нижний ряд, он с досадой осознал, что старик уснул. Его всклоченная шерсть мерно понималась и опускалась в зависимости от его дыхания. Поболтать было не с кем – получив свой завтрак и съев его, Микки и Зиро тоже уснули. Оставшись без собеседника, которому можно было излить свою душу, Демон обречённо улёгся на пол своей клетки. «В который раз?» - пронеслась мысль у пса в голове. И тут же пришла другая – сколько ещё раз он сможет опуститься на этот решетчатый пол, пока его не усыпят? Сколько раз он сможет опустить своё взгляд вниз, на другие клетки псов, которым тоже в ближайшее время грозит страшная смерть от рук страшных людей, которые называются собаколовами. И тут, словно молния средь ясного неба мелькнула самая лучшая мысль, которая только могла когда-либо прийти в голову сибирскому хаски по кличке Демон. За всей этой суетой большого Нью-Йорка он совсем подзабыл, что обладает какими-то странными и очень сверхъестественными возможностями. Закрыв свои глаза, он постарался вызвать яркие картинки, возникающие каждый раз, когда это ему нужно, или когда он находиться в чрезвычайной ситуации.  И вот они стали возникать одна за другой. Множество незнакомых собак промелькнуло перед глазами Демона. Вот эти собаки куда-то бегут, а вот они уже сражаются с псами, в которых Демон с ужасом узнал свору Безмолвия. Кровь и дикий крик существа, находящегося недалеко от своей гибели – вот следующая картинка. Видеть такое было выше сил сибирского хаски. Он постарался побыстрее очнуться, но у него ничего не получилось. Казалось, страшные картинки стали для него единственной реальностью, которая ждала свору  Безмолвия в недалёком будущем. Страх  – всё, что было вокруг Демона сейчас.  Отчаяние заливало глаза, но как Демон, ни старался, он не мог очнуться. Страшные картины сражения двух мощных свор вставали перед его взором. Убийства, крики и кровь каждую секунду тревожили сознание пса породы сибирский  хаски. И больше не было ничего. И когда Демон готов был уже умереть, лишь бы не видеть всего этого, он очнулся. Очнулся на полу помещения. Что произошло? Демон и сам не мог понять. Сейчас он сидел на холодном линолеуме здания, где держали всех пойманных собак. Все, запертые в клетки псы с изумлением, восторгом и даже некоторым страхом взирали на него. Взглянув на клетки Микки и Зиро, Демон увидел, что оба его знакомых сейчас с открытыми пастями смотрят на него. В их глазах было лишь истинное удивление.
Везде стояла тишина – единственным объектом, привлекающим внимание, был Демон. Наконец, какой-то незнакомый пёс из второго ряда клеток воскликнул:
- Поразительно!
За ним все остальные начали наперебой что-то лаять и рычать, время от времени грозно рявкая друг на друга.
- Как тебе удалось выбраться? Это было поразительно! Ты просто супер-пёс! Ты сможешь освободить нас?
Последний вопрос послужил причиной для тишины. Всем было интересно, сможет ли незнакомый пёс породы сибирский хаски освободить всех из этого ужасного места. Даже сам Демон не мог чётко ответить на поставленный вопрос. Ведь не каждый день он попадал с такую ситуацию и не каждый день его просили выпустить на свободу почти незнакомые псы. Но нужно было как-то отвечать на поставленный псами вопрос, так как по рядам клеток уже пополз негромкий, но чёткий шумок сомнений.
- Я постараюсь вас выпустить отсюда, но вы должны ясно понять, что я вам ничего не обещаю. Ведь если бы вам пришлось спасать несколько десятков псов из клеток, вы бы долго ломали головы над тем, как вы это сделаете. А теперь может ли мне кто-либо сказать, есть ли здесь пожарная  сигнализация, которая может сработать, уловив тонкую струйку дыма?
Новая волна шёпота поползла по рядам клеток, но теперь в голосе псов было не сомнение, а загорающаяся надежда. Все начинали верить, что у молодого пса, породы сибирский хаски, который пришёл  неизвестно откуда всё получиться. Даже у самого Демона в душе загорелся небольшой, но довольно устойчивый огонёк надежды. Сибирский хаски видел, как вопрос, заданный им, облетает ряды клеток. Он понимал, что псов здесь держат не более трёх дней, но ведь наверняка должны встретиться два-три пса, которых должны забрать хозяева, как Микки или Зиро. Наконец громкий возглас громко откликнулся:
- Я знаю! Здесь есть сигнализация, но она отключена. Чтобы включить её, нужно пробраться в другую комнату и нажать лапой на кнопку. Но эта кнопка далеко от пола, поэтому шансы невелики. – говорил довольно  мелкий пёс породы вельш-корг.
- Я смогу допрыгнуть до неё. Но что сделать после?
- После нажатия на кнопку сигнализация активируется и можно будет что-нибудь поджечь. Дым, дойдя до фиксаторов, вызовет шквал воды, но клетки откроются и можно будет убежать.
Последние слова потонули в радостном рёве псов. Демон не на шутку перепугался – а что, если на шум придут люди, увидят, что он выбрался  и посадят обратно, а то и вовсе решат усыпить неспокойное существо, которое мешает покою общества.
Рёв толпы прервал довольно рассудительный вопрос Зиро, который внимательно слушал диалог Демона с толпой:
- Но откуда мы раздобудем дым для того, чтобы  сработала сигнализация?
На вопрос ответил тот же пёс, что, рассказывал о активации пожарной сигнализации.
- Достаточно будет того, что кто-то из служащих выйдет покурить в туалет, а то и вообще не будет никуда выходить и покурит на рабочем месте.
- Всё понятно. Осталось лишь малость – активировать систему пожарной сигнализации. Демон, ты готов? – голос Зиро, казалось, был холоден, но вопрос он задал с таким теплом, которое даже Демон не ожидал услышать от этого пса.
- Да! – твёрдо ответил сибирский хаски. Ему казалось, будто за спиной у него выросли крылья. Сейчас он готов был сделать что угодно, ем более, что от него зависели жизни стольких псов и собак. – Куда мне идти?
- Видишь вон ту дверь? Пройди её и заверни направо, пройди небольшой коридор до конца и вновь сверни направо. Слева от тебя будет кнопка активации. Нажми на неё и возвращайся обратно.
Все затаили дыхание и стали следить за каждым движением молодого пса породы сибирский хаски. Демон сам, казалось, в упор уставился на себя. От каждого его движения зависели жизни. Неужели все эти судьбы, сидящие здесь, погибнут от рук людей, если Демон не сможет им помочь? Неужели и он сам заснёт навеки от своей ошибки, которую может совершить в любой момент? В это трудно было поверить, но всё-таки страшная реальность всё ближе подбиралась к сердцу пса породы сибирский хаски, когда он делал движение за движением, приближаясь к двери. К счастью её никто не запирал на замки, потому что даже предположить не могли, что среди пленённых псов может оказаться один, но очень хитрый, ловкий и умный. Способный выбраться наружу не смотря на клетки. Тихо пройдя дверь, Демону осталось лишь миновать один из коридоров. К счастью там он никого не встретил и с лёгкостью проник в комнату, где должен был активировать сигнализацию. Вот она – дверь направо. Страх проник под шерсть Демона. «Держи себя в лапах ! Осталось совсем чуть-чуть!» - внушал себе Демон, толкая своей чёрно-белой лапой дверь. И тут его поджидала удача – в комнате никого не оказалось, хотя все должны были быть на рабочих местах – сейчас лишь утро и до обеда довольно далеко. Зайдя в комнату, сибирский хаски начал обшаривать стены своим пронзительным ясно-голубым взглядом.
«Вот она!» - пронеслась мысль в голове, когда Демон увидел кнопку, от которой сейчас зависела жизнь многих псов, сидящих в соседней комнате. Кнопка была не очень высоко, но на приличном расстоянии от пола. До неё придётся прыгать несколько раз, а вызывать картинки, у Демона желания нет – он за сегодня уже насмотрелся ужасов, выбираясь из клетки.
Решив, что он будет просто прыгать и пытаться дотронуться лапой до кнопки, Демон приступил к делу. Первый прыжок был очень низким и Демон даже выругался про себя. Второй и третьи прыжки были очень далеки от цели, собственно, как и первый. Но выполняя четвёртый прыжок сибирскому хаски почти удалось дотронуться лапой до кнопки. Пятый и шестой раз вновь были далеки от цели. Демону уже надоело скакать, и он пожалел про себя, что решил взяться за спасение чужих жизней. Но времени отступать, уже не было. В соседней комнате псы с нетерпением дожидаются его возвращения, которое внушит им твёрдую уверенность в том, что есть шанс на побег. И вот седьмой прыжок – великолепный и высокий. Вот сибирский хаски вытянул свою чёрно-белую лапу вперёд и она крепко придавила кнопку. Все было сделано! Демон был готов скакать от счастья. Вот так удача!  Но тут что-то прервало ликование молодого хаски. Дверь тихонько скрипнула, и Демон, ясно осознал, что его застали. Он ожидал, что сейчас вошедший громко закричит и вызовёт охранников, чтобы те немедленно отвели его обратно. Но даже если это произойдёт, Демон вырвется на свободу тогда, когда кому-нибудь захочется выйти, чтобы покурить.
Но к удивлению хаски крика не последовало. Посмотрев на дверь, Демон понял, что вошедший – невысокий мужчина. Сейчас он был повёрнут спиной к псу и тот, быстро воспользовавшись моментом, заполз под стол, стоявший посреди комнаты. Теперь его было непросто заметить.
Тем временем мужчина подошёл к столу, взял с него какие-то бумаги и вновь удалился, разговаривая с кем-то по мобильному телефону.
Теперь нужно было возвращаться. Тихо выбравшись из укрытия, которое спасло его от глаз работника, Демон направился к двери. Та была так же открыта. Так же легко сибирский хаски миновал коридор и зашёл обратно в комнату.
Там его встретил восторженный лай псов, которые первыми заметили его. Остальные поддержали их, но уже более тихо. Все отлично понимали, что излишний шум может привлечь внимание людей.
- Ты молодец! – пролаял вельш-корг, дававший инструкции по тому, как нужно активировать сигнализацию. – А теперь осталось лишь ждать.
- Да! - Поддержали его остальные, Демон в том числе. 
Всё сложилось на счастье очень удачно.  Демон сел на пол, в тёмном углу, чтобы его не было заметно, если войдёт какой-либо работник. Он тоже ждал, тоже очень надеялся .
***
Спарк проснулся оттого, что яркие лучи солнечного света ударили в его закрытые веки. Открыв глаза, первое, что он увидел – это был чей-то чёрный влажный нос, обнюхивающие его. Подняв глаза, он увидел пса точно такой же породы, как и он сам. Перед ним сидела прекрасная особь бордер-колли.
Вокруг Спарка было очень уютно. Сейчас он лежал на большой, мягкой бело-синей подстилке. Лапы его были перебинтованы. Лежал он в небольшой, но очень уютной комнатке. У стены стоял диванчик, приятного оранжевого цвета, который очень вписывался в интерьер. Обои были такими же оранжевыми. У другой стены стоял небольшой кофейный столик. На нём стояла ваза, в которой находилась пятёрка таких же оранжевых жарков. По бокам от столика стояли всё такие же оранжевые кресла. У другой стены было окно. Яркий солнечный свет врывался туда, и поэтому вся комната была в солнечных зайчиках, скачущий вокруг. На полу был расстелен яркий жёлто-оранжевый коврик. Он был таким же пушистым, какой был когда-то в комнате Шона далеко на Аляске. У другой стены небыло ничего – только висела картинка, на которой был изображён бумажный кораблик, плывущий по весеннему ручейку.
Окончив рассматривать комнату, Спарк переместил своё внимание на собаку, что  всё ещё стояла напротив него.
- Кто ты?
Голос Спарка был немного хрипловатым. Наверное, бегая по ночному Нью-Йорку, он немного простыл.
- Я? – переспросила собака. – Меня зовут Джулия, но мой хозяин в последнее время привык называть меня сокращённым и не очень красивым словам Джуля. Но кто вы, мистер?
Манера разговора Джулии  не очень понравилась Спарку. Всё-таки не очень привычно, когда тебя открыто называют «мистером». Но всё-таки Джулия была такой же породы, как и он сам, поэтому можно и потерпеть. И не таких собак перевидали.
- Меня зовут Спарк, - ответил бордер-колли, смотря прямо в глаза Джулии.
«Может нам удастся поладить» - промелькнула мысль у Спарка. «Всё равно нужно найти себе друга, пока Демон где-то прохлаждается. Стоп! Демон! Он же попал к собаколовам! Как я мог позабыть!» . От досады бордер-колли даже негромко взвыл. И что ему теперь делать? Сидеть здесь и ждать, пока Демона усыпят? А потом всю жизнь торчать в этой оранжевой комнате? Нет уж, увольте! Нужно было срочно выбираться отсюда.
Джулия наблюдала за странным поведением Спарка. Время от времени ей даже казалось, что он сошёл с ума, но выглядел этот пёс довольно прилично. Не скажешь, что сумасшедший, хотя кто его знает? Приняв некоторые меры безопасности, Джулия отошла от Спарка на несколько шагов. Тот лишь  с некоторой досадой дёрнул плечом, увидев это. Ему было всё равно, что думает сейчас эта собака.
Дверь в комнату распахнулась, и вошёл тот человек, что вчера принёс его сюда. Теперь Спарку удалось получше разглядеть его. Он был невысокого роста, коренастый и немного полноватый. Возраст было определить трудно. Скорее всего, ему сейчас было около сорок, плюс минус лет пять. Волосы были каштановые и кудрявые. Он не был так уж красив, но обладал притягательностью и обаянием, что помогло ему пожениться на прекрасной женщине. В руках у человека были две миски. От них поднимался пар. Запах аппетитных мясных кусочков в макаронах поднял Спарка на лапы. Подушечки противно заныли, когда он встал, но бордер-колли  даже не обратил на это внимания. Ему очень хотелось съесть чего-нибудь. Ведь он не ел с утра вчерашнего дня.
Как только миски коснулись пола, Спарк рванул к одной из них, догадавшись, что вторая предназначена для Джулии. Он с аппетитом проглатывал еду. С особым аппетитом он сжёвывал мясные кусочки. Он специально растягивал удовольствие, чтобы хорошенько насытиться, зная, что тот, кто медленно ест, долгое время может оставаться сытым.
Он покончил со своей миской еды спустя всего три минуты, не смотря на довольно большие размеры мисок. С благодарностью посмотрев на человека, который следил за трапезой Спарка, пёс довольно облизнулся, в ответ на что, человек ответил добродушной улыбкой. Забрав миски, он поспешно удалился из комнаты.
Джулия теперь с интересом разглядывала пса. На её взгляд он был очень некультурным, но это не делало его сумасшедшим. И кто знает, о чём мог задуматься пёс, в последствие чего потом взвизгнул? В общем, решив, что Спарк – вполне нормальный и здравомыслящий пёс, Джулия решила возобновить своё прерванное общение с ним.
- Ты прости, что я решила, что ты сумасшедший. Твоё поведение для меня больше ничего не могло означать, но теперь я поняла, что ты – нормальный.
Спарк улыбнулся в ответ. Он и сам понял, что вёл себя очень некультурно, тем более по отношению к такой даме.
- Да ничего. Я сам себе порою кажусь немного ненормальным, - и он засмеялся. Джулия присоединилась к нему. Теперь у Спарка и Джулии не было тяжести общения. Решив, что этой собаке можно доверять, Спарк решил рассказать ей всю история с самого начала.
- Джулия, ты умеешь хранить секреты?
Бордер-колли собирался рассказать ей историю всей своей жизни  от того момента, как он познакомился с маленьким щенком породы сибирский хаски по кличке Демон, до того, как вчера утром тот ушёл и больше не вернулся.
- Разумеется, - очень серьёзно ответила ему Джулия.
- Можно я расскажу тебе о своей жизни? И поверь, последняя часть рассказа очень важна для меня, - Спарк говорил очень искренне. Ему хотелось, чтобы кто-нибудь, будь то, хоть кошка, услышал эту историю и дал хоть какой-нибудь дельный совет, который смог бы помочь ему в поисках Демона.
- Конечно, рассказывай! – подбодрила его собака. Она сидела рядом с ним, наблюдая за изменениями его глаз, читая по ним состояние души.
Как только Спарк открыл свою пасть, он стал рассказывать всё, как было. Он не позволял перебивать себя, так как говорил и говорил, пока из его лёгких не входил воздух, но после он набирал его как можно больше и снова принимался рассказывать. Он рассказал всё, до последней мелочи, обрисовал в деталях путешествие на корабле, странствия по пустошам после пожара, жизнь в своре и закончил свой рассказ тем, как Демон вчера утром ушёл, а он, так и не дождавшись своего друга, добровольно изгнал себя из своры.
- …а потом твой хозяин нашёл меня у обочины дороги, где я решил немного передохнуть. Теперь я даже не знаю, что мне делать. Как найти Демона, ведь Нью-Йорк так велик?
Джулия молчала. Она даже не знала, что и ответить. В Нью-Йорке было много таких приютов, в которых держат отловленных  на улицах собак. И Демон, друг Спарка может быть сейчас  в любом из них. А поблизости нет ни одного из приютов или питомников, в которых могут содержаться собаки. Правда неподалёку есть небольшой зоомагазин, но наверняка они не смогут найти Демона там. Таких взрослых псов там нет – только маленькие, едва открывшие глазки щенки, которые даже родителей-то своих вспомнить не могут.
- Скорее всего, твой друг сейчас в одном из приютов или питомников. Но даже если и так, то по закону он не сможет находиться там более нескольких дней. Его просто-напросто усыпят по истечению этого срока. Конечно, же стоит учесть, что прошёл уже один день. Если кто-нибудь не возьмёт его к себе в дом, то он обречён. Да и если возьмёт кто, то вы уже никогда не увидите друг друга. Знаешь, мне кажется, что пустая затея, пытаться отыскать твоего друга в таком большом городе, как Нью-Йорк.
Спарк глубоко задумался. А что, если Джулия окажется права и два друга уже никогда больше не смогут увидеть друг друга, приветливо махнуть хвостом или шутливо пихнуть друг друга в бок? Но всё-таки, где-то в глубине души молодого бордер-колли теплилась надежда на то, что когда-нибудь, они с Демоном встретятся, возможно, даже в ближайшее время.
После долгого молчания, Спарк громко и твёрдо произнёс:
- Возможно, ты и права, но я не буду верить в это, пока своими собственными глазами не увижу мёртвое тело своего друга перед собой.         

0

18

XVI Глава
Громкий вой сирены и хлынувшая с потолка вода послужила сигналом к побегу. Клетки распахнулись как одна и собаки, с радостным лаем и рычанием, мощным живым потоком ринулись к выходу, снося со своего пути всё, что только было. Работники в шоке расступались не в состоянии понять, что произошло. Пока они, обмокшие и испуганные, соображали, что им предпринять, собаки одна за другой убегали на улицу через открытую дверь. Когда последняя собака выпрыгнула за дверь, ни один из работников так и не предпринял никаких мер. Казалось, что всё это им предвиделось. Чтобы рассеять всякие сомнения, один из охранников прошёл в комнату, где стояли ряды клеток. Все они были пусты. Абсолютно все. И что теперь делать? Ведь сегодня за тремя собаками должны были прибыть хозяева. Они заплатили огромные деньги питомнику и теперь, им придётся возвращать не только эту сумму, но и стоимость собак! В отчаянии охранник упал на колени и стал драть волосы на своей голове, которых и так было не слишком много. Столько собак сегодня будут гулять по городу, столькие люди могут быть подвержены опасности нападения этих беспризорных животных. Что теперь будет? Ведь наверняка деньги будут вычитать из зарплаты охранников, которые не смогли уследить за собаками, которые даже не попытались остановить их. Все остальные работники тоже были в отчаянии. Впервые такое случилось с их питомником.
Что ж, в следующий раз будут иметь ввиду.

***
Демон отбивал радостную дробь по нагретому дневным светом Нью-Йоркскому тротуару. Радость крепко засела в его душе. Он и сам поверить не мог, что им удалось вырваться. Донни бежал рядом с ним. Они оба держали путь в подворотню Джея. Как оказалась, она находилась не очень далеко от питомника.
Вдруг откуда-то сзади раздался чей-то радостный лай:
- Демон, Донни, подождите!
Обернувшись, молодые псы увидели, как к ним быстрым бегом приближается Шееп. Акита был цел и невредим. Его хвост радостно вилял из стороны в сторону.
- Как же я рад вас видеть. Я думал, что потерял вас там, в питомнике. Где вы были?
Демон сразу и не смог ответить – так рад он был возвращению старшего пса. Зато Донни сразу обрёл дар речи и рассказал о том, что они с Демоном были в одном отделении вместе с другими псами. Дальше он рассказал Шееп о том, как Демону с лихвой удалость выбить железный замок и оказаться на свободе. Потом поведал, как к сибирскому хаски пришла идея выпустить всех с помощью пожарной сигнализации. Рассказал и о том, как многие сомневались в правильности, а некоторые давали подсказки. Не забыл сказать об умном вельш-корг-терьере, который разработал план спасения. Но про Демона он говорил с  нескрываемым восхищением. Шееп даже немного опешил от этого, но потом и сам с истинным уважением посмотрел на молодого пса породы сибирский хаски.
- Так вот значит, кому мы обязаны своим спасением, - негромко сказал он. – Ты поистине пёс из стаи Безмолвия. Надеюсь, эти слова тебя не обижают.
Демон даже немного засмущался.
- Ну что ты, Шееп! Конечно же я не обижаюсь, более того, я очень польщён твоей похвалой и даже горжусь ею.
Шееп лишь кивнул. Видимо, он и сам был очень польщён, что  ему выражают благодарность.
Наконец, Донни прервал любезности Демона и Шееп.
- Пора идти, или вы до вечера будете высказывать друг другу благодарности?
Шееп кивнул и, выступив вперёд, занял место во главе их небольшого отряда, который вчера утром решил принести немного пропитания для своры.
- Мне кажется, что Джей не пустит нас в подворотню без пропитания. Нам нужно что-нибудь стащить, но что? Лично я больше не хочу воровать мясо из-под носа у собаколовов.
Демон немного подумал и решил, что раз в прошлый раз по его вине Шееп и Донни попали в питомник, и свора осталась голодной, то отдуваться будет он.
- Не волнуйся, Шееп, раз я всё начал, я всё и закончу.
С этими словами Демон ринулся по направлению к тому рынку, у которого их вчера поймали. Сибирский хаски не боялся быть вновь пойманным. Те собаколовы, что поймали их вчера, сегодня очень заняты восстановлением питомника и объяснениями перед директором.
Без особого труда Демон схватил первую попавшуюся свиную ногу. Большую добычу было очень тяжело нести, но пересилив себя, сибирский хаски кое-как донёс добычу, которая была такого же размера, как и он сам до Шееп и Донни. Те лишь с удивлением шевелили ушами и носами, принюхиваясь к аппетитному запаху свиной ноги. Демону даже убегать не пришлось – на рынке было очень мало народа, а продавщицей была старенькая бабушка с большими очками, которые, как оказалось даже не помогли ей увидеть, как наглый молодой пёс с аппетитом утаскивает свиную ногу куда-то. Это было очень и очень тяжело. Пришлось пересекать все те дороги, которые пересечь вчера им удавалось с трудом. Но Демон продолжал упрямо тащить добычу, не обращая внимания на взгляды прохожих, которые следили за этим зрелищем, но к счастью даже не пытались отобрать свиную ногу.
С трудом дотащив свою добычу до подворотни, Демон облегчённо упал, увидев, как к нему приближается Джей. Но взгляд его не предвещал ничего хорошего. Остановившись прямо перед Демоном, он с терпением подождал, пока тот поднимется на лапы. Затем обнюхал свиную ногу и, с закипающим рычанием спросил:
- Где вы были?! Вы хоть понимаете, что поставили нас на лапы, и мы всю ночь искали ваши следы?
- Не лги, Джей! – раздался голос откуда-то сзади. Обернувшись, Демон с изумлением увидел, как чёрный пёс с льдисто-синими глазами выступил вперёд. Зиро выглядел великолепно. Посмотрев на Джея, Демон понял, что его доберман никак не ожидал увидеть здесь и сейчас. Единственное, что было сейчас в глазах Джея – трепет и безмолвное восхищение псом, ставшим легендой в глазах добермана.

***
  Спарк, весело виляя хвостом, подошёл к человеку, который его подозвал. Он не считал его своим хозяином, скорее партнёром, который кормит его и даёт кров. В руках у человека были ошейник и поводок. На ошейнике блестела бляшка, на которой был высечен адрес этого человека, а ниже кличка «Рональд».
«Что?» - пронеслась отчаянная мысль у голове у Спарка. «Неужели этот Человек решил дать мне такое простое имя, как Рональд? Оно же встречается почти на каждом шагу, а вот Спарк – имя редкое. Такое, как говорил, мне отец нужно носить с гордостью».
Тем временем, человек уже надел ошейник на пса и пристегнул его к ошейнику.
- Идём, Рон, - позвал человек, открывая дверь. Спарку ничего не оставалось, как повиноваться и направиться следом. Рядом с ним шла Джулия. У неё не было поводка. Видимо она была хорошо приучена ходить рядом с хозяином и никуда не убегать, пока ей не разрешат.
- Почему на тебе не ни ошейника, ни поводка, как приписано в правилах? – с нескрываемой завистью пробурчал бордер-колли. Ему просто было не понятно, почему его держат на поводке. Разве нельзя предположить, что он привык ходить только рядом с хозяином? Но видимо, разум людей устроен как-то иначе, потому что человек крепко держал поводок, явно не собирался в ближайшее время отстёгивать его или выпускать из рук.
- Понимаешь, они просто знают, что я никуда не убегу от них. Но в тебе такой уверенности они не чувствуют. Просто они нашли тебя лишь только вчера и ничего не знают о твоём поведении. Так что тебе придётся потерпеть некоторое время, Рон, - на последнем слове она специально немного съязвила. Оскалив свои клыки, Спарк уставился на неё.
- Не смей меня так называть! Меня зовут Спарк!
Джулия лишь немного отшатнулась от него, но потом снова приблизилась и уже серьёзно сказала:
- Извини, вырвалось. Иногда я чувствую себя маленьким щенком, возвращаясь в детство. И на счёт поводка – в парке они обязательно тебя отпустят, поэтому если очень хочешь – беги. Они не будут тебя останавливать, но им будет очень грустно, что ты покинешь их. Ведь они вчера так радовались, что ты попал в нашу семью.
Спарк задумался. Ему не хотелось обижать этих добродушных людей, которые приютили его сегодня ночью и досыта накормили, но и остаться здесь для него было не вариантом. Он не должен сейчас быть здесь и говорить с Джулией. Его место сейчас было рядом со своим другом, который вчера пропал. А что если он вернулся обратно в подворотню? Что если Демону и другим удалось вырваться? А он будет тут сидеть только потому, что не хочет обижать людей, которые только один раз его накормили. Но немного подумав, Спарк решил, что это бредовые мысли. Ну, разве можно вырваться из питомника? Разве можно освободить других из той ловушки, в которую попал его друг? В этом Спарк очень сильно сомневался, поэтому решил , что убежит лишь к концу прогулки, а всё остальное время будет гулять, беседовать в Джулией и прощаться с людьми, которые дали ему приют. А вот ошейник был очень кстати. Но мешала лишь бирка с адресом. Если его поймают, то отправят обратно сюда, чего ему очень даже не хотелось.
-Джулия, ты можешь отгрызть бляшку? Или как-нибудь от неё избавиться, оставив только ошейник?
- Ты всё-таки решил уйти…Что ж, это только твоё дело, - грустно ответил Джулия. – Да, я смогу легко отгрызть бляшку с адресом.
- Ты просто не понимаешь, - тихо ответил Спарк. – Демон – самое главное существо для меня после потери хозяина, матери и отца. Он мне как брат, а я братьев в беде не бросаю, равно как и друзей. Спасибо, что поможешь мне. Знай, я этого не забуду. По крайней мере постараюсь не забыть.
- Хорошо.
Всю оставшуюся часть пути, который вёл к главному парку в Нью-Йорке Джулия и Спарк не обмолвились ни единым словом. Путь в тишине тянулся намного дольше, чем в хорошей дружеской беседе. Но Спарк оглядывался по сторонам, пытаясь запомнить обратный путь, по которому он будет возвращаться бегом в одиночестве. Его новые хозяева переговаривались между собой, но он даже не пытался разобрать каких-либо слов в их беседе. Ему было всё равно, о чём они говорят. Голоса их были очень радостными, даже в некоторой степени счастливыми. Но он понимал, что очень расстроятся, узнав, что их новый питомец не пожелал остаться с ними и убежал. Спарк уже знал, как будет прощаться с ними. Он просто тихонько подойдёт к ним и по очереди положит свою пушистую чёрно-белую голову на их тёплые колени, пахнущие добром и запахом апельсинов.
Джулия в упор смотрела на него. Этот пёс решил уйти от них, не успев даже поближе познакомиться с  каждым из семейства, кроме Джулии. Но и она знала о нём намного больше, чем он о ней. Может именно это и послужило причиной ухода Спарка сейчас, а не позже? Но может быть, он действительно хочет отыскать своего друга больше всей своей жизни. Тогда проблема полностью исчерпана. Он исчезнет из их жизни точно так же, как и появился – внезапно. Но всё-таки Джулия так и не смогла понять, почему Спарку нужно уходить именно сейчас, когда он только – только начинает нравиться её хозяевам. Ведь они так давно хотели завести себе ещё одного бордер-колли, чтобы потом занять племенным разведением собак этой породы.
Когда два человека и две собаки дошли до ворот парка, солнце стояло в зените, освещая Нью-Йорк своими жаркими лучами. Свет отражался от стёкол высоких небоскрёбов, направляя свои лучи вниз, делая день ещё более жарким. Многие люди шли по улицам полуголые, некоторые даже в купальниках. Они видимо держали своё путь на пляж, но когда приходили туда, то оказывалась, что зря. Во время пути жаркие лучи солнца и отражения от стёкол делали загар куда быстрее, чем океаническое солнце. На небе не было ни одного облачка, и погода установилась ясная.
Скорее всего, ближайшие несколько недель здесь будет такая же солнцепёка.
На входе в парк стояло несколько охранников. Они строго проверили наличие поводков и намордников для собак, прежде чем пустить четвёрку в парк. Когда ворота вместе с охранниками остались позади двух собак и их хозяев, то Спарк начал с удивлением озираться вокруг. А он думал, что в парке всё уже заросло деревьями, цветами и кустарниками. Но вокруг были лишь коротко – коротко подстриженные лужайки. На них располагались люди. Некоторые были с собаками, другие без. Но все пришли с едой. Здесь некоторые люди проводили пикники. Но они прошли мимо этих мест, дальше. Аллея была выложена из какого-то светлого камня. По обоим её бокам тянутся невысокий бордюр и были расставлены скамеечки. Как правило, там сидели либо старенькие бабушки, выбравшиеся посмотреть на природу, либо влюблённые пары, решившие уединиться. Такие выбирали скамейки под ветвями какого-либо дерева, чтобы скрыться от глаз случайных прохожих.
Здесь было очень и очень много разных дорог и тропинок. Но хозяева Джулии прекрасно знали, куда им направляться. И их собакам ничего не оставалось, как следовать за ними. Вот, они в последний раз свернули направо и оказались в прекрасном месте. Это была небольшая поляна, со всех сторон обросшая кустами и деревьями. Это было очень красиво. Спарк даже удивился, что здесь так пусто. Это было прекрасно место. К тому же, рядом с поляной была скамеечка.
- Ну, вот и пришли, - каким-то певучим голосом протянула хозяйка Джулии. Её муж тоже выглядел очень весело, и, казалось, готов был запеть.
В таком хорошем расположении духа, мужчина потянулся рукой к ошейнику Спарка. Там он в мгновение ока освободил пса бордер-колли. Тот лишь с некоторой благодарностью посмотрел на хозяина Джулии. Всё-таки это был очень хороший человек, которого не хотелось расстраивать. Но Демон был для него почти братом, поэтому ради сибирского хаски, Спарк сделает всё, что угодно, вплоть до того, что разобьёт несколько человеческих сердец. Джулия тихо подошла к нему и негромко сказала:
-Пойдём, поиграем немного на поляне, а затем тихонько заползём под кустарники или деревья, и там я сдеру бирку с твоего ошейника. Но знай, что с тех пор, как только бляшка упадёт на траву, для тебя я больше не буду другом. Ни один пёс не может быть моим другом, если предаст моих хозяев.
Возможно, Джулия ждала того, что Спарк откажется от своих мыслей, хотя бы для того, чтобы спасти их дружбу, но она ошибалась. Спарк лишь с затуманенными глазами кивнул и отвернулся, наблюдая за тем, как хозяева медленно располагаются на скамейке. Оба счастливые. Как жаль, что собаки и люди не имеют общего языка, на котором можно было бы объяснять каждое своё последующие действие. Но этого языка не существовало, что обрекало двух людей никогда не узнать истинных причин побега пса породы бордер-колли.
- Идём играть, - бросил через плечо Спарк. Джулия пошла следом. Её хвост был опущен. Она, наконец, поняла, что не сможет остановить Спарка, который хочет убежать. Оставалось только хорошо проводить его в этот путь.
- Давай, что ли в догонялки? А потом мы якобы забежим за деревья, и ты меня освободишь от этого ужасного имени. Я до конца поверить не могу, что твой хозяин решил так назвать меня.
Спарк ворчал, но в голосе у него были весёлые нотки. Так он хотел скрыть всю боль расставания с людьми, которые заботились о нём целые ночь и день. Джулия прекрасно видела, что Спарку очень тяжело расставаться с теми, кто о нём заботился, пусть даже всего одни сутки. От этого её было ещё больнее наблюдать за ним, за бордером-колли, стремящимся найти своего друга, попавшего в один из приютов или питомников Нью-Йорка. Случись такое с Джулией, она бы даже не пыталась спасти одну из своих подруг, твёрдо зная, что выбраться из западни почти невозможно.
- Хорошо! – так же весело сказала бордер-колли, поднимая свой чёрно-белый хвост. Затем она с щенячьим восторгом погналась за Спарком. Настигнув его, она повалила свою добычу на спину. Спарк на мгновение испугался, но потом продолжил игру. Теперь была его очередь настигать добычу – Джулию. Спарк решил поймать её с помощью своей ловкости. Но и Джулия оказалась очень проворна. Спарк очень долгое время старался поймать её. Наконец, воспользовавшись тем, что Джулия оступилась, Спарк нагнал её. Джулия сердито встала на лапы с мордочкой обиженного щенка, но потом резко кинулась в погоню за Спарком. Тот был готов.
Долгое время ещё Спарк и Джулия играли в догонялки, пока хозяева не решили пойти домой. Именно тогда водящим была Джулия, и догонять приходилось Спарка.
Чёрно-белый пёс опрометью бросился под ветви кустарников. Пробираясь сквозь них, он почти в кровь содрал кожу на своём носике. Джулия пробиралась следом. Как только они оказались скрыты от глаз хозяев, то  она с готовностью вцепилась в бляшки, которая тоненько зазвенела от прикосновения собаки.
Для того, чтобы избавить Спарка от бляшки ей потребовалось чуть менее минуты. Когда Спарк, наконец, освободился, в его груди затеплился небольшой, но очень яркий огонёк надежды. Он всё ещё твёрдо верил в то, что Демону удалось сбежать.
С благодарностью чёрно-белый бордер-колли посмотрел на Джулию. Та, видимо была полностью поглощена своими раздумьями, так как взгляд у неё отсутствовал. Крепко прижавшись своей пушистой щекой к щеке собаки, которая помогла ему, Спарк резко отдёрнулся, и едва заметно вильнув хвостом, бросился прочь.
Джулия стояла и смотрела вслед отдаляющемуся Спарку. Её тоже хотелось верить, что ему удастся найти своего друга и вызволить его из западни, но ведь одной веры порой бывает недостаточно, чтобы осуществить свои замыслы.     
***
А Спарк продолжал бежать ещё очень долгое время. Казалось, что виляющие парковые тропинки никогда не кончаться. Но, вот  пробегая мимо одного из своротов, взгляд Спарку упал на что-то, что возвышалось неподалёку. Опешив, Спарк начал быстро тормозить всеми четырьмя лапами.
Подушечки, которые только-только начали подживать, вновь были разбиты об твёрдую поверхность асфальта. Но сейчас Спарк не собирался сидеть и ждать, пока его вновь подберут.
Внимание молодого пса породы бордер-колли было целиком приковано к небольшому мемориалу. Он стоял в тени нескольких невысоких деревьев. Но, не смотря на это, солнечный свет беспрепятственно танцевал на памятнике.
Ничего подобного Спарку никогда не доводилось видеть. Это было великолепно. Трепет охватил бордер-колли, когда тот поднял морду к небу.
Это был памятник. Памятник ездовым собакам. Но что ему делать здесь? Где в Нью-Йорке можно устраивать упряжные гонки? Или здесь так доставляют почту? Нет... Спарк решительно отогнал столь наивные мысли. Он с самого начала догадался, что это самый обычный мемориал. Память о том, что когда-то произошло. Но что могло такого произойти с ездовыми собаками, что им поставили памятник?
Узнать об этом Спарк не мог. Ведь рядом сейчас не было Демона, который непонятно как мог прочесть то, что написано людьми, а сам бордер-колли никогда не горел желанием научиться разгадывать странные загогулины и закорючки.
Великолепная фигура пса, возвышающаяся над бордером-колли, не могла вызвать ничего кроме трепетного восхищения. Было понятно, что этот пёс, вылепленный из какого-то металла, при жизни совершил подвиг, который остался в сердцах людей до сих пор.
«Когда спасу Демона, обязательно приведу его сюда! Пусть он прочтёт, что сделал этот пёс», - именно так подумал Спарк.
Встряхнув головой, бордер-колли бросился дальше. Было не время рассматривать мемориал. Пора спасать Демона!
***
Джулия тихо подошла к креслу своего хозяина. Тот устало и как-то расстроено положил свою тёплую руку ей на лоб и принялся тихонько поглаживать её. Лицо человека было обращено к экрану телевизора. Сейчас там шли новости дня.
Джулия, так же, как и её хозяин была очень расстроена. Побег Спарка вызвал сильное разочарование у людей, но они старались не показывать этого. Бордер-колли размышляла о Спарке, о том, с какой твёрдой уверенностью тот пошёл на спасение своего друга, как что-то странно е мелькнуло на экране.
«Что это?» - подумалось собаке. На экране были псы! Много псов, которые куда-то бежали! От этого зрелища Джулия решила прислушаться к словам диктора.
«Сегодня днём около полусотни собак сбежали из одного из самых востребованных приютов Нью-Йорка. Директор питомника шокирован произошедшим и поэтому не может дать нам интервью. Сегодня в питомнике сработала пожарная сигнализация, открыв все клетки. Работники утверждают, что это невозможно – сигнализация была отключена. По некоторым данным одной из экспертиз, проведённых на месте происшествия, одна из клеток, в которых держали собак, была открыта раньше, чем все остальные. Есть подозрение, что у этой клетки шатался замок, но подтверждения не получены, так как дверца клетки выбита».
«Демон!» - почему-то подумалось Джулии. Она была уверена, что именно в этот питомник вчера отвезли Демона, но теперь он свободен! Спарк был на правильном пути. Только сейчас Джулия осознала, что Спарк действительно готов на всё ради своего друга. Но что будет теперь? Неужели друзьям больше не суждено встреться?

0

19

XVII Глава
Демон взглянул Джею в глаза. В них читалось искреннее изумление. Сибирский хаски понял, что вожак своры Безмолвия никак не ожидал увидеть этого чёрного пса. Зиро же стоял на лапах твёрдо и в глазах его был только холод.
- Как тебе удалось, я ведь сам видел... Я точно видел…, -  Джей был в полной растерянности. Он даже начал заикаться.
А вот теперь Демону стало до боли любопытно, что же так могло изумить чёрного добермана. Что он мог такого сделать, чтобы не ожидать увидеть Зиро? Почему он боится и чего? Подшёрстком своим сибирский хаски начал чувствовать, что сейчас всё узнает. Обернувшись, Демон понял, что и другие псы из своры с неподдельным интересом смотрят на своего вожака. Значит, они тоже ничего не знали.
- Зиро? – раздался голос из толпы собак. – Это Зиро! Зиро жив!
За этим громким возгласом пронеслась волна других.
- Как тебе удалось спастись? Зиро! Как я рада видеть тебя, - и многие другие слова сыпались со всех сторон на чёрного пса с изумительными льдисто-синими глазами.
Но Зиро не торопился отвечать. Он внимательно смотрел на Джея. От этого взгляда у Демона даже мурашки по коже побежали. Почему во взгляде Зиро есть что-то, что не предвещает ничего хорошего? Неужели он больше ничего не чувствует к своей своре? Но сибирский хаски встряхнул головой, отгоняя эту мысль. Вот он прожил тут сравнительно мало времени, но уже почти привязался к своре. А Зиро был легендой в глазах этих псов. Это было видно по восхищённым и трепетным взглядам, которые на него бросали. Так неужели эти псы больше для него ничего не значат? Неужели сердце чёрного пса настолько холодно, как и его глаза.
Но тут Демон заметил, что Зиро перевёл взгляд с Джея в толпу. Избавившись от пристального наблюдения чёрного пса, доберман, казалось, облегчённо вздохнул. Интересно, что всё это значит? Почему Джей ничего не хочет сказать пришедшему?
Столько вопросов и почти ни одного толкового ответа. А Зиро продолжать выискивать кого-то в толпе псов, обступивших его. Наконец, взгляд его остановился на небольшом псе. Это был один из тех, кто привёл сюда Демона и Спарка, когда они только-только попали в Нью-Йорк.  Это был пёс подросток, почти такого же возраста, как и Демон. Его шерсть была прилизана волосок к волоску. Сразу понятно, что этот пёс ухаживает за собой.
- Привет, Джерри, - прошептал чёрный пёс с льдисто-синими глазами.
Подросток поднял голову и посмотрел на Зиро. И тут Демон понял, кто это. Это был сын Зиро. Нельзя было не заметить поразительной схожести двух собак, которые сейчас стояли перед сибирским хаски. Вот она чёрная шерсть средней длины, вот они эти проницательные льдисто-синие глаза. Даже форма морды была одинакова, даже уши были похожи до боли – одно из них стояло, устремив свой кончик в небо, а другое свисало к земле.
Но Джерри не мог узнать своего отца. Он долго присматривался к Зиро, но так ничего и не смог понять.
- Кто вы, - спросил пёс.
Зиро, казалось, был поражён, но тут же вспомнил, что когда он покинул свору, то Джерри был маленьким и не мог ничего помнить, даже своего отца. В душе Зиро чувствовал боль, ему было в некоторой степени обидно, что собственный сын не может узнать его. Но немного приободрившись встрече с Джерри, которого он уже и не надеялся увидеть, Зиро протянул:
- Неужели ты не узнал меня, сынок?
Эти слова заставил молодого пса резко вскинуть голову. Джерри казалось, что он ослышался. Но посмотрев на своё отражение в глазах отца, он понял, что Зиро сказал правду. Джерри был сыном Зиро, сыном городской легенды. Стоявшие вокруг собаки своры Безмолвия были поражены не меньше.
Скинув с себя изумление, Джерри бросился к отцу и крепко прижался к нему. Зиро был очень рад встрече с сыном. Демону даже показалось, что в тот миг, когда Джерри приближался к отцу, то в глазах чёрно пса промелькнуло что-то похожее не любовь и тепло, даже нежность. Но проверить это не удалось – Зиро закрыл глаза, радуясь долгожданной встрече.
Демон стал осматривать свору. Все были рады этому моменту. В глазах псов своры, наконец, появилось тепло, которого так не хватало. Но тут взгляд Демона наткнулся на Джея. Чёрный доберман стоял и во все глаза смотрел на Джерри и его отца. В его глазах были страх, ненависть и трепет. Неужели между Джеем и Зиро были плохие отношения, неужели доберман питает острую ненависть  к псу, ставшему живой легендой Нью-Йорка? Но спустя пару мгновений, Джей сморгнул всё, и больше в его взгляде не было ничего. Лишь холодное равнодушие. 
- Так значит, ты вернулся, - голос вожака был холодным и злобным. Казалось, он уже забыл, как пару минут назад, заикаясь, приветствовал Зиро.
Чёрный пёс, прекратив приветствовать своего сына, бросил такой же холодный взгляд на вожака своры Безмолвия.
- А ты стал смелым, Джей, - протянул Зиро. Демону показалось, что в голосе пса была некоторая скрытая издёвка. От этих слов в глазах Джея зажглись нехорошие огоньки.
Доберман отошёл на пару шагов, разбежался и вспрыгнул на мусорный бак. Подняв голову, он громко пролаял, призывая обратить внимание на себя. Все псы разом подняли свои морды. В глазах Зиро заплясали насмешливые огоньки.
- Тяжело говорить, стоя внизу, как обычный рядовой пёс, да Джей? Или ты забыл, как сам недавно с восхищением и завистью смотрел на меня снизу вверх?
- Ты больше не вожак, Зиро! – в голосе Джея появились нотки угрозы.
Демон с ужасом подумал, что назревает схватка и не ошибся. Тем временем Зиро посмотрел прямо в глаза добермана и сказал:
- А ты не забыл, что отобрал моё место нечестным путём?
Толпа псов, окружающих пространство вокруг бака изумлённо ахнула. Обернувшись назад, Зиро протянул:
- Так ты ничего не рассказал своре, Джей?
Этого доберман не вытерпел. Одним мощным прыжком он оторвался от крышки бака и приземлился напротив Зиро.
- Может тогда я действовал нечестно, но сейчас нас рассудит схватка! – после этих слов доберман кинулся на Зиро. Чёрный пёс с невообразимой лёгкостью увернулся и бросился на Джея, который пока не оправился от собственной атаки. Ураганом налетев на вожака своры Безмолвия, чёрный пёс с льдисто-синими глазами крепко вцепился в его холку и принялся трясти. Джей пытался вывернуться, но ему это не удавалось. В его глазах был страх. Не страх проиграть битву, а страх того, что его сейчас опозорили перед его же сворой, перед псами, которые его слушались, которые восхищались им.
Демон внимательно следил за каждым движением Зиро. Вот он выпустил из пасти холку вожака своры Безмолвия. Затем резко отскочил от добермана. Джей попытался встать, но тут чёрный пёс ринулся на него и вновь опрокинул. Джей потряс головой. Ой, как ему было неприятно, ой как он хотел очнуться от этого кошмара. Доберман до сих пор не смог до конца осознать, что его победил тот, кого он считал своим кумиров в детстве. И это было самым неприятным. Ведь когда-то, маленьким щенком, будущий вожак своры Безмолвия смотрел на Зиро и видел в нём своего старшего друга, видел в нём почти брата.
Но потом всё изменилось.
          Зиро продолжал подскакивать и отскакивать от Джея, нанося ему всё новые и новые укусы. Доберман даже не пытался подняться. В его глазах был позор. Позор перед самим собой и боль.
            Это было очень страшно. Наблюдать за тем, как смелый и отважный доберман, вожак своры Безмолвия только что потерял всё, чего добивался – уважения, славы, восхищения и самое главное – мудрости. Эта схватка показала, что он не настолько мудр, чтобы решить проблему словами. И за это он поплатился. Цена оказалась слишком велика.
           А Зиро был просто не умолим. Он продолжал свою схватку. Схватку, в которой были лишь нападающий и тот, кто был уже не в состоянии защитить себя. Разве мог кто-нибудь представить, что Джей окажется не в состоянии защитить свою честь, разве кто-то мог подумать, что их вожак очень слаб? Нет! Таковых не было. Но тем не менее никто не спешил помогать псу, который так много сделал для своры. А чёрный пёс с льдисто-синими глазами продолжал своё дело. Наскок-отскок, наскок-отскок. Все уже знали каждое движение Зиро. Его не интересовало истекающее кровью тело добермана, не интересовала безмолвная мольба прекратить этот кошмар. Могло показаться, что Зиро просто-напросто хочет лишить жизни вожака своры Безмолвия. В его льдисто-синих глазах читалась холодная злоба, горячая ненависть. Только теперь сибирский хаски понял, что Зиро за что-то пытается отомстить доберману. Но за что? Только за то, что он теперь вожак? Или на то есть ряд других, более важных причин?
           Наконец, не выдержав очередного натиска Зиро, Демон бросился вперёд и загородил тело Джея, отрезая путь чёрному псу. Зиро гневно уставился на сибирского хаски и грозно рыча, протянул:
            - Отойди, Демон! Это е твоё дело!
            - Я не отойду, как бы ты не просил! – рявкнул в ответ молодой пёс. – Какое право ты имеешь так издеваться над ним? Что он должен был такого совершить, чтобы ты так его ненавидел?
             - Это не твоё дело, - повторил Зиро. Но только на этот раз чуть менее уверенно. Казалось, он вот-вот готов отступить от своих намерений. Демон решил ему в этом помочь, сказав:
              - Если дело касается вожака своры, значит это дело всей своры!
               Эти слова стали повторят все псы. Вначале тихо, но потом, набирая громкость, и, в конце концов, так громко залаяли и зарычали, что Демон испугался, как бы на шум не сбежали любопытные люди, которые время от времени проходили мимо подворотни.
               Зиро с истинным изумлением смотрел на свору. Казалось, он не верил, что они смогли пойти против него, а не против Джея. Казалось, считал невозможным, что они встанут сейчас на сторону Демона. Ведь это не та свора, которую он здесь оставил. Он оставил кровожадный псов, которые просто жаждали увидеть чужие страдания. Но сейчас свора была против крови, против убийств. Именно это больше всего удивило чёрного пса с льдисто-синими глазами. Не веря своим глазам и ушам, бывший вожак своры  стал осматривать всех. Он всматривался в каждую морду, заглядывал в каждую пару глаз инее мог найти тех отблесков кровожадности. Это было странно, очень странно.
            Покидая свору, Зиро придерживался мнения, что псы станут её более жестокими, ещё более кровожадными под руководством Джея, но то, что он сейчас увидел, превзошло всё, чего он только мог ожидать от нового вожака. Свора стала добрее и с пониманием теперь относилась к каждому.
            - Зиро! Зачем ты так издеваешься над Джеем? – разделся звонкий голосок из толпы. Псы расступились, уступая путь говорившему. Это была Алира! Она смело взглянула в льдисто-синие глаза чёрного пса.
             Зиро с изумлением посмотрел на неё. Казалось, он поверить не мог, что эта маленькая собака смеет так разговаривать с ним – великим и жестоким правителем стаи Безмолвия. Точнее бывшим правителем стаи.
              - Что ж, вы видимо хотите правды?
              Толпа псов заревела после этих слов.
               - Тогда вы её услышите! – прорычал Зиро. Он отошёл от Джея и, разбежавшись, вспрыгнул на бак, на котором несколько минут назад стоял Джей. Доберман встал на лапы и отряхнулся. Брызги крови полетели во все стороны, но, тем не менее, Джей твёрдо стоял на лапах. Лишь глаза его были чем-то затуманены. Выбравшись из толпы псов, доберман отошёл на пару шагов вглубь подворотни и скрылся там, где последние дни жили Демон и Спарк.
              «Спарк!», - подумал Демон. Почему это он не видит своего друга в толпе?
              - Слушайте меня внимательно собаки своры Безмолвия! – проревел Зиро, стоя на баке. Его громкий лай пронёсся над подворотней и улетел куда-то дальше – ввысь. А сам чёрный пёс тем временем продолжал. – Вы, наверное, давно уже хотите узнать, почему же Джей встал на место вожака своры и куда в тот роковой день пропал я! Так вот знайте – я никуда не пропадал, меня просто предал ваш вожак. Предал и даже не попытался помочь! Я всё это время был жив, всё время страдал, пытаясь вырваться на свободу, а он даже не вспоминал обо мне! Всё началось утром того рокового дня. Как вы можете помнить, я и Джей должны были вдвоём выполнить важное задание, смысл которого для вас так и останется в тайне. Вначале всё шло хорошо. Первая часть задания прошла безупречно, но потом…, - Зиро сделал паузу, чтобы сделать мучительнее ожидание. Затем снова продолжил, но теперь его голос был холодным и спокойным. – Потом мы попались на глаза людей. И не просто людей – на глаза собаколовов.
                Волна вздохов ужаса прокатилась по рядам своры Безмолвия. Все слушали, всем хотелось узнать причину столь ужасной и холодной ненависти двух псов.
                 А тем временем Зиро, стоя на баке, поднял свою морду к небу и долго вглядывался в синеву бесконечности. Казалось, он был полностью заворожён той красотой, что творилась наверху. Вслед за Зиро, морды вверх подняли ещё несколько псов, но большинство продолжало стоять и смотреть на чёрного пса, ожидая продолжения.   
               - А что было потом, Зиро, - раздался хриплый голос какого-то старика из толпы. Ещё несколько голосов задали этот вопрос. Зиро опустил голову и стал вновь пристально всматриваться в толпу.
                - А дальше он сделал это! Джей громко залаял, тем самым сделав так, чтобы собаколовы заметили нас. Я с ужасом следил за людьми, которые с каждой секундой приближались, и ничего не мог понять. В моей голове просто уложиться не могло, что пёс, которому до этого случая я мог доверить не только свою жизнь, но и свору так жестоко и подло предал меня. Люди подошли ко мне, и надели сетку. Отойдя от ощущения нереальности, я постарался вырваться, но это было дохлым номером. Они посадили меня в свою машину и отвезли.
                 - Но почему они не забрали и Джея! Ведь по твоим словам становиться ясно, что он был рядом! Так что же могло помешать им взять и тебя тоже?
                  - Джей убежал, - прошептал Зиро. Казалось, он вновь пережил тот день.
                 В подворотне царила тишина. Слышно было, как разговаривают люди за пределами обители своры. Тут чей-то голос спросил:
                  - Так, значит, Зиро снова наш вожак?
                 Не успел кто-либо и пасти открыть, как Зиро, вскинув голову произнёс:
                 - Нет! Это больше не моя свора. Я ухожу.
                После этих слов чёрный пёс льдисто-синими глазами спрыгнул с бака и направился к выходу из подворотни. Он ни разу не обернулся, ни проронил ни одного слова.
***
              Спарк ещё долгое время бежал. Его лапы стёрлись в кровь, но он не обращал на это, ни малейшего внимания. Ему было всё равно. Главное задачей на этот и последующие дни было лишь одно – отыскать Демона. Больше его уже ничего не волновало. Его лапы отбивали дружную дробь по тротуарам, улицам, проспектам и площадям. Где бы он ни оказался, он стремился сделать лишь одно – увидеть Демона и поговорить с ним. Рассказать всё, что с ним приключилось и услышать о том, где он пропадал. Да, Спарку было хорошо известно, что Демон в одном из приютов и питомников этого огромного живого города, но в глубине души бордер-колли твёрдо знал, что Демон в состоянии сбежать. Ведь однажды он почти со сверхзвуковой скоростью преодолел большое расстояние, смог победить Гарри Красного Носа и даже взобраться на высокий бордюр. А всё это обозначало лишь одно – если Демон очень сильно чего-то захочет, то он непременно этого добьётся с помощью своих запредельных возможностей. В общем, Спарк был полностью уверен, что его друг уже давно покинул свою ловушку. Именно поэтому была велика вероятность тог, что он мог просто-напросто затеряться в Нью-Йорке, что было не менее печально.
            Бордер-колли смотрел везде, где только было можно – в подворотнях, парках, даже в несколько подвалов заглянул, но всё было так же, как и несколько минут назад – Демона не было нигде. Так же для Спарка было ужасающим фактом то, что он потерял место своры. Он просто не мог  определить, в каком направлении двигаться, чтобы прийти обратно. Пару раз ему в голову приходила мысль, что Демон легко мог вернуться обратно, ничего не подозревая о том, что его лучший друг сейчас скитается по городу.
             - Да где же он может быть! – вслух пролаял бордер-колли от отчаяния. Он так и не мог до конца поверить, что сибирского хаски могли поймать, что Демон сейчас может быть заточён в клетке, надеющийся на спасение и обречённый на смерть.
               Тут Спарк заметил, что к нему приближаются два человека. На них были чёрно-синие костюмы. Такие же, какие были на тех людях, что утаскивали собак к машине, когда они с Демоном и Алирой решили немного прогуляться.
               «Собаколовы!» - мысль быстрее молнии мелькнула в чёрно-белой голове бордера-колли. Спарк резко вскочил на лапы и помчался, куда глаза глядят. Люди бросились следом. Спарк бежал что было сил, но и люди не отставали. Никогда ещё чёрно-белому псу не доводилось видеть таких быстрых людей. Главной задачей для Спарка сейчас было не попасться. Он не хотел покончить свою жизнь в каком-нибудь приюте или питомнике для бездомных собак. Спарк быстро пробегал улицы, перескакивая через препятствия, которые могли встать на пути молодого пса.  Но и собаколовы были не новичками. Они привыкли ловить собак в самых различных местах и при различных обстоятельствах. Но чаще всего, загнанной в угол собаке не удавалось вырваться. Спарк бежал и бежал. Но он в отличие от всех пойманных прекрасно осознавал, что если повернёт с подворотню, то ему конец. Его загонят в один из углов, накроют сетью и за лапу потащат в машине. А он не сможет даже укусить, даже поцарапать того, кто с ним так поступил. Но вот силы предательски начали заканчиваться. Спарк больше не мог бежать. Оставалось только сдаться, но он не могу этого сделать. Сдаться сейчас было равносильно смерти, равносильно предательству лучшего друга, который, наверное, уже сейчас тоже очень волнуется о нём. Набрав остатки сил, Спарк рванул на шоссе, в надежде там оторваться от преследования. Смело бросившись под колёса проезжающего автомобиля, он умудрился быстро проскочить перед ним. Затем миновал проезжающий мусоровоз и проскочил оставшуюся часть шоссе, по которой пока никто не ехал. Обернувшись, он понял, что собаколовы остались позади, разочарованно что-то крича и махая руками.
            С гордо поднятой головой Спарк пошёл дальше. Он больше не боялся этих людей. Они остались там, по ту сторону оживлённой трассы и не скоро смогут миновать её. А он, бордер-колли, легко прошёл эту дорогу, даже не попав под автомобили, которые очень быстро проносились мимо.
            Тут в животе у чёрно-белого пса предательски забурчало. Только сейчас Спарк вспомнил, что с тех пор, как его утром накормили хозяева Джулии, он и крошки в зубы не брал.  Решив порыться в мусоре, как частенько делали псы своры Безмолвия, Спарк свернул в первую же подворотню. И только он хотел опрокинуть бак, как их соседнего мусорного контейнера послышался странный шум. С любопытством повернув голову, бордер-колли решил узнать, что де там скрывается.
            - Есть кто-нибудь здесь? – громко спросил Спарк и тут же пожалел об этом. А что если собаколовы миновали шоссе и сейчас найдут его по громкому лаю, который он только что испустил?
             В ответ раздался шум. Затем из контейнера показалась маленькая аккуратная мордашка. Это была собака породы тойтерьер. Вот кого-кого, а такую собаку Спарк здесь встретить не ожидал.
             - Я здесь есть! Я - Барби - тоненьким, но в то же время твёрдым голосом протянула собачка. – Не смей трогать даже огрызки от яблок. С сегодняшнего дня это моя земля!
             Эти слова очень позабавили Спарка. Неужели она думает, что сможет остановить его? Каким образом эта малышка по кличке Барби собирается защищать эти мусорные баки от других псов, которые, возможно раз в двадцать больше неё. Но, тем не менее, чтобы не обидеть незнакомку, Спарк решил ничего не брать. Он уж как-нибудь дотерпит до следующей подворотни.
              - Хорошо, я ничего не буду трогать, - воскликнул Спарк. Незнакомка улыбнулась и сказала:
              - Вот и хорошо! А теперь убирайся. Или тебе здесь ещё что-то нужно?
              От такой наглости бордер-колли даже немного растерялся, но вспомнил о то, что говорят про характеры тойтерьеров – маленькие, но любят, когда их ласкают, привыкли к тому, что их балуют.
               - Почему ты здесь? Разве у тебя нет хозяев?
               - Теперь нет! Понимаешь, тут такая история приключилась! – теперь Барби затараторила, стремясь как можно быстрее все рассказать. – Меня сегодня должен был забрать хозяин. Просто он уезжал в командировку и оставил меня в питомнике. А сегодня, один пёс породы сибирский хаски сумел освободить всех, кто там находился.
             - Демон! – только и сумел вымолить Спарк. Просто на свете не могло быть ещё одного такого же пса породы сибирский хаски, способного на такое.
             - Да! – воскликнула Барби. Кажется, его как раз так звали. Ну, во всяком случае, его так назвал один большой пёс!
             После этих слов у Спарка появилась твёрдая уверенность в том, что Демон теперь свободен. Это было потрясающе!
             Барби продолжала что-то рассказывать, но бордер-колли уже не старался прислушаться к её разговору.
             - Спасибо, Барби!  - только и смог произнести Спарк, оборачиваясь и убегая. – Прощай!
              А Барби, посмотрев в след странному псу, продолжила свои поиски лакомых кусочков в контейнере для мусора…

0

20

XVIII Глава
            -Убирайтесь с нашей территории! – грозный лай патруля своры Безмолвия прорвал наступающую вечернюю тишину.
            - Мы никуда не уйдём! – послышался в ответ такой же злобный и устрашающий лай. Демон даже немного к земле прижался, смотря на происходящее. У него было очень плохое настроение. Пару минут назад Алира рассказала ему о том, что Спарк сбежал из своры, а вот теперь... Теперь на территории своры был замечен патруль своры Громового Лая. Он состоял из пятерых здоровенных псов. И все они были известных бойцовых пород. Сейчас говорил злобный стаффордширский питбультерьер. На его морде рисовалась явная угроза. Демон впервые видел собак своры Громового Лая, но уже догадался, что они все такие же свирепые и большие, как те, что стояли перед ним.
          «И каким же образом свора Безмолвия желает победить? Да они их порвут в первые пять секунд битвы!» Именно так подумал Демон, рассматривая пожелтевшие от нелёгкой жизни острые клыки пса. Они были огромны. Такими можно было с первого раза перекусить глотку или оторвать лапу.
           Сейчас взгляды всех пятерых псов были обращены на Рэя, которого покалеченный вожак своры Безмолвия назначил главным в патруле. И эти взгляды не предвещали ничего хорошо. Демона охватил ужас. Неужели сейчас будет схватка? Но ведь в их патруле не пятеро, а четверо псов! Неприятный холодок пробежал по спине сибирского хаски. Ему действительно стало страшно. Да, он уже проявил себя в бою, но теперь его противники казались мелкими букашками по сравнению с этими  исполинами, которые с откровенной злобой и ненавистью смотрели на их патруль.
           Но Рэй даже не вздрогнул, в его глазах даже не промелькнул страх перед этими псами. Недовольный их ответом, он, так же скаля зубы, как и эти великаны  прорычал:
           - Проваливайте отсюда, я не собираюсь повторять это несколько раз! Что вам здесь надо?
           Псы, казалось, ещё более рассвирепели от такой наглости. Теперь вперёд вышел другой пёс – простой питбультерьер, но это нисколько не облегчило мысли Демона. Пасть и шрамы этого пса ясно давали понять, что если будет нужно, то он и волка сгрызёт, никто моргнуть не успеет. На его чёрной шкуре в некоторых местах не доставало шерсть, одна лапа была поджата. Видимо когда-то её переехала машина и с тех пор он не опускает её на землю. Один глаз затёк. Это было ужасное зрелище. Настолько ужасно, что сибирский хаски крепко зажмурил свои голубые глаза. Открыть глаза его заставил скрипящий голос питбультерьера:
         - Нам нужно поговорить с Джеем!
         Рэй немного, но очень глубоко задумался. И Демон даже знал о чём. Пёс размышлял о то, стоит ли проводить этих исполинов к Джею. Если они увидят его в таком состоянии, то непременно доложат о случившемся своему вожаку и тот, воспользовавшись слабостью своры, совершит нападение.
           - Джей приказал никого не подпускать к нему! – рявкнул Рэй.
           Пятеро патрульных своры Громового Лая задумались. Стаффордширский питбультерьер, говоривший первым вышел вперёд и сказал, уже более спокойно:
           - У нас есть важный разговор! И если Джей не сможет принять в нём своего участия, то это сделаете вы!
           Четверо псов своры Безмолвия приготовились внимательно слушать всё то, что сейчас могут сказать им заклятые враги. Рэй посмотрел в горящие холодной ненавистью глаза стаффордширского питбультерьера. Тот в свою очередь посмотрел в глаза Рэя.
            - Говорите, - тихо прорычал главный в их патруле.
            Подняв голову, стаффордширский питбультерьер, казалось, пытался прожечь свои злобным взглядом патруль своры Безмолвия. Он осмотрел каждого с головы и до лап, с ушей до хвоста. И только после этого открыл свою пасть, обнажая ряды острых пожелтевших зубов.
             - Сегодня утром, когда большая часть нашей своры решила разойтись, я и другие обнаружили на нашей земле запахи вашей своры!
             - Но это невозможно! – рявкнул Рэй,
             - Ты не доверяешь моему слову? Или ты забыл, что все, вступившие в свору дают клятву говорить только правду и врать лишь тогда, когда твоей жизни угрожает опасность. Или ты думаешь, что твои никчёмные патрульные угрожают моему здоровью?
             - Но могло, же случиться так, что вы ошиблись! – вперёд вышла серая собака по имени Авиаль, которая так же вошла в патруль своры Безмолвия. Её шерсть распушилась – было видно, что её вся эта ситуация до ужаса раздражает. В её карих глазах ясно читалось неприязнь у тем, кто сейчас стоял перед ней.
            На этот раз ответить решил другой пёс из стаи Громового Лая, который до этого момента стоял за спинами остальных. Это было страшно и удивительно. Это было что-то не очень большое и ужасающее. Сейчас перед сибирским хаски стоял пёс, у которого не было шерсти. Его янтарные глаза просвечивали сквозь патруль своры Безмолвия. Породу Демон определить не смог. Это было слишком ужасно, чтобы смотреть на это длительное время и  разбираться в происхождении пса. Не обращая внимания на сморщенные от отвращения носы патруля своры Безмолвия, пёс довольно громко сказал:
             - Мы не могли в этом ошибиться! Ведь мы не только поймали запах вашей своры. Мы увидели нарушителя! И пойдя по его следу, ясно различили в нём запахи вашей своры! 
           - Ну и кто же это был? – Рэю до сих пор казалось, что псы своры Громового Лая просто-напросто хотят их одурачить. Но к удивлению главы патруля, пёс ответил:
- Молодой пёс породы бордер-колли!
          Весь патруль задумался и было слышно, как Демон, холодея от ужаса прошептал:
- Спарк!
         - Так, значит, вы все знаете этого пса! – рявкнул стаффордширский терьер, говоривший первым. – И отлично догадываетесь, чем он занимался на нашей территории! Раз вы додумались пускать к нам шпионов, то мы будем отвечать тем же! Но пришли мы не для этого! Рэй, наш вожак послал нас предупредить вашу свору, что если такое повториться, то мы пойдём войной! – пёс, закончив говорить, повернулся и ушёл, прошептав, - Я убью тебя, Рэй!
***
Спарк ещё долгое время бегал по длинным и извилистым улицам Нью-Йорка. Мимо него проносились высотные здания, остановки, припаркованные машины и много чего другого, но бордер-колли и не думал останавливаться. Подгоняемый мыслью, что его друг остался жив и даже убежал из своей западни, пёс-подросток стремился как можно быстрее встретить Демона. Он забегал во все подворотни, что только встречались на его пути, заглядывал даже в окна домов, которые находились недалеко от земли, в надежде того, что Демона, как и его вчера подобрали какие-нибудь добрые люди. Но каждый раз, разгневанные наглостью бродячего пса, хозяева домов выбегали и прогоняли Спарка прочь. Но тот продолжал исследовать всё новые и новые улицы огромного города, пока, наконец, не обнаружил в воздухе знакомый запах. Это был запах своры Безмолвия! Неужели он сейчас находиться на территории своры? Радости молодого пса не было предела. Крепко взяв след, Спарк отправился по нему, готовый пройти любые препятствия, лишь бы только найти Демона. Бордер-колли почему-то был полностью уверен, что его друг сейчас в своре. Живой и невредимый. Вот запах привёл Спарка к оживлённому шоссе. И тут бордер-колли вспомнил, что именно до сего места преследовали его стражи подворотни. Именно здесь его подобрал добродушный хозяин Джулии. Но тогда на этой трассе почти не было машин. Теперь, же при свете дня Спарк подумал, что ему нелегко придётся преодоление этого препятствия. Машины проносились мимо с оглушительной скоростью, обдавая ветром шерсть бордера-колли.
«Соберись, Спарк! У тебя всё получиться!» - подбадривал пёс-подросток себя.
Набравшись мужества, он быстро выскочил на проезжую полосу, но потом, когда пара машин, затормозила, взвизгивая своими колесами, Спарк вернулся на место. Из окон автомобилей высовывались люди и что-то кричали с явной угрозой. Но Спарк не обращал на них равным счётом никакого внимания. Воспользовавшись секундной заминкой на трассе, он вновь рванул вперёд. На это раз, бордер-колли достиг своей цели – противоположной стороны небольшого шоссе.
Вновь поймав запах своры в этом месте, где отовсюду доносились запахи дорожной пыли и выхлопов, Спарк побежал вперёд, уже предвкушая встречу с другом. Осталось только завернуть в подворотню…
***
  Демон, устало сгорбившись, сидел рядом с Алирой. Спаниель тихо смотрела на начинающее меркнуть небо. Приближался вечер. Страх за лучшего друга всё больше сжимал сердце сибирского хаски. С каждой минутой этого долгого дня он всё меньше верил в то, что Спарк сумеет найти дорогу назад.
Сглотнув, Демон спросил у Алиры:
- Как ты думаешь, Спарк сможет найти дорогу обратно?
Спаниель немного призадумалась, но не прошло и десяти секунд, как она дала свой, леденящий душу ответ:
- Я каждой минутой ожидания я всё меньше могу в это поверить. Кажется, что нам, можно даже и надеяться. Прости, Демон, но Нью-Йорк настолько огромен, что и за несколько лет мы не сможем обыскать всё. Я думаю, нам с тобой нужно просто забыть о Спарке. Так будет лучше.
Острая боль, пронзила сердце Демона, словно это был раскалённый кинжал. Сибирский хаски с такой тоской посмотрел вверх, на небо, что казалось, просил появляющиеся звёзды вернуть Спарка. Демон не хотел верить жестоким словам Алиры, но у него не было никаких доказательств того, что бордер-колли может вернуться обратно. Неужели друзья не смогут даже увидеть друг друга в этой жизни? В тот момент, когда Демон готов был завыть от потери, до его носа донёсся запах. Знакомый запах, почти родной. Не веря своему носу, сибирский хаски повернул голову назад.
В первые мгновения Демону показалось, что он обезумел от тоски по другу. Прямо перед ним стоял Спарк, уже привычно свесив голову на один бок и разглядывая печальные выражения морд своих друзей. Демон встряхнул головой, чтобы отогнать ведение, но оно не ушло. Тут сибирский хаски заметил, что Алира тоже смотрит на мираж. Или не мираж? И только тут пёс-подросток осознал, что это самый настоящий Спарк. Сорвавшись с места, сибирский хаски бросился к нему и крепко прижался к всклокоченному боку бордер-колли. Спарк отскочил, думая, что Демон хочет оттолкнуть его, но после понял, что сибирский хаски просто не может передать словами своей радости.
- Как же я рада тебя видеть! – вырвался радостный крик из пасти Алиры. Спаниель радостно бросилась к нему и радостно лизнула в нос. Спарк даже засмущался, тихонько отходя, он знакомой.
На крик Алиры тут же начали сбегаться другие псы, которые в эти дни хорошо общались со Спарком. У всех в глазах читались лишь радость и изумление. Спарк же тоже был изумлён, что многие псы до сих пор считают его друзьями, после того, как он убежал, практически предал своры. Ведь бордер-колли даже не догадывался, как изменилось отношение своры Безмолвия к своему лживому и трусливому вожаку.
- Как ты, Спарк? У тебя ничего не болит? Где же ты был?  - все эти вопросы сыпались на уставшего пса. Но тот всё отвечал и отвечал на них, не обращая внимания на боль в лапах. Заметив, как устал его друг, Демон вышел вперёд и громко прорычал, обращаясь к толпе псов своры Безмолвия:
- Разве вы не видите, что Спарк с лап валиться? Ему нужно хорошенько отдохнуть и поесть.
Толпа псов быстро удалилась к главной подворотне. Там она разделилась на две группы, одна из которых пошла в Джею, докладывать о прибытии, а вторая прямиком подошла к баку, в котором хранилась пища. Вытащив один большой кусок сырого мяса, псы направились обратно, но тут путь им преградил Джей. Глаза вожака светились недобрым светом, но он, одобрительно кивнув псам, лишь тихо сказал:
- Хорошенько накормите молодого пса. Завтра его силы понадобятся нам, я уверен.
Псы недоуменно посмотрели на своего вожака. Кто знает, что ему может прийти в голову? Может, завтра он решит скормить Спарка соседским котам. Никто не воспринял в серьёз последнюю фразу чёрного добермана. Группа псов вновь ринулась к Спарку, неся ему хорошенький кусок свинины.

Яркий свет плясал на закрытых глазах Демона. Открыв свои веки, сибирский хаски отполз подальше, в приятный полумрак подворотни, где, наконец, смог добиться спокойствия. Демону до ужаса хотелось спать, ведь вчера, они со Спарком и Алирой разговаривали ещё несколько часов. За это время друзья смогли изложить друг другу свои истории.
Больше всего Спарк был удивлён тем, что сам того не зная забрёл на территорию своры Громового Лая и остался цел и невредим. Да, ему действительно повезло. Ведь, если верить словам сибирского хаски, то эта своры состоит из одних головорезов. Почему они не поймали его? Этот вопрос теперь мучил голову молодого пса породы бордер-колли.
Демон ещё раз встряхнул головой, но, тут же плюхнулся на землю. Почему бы это? Посмотрев под лапы, сибирский хаски понял, в чём дело. Сегодня ночью прошёл дождь, а он поскользнулся в одну из луж. Сейчас Демон чувствовал себя отвратительно с мокрой шерстью на боку. Но даже это нисколько не ухудшило его радостного настроения. Ведь день обещал быть солнечным, Спарк вернулся. Что ещё нужно? Демон знал ответ на этот вопрос, но не знал, хочет ли он этого по-настоящему? Хочет ли он до сих пор вернуться на родину, в заснеженные просторы Аляски? Ответ был неизвестен даже для самого Демона. Ещё бы неделю назад сибирский хаски ответил твёрдое «да» на это вопрос, но теперь не был уверен. Может потому, что привык жизнь в подворотне, рядом со сворой?
Так или иначе, но Демон решил больше не думать об этом. Ведь его желания ничего здесь не значат. Его судьба на данный момент зависит лишь от Джея, от его решений.
Первым делом, сибирский хаски решил привести себя в порядок. Не будет же он ходить весь день лохматый, словно искупавшийся пекинес! Сев, Демон стал вылизывать свой мокрый бок. Занятие было скучным и надоедливым, но всё-таки, после нескольких минут мучений, Демон привёл себя в порядок. Даже облизнул свой носик, чтобы тот блестел. Правда до спины он дотянуться не мог, да и за ушами лапой, словно кошка умывать не умел, но, тем не менее, выглядел он более пристойно, чем спросонья. Далее по плану Демона стоял небольшой завтрак. Подойдя к контейнеру, Демон с досадой обнаружил, что приличной пищи здесь нет. Только упаковка просроченных сарделек и что-то дохлое, мало похожее на то, кем оно когда-то было – на птицу.  Сибирский хаски с отвращением отвернулся от мусорного бака. Что ж, придётся ждать, пока кто-нибудь принесёт нормальную более свежую пищу. А в это время Демон может поболтать с кем-нибудь. Посмотрев вокруг, Демон увидел несколько знакомых мордочек. А вот и Шееп! Может попросить его отправить патруль за пропитанием. Ведь ждать приказа Джея сейчас глупо. Всё, что произошло недавно, не вызовет удивление от того, что Шееп решил отдавать приказания. Потратив на свои раздумья меньше доли секунды, сибирских хаски подскочил к Шееп и спросил:
- Может пора отправить патруль? Если что, то я с радостью вступлю в него, Шееп.
Акита задумался и опустил глаза на землю, разглядывая лапы. Его уши подрагивали, показывая, что он тщательно всё обдумывает. Демон же не понимал, зачем настолько ломать голову. Можно ведь просто сказать «нет», а не играть роли задумчивого пса. Но, тем не менее, Шееп скоро поднял глаза и сказал:
- Можно, правда придётся спросить разрешения у Джея. Хотя, вряд ли теперь оно будет много значит для наших псов. Ладно, пойдёмте! Спарк идёт с нами?
- Не знаю, он всё ещё спит. Но я могу его разбудить. Просто не хочу, чтобы мы снова потерялись. Лучше уж вместе, - промолвил сибирский хаски.
- Всё правильно, ладно, иди, буди своего друга, а я схожу на Рэем и … - пёс растерялся. Шееп просто не знал кого можно взять с собой.
- Может, возьмём Блейна? – спросил Демон. Блейн – один из псов, которые преследовали Спарка, когда тот убегал.  И если на их патруль нападут псы из стаи Громового Лая, то им может пригодиться мощь здоровенного пса. Иногда Блейн напоминал Демону самого Зиро. Те же льдисто-синие глаза, тот же горделивый взгляд, те же перекатывающиеся под шерстью мускулы. Лишь одно отличало их друг от друга. Блейн был рабом Джея, Зиро –  страхом добермана.
Шееп завилял хвостом:
- Точно! Давай возьмём Блейна, спасибо за совет.
И с этими словами Шееп удалился. А сибирский хаски вспомнил, что ему нужно разбудить Спарка. Стрелой Демон помчался в темную часть подворотни. Когда пёс-подросток добежал до цели, то понял, что и Спарк и Алира уже проснулись. Спаниель тихо сидела в сторонке и следила за тем, как Спарк приводит себя в порядок.
- Доброе утро, Алира! – протянул Демон.
Спаниель подняла глаза и едва заметно вильнула своим коротеньким хвостиком.
- Привет, Демон! Как спалось?
- Отлично! – ответил сибирский хаски и, повернувшись к Спарку, сказал. – Давай быстрее, Шееп вместе с Рэем и Блейном ждут нас в патрулирование.
Бордер-колли, не поднимая головы, буркнул:
- С Блейном никуда не пойду! Я всё ещё на него обижен за то, что он погнался за мной тогда и даже едва не поймал меня.
Демон удивлённо посмотрел на друга и сухо ответил:
- Разве ты ещё не понял, что они это делали лишь потому, что таков был приказ их «великого» вожака Джея? Ведь Блейн не сводил с тобой личные счёты, а лишь делал то, что ему приказали, верно?
- Верно! – воскликнул Спарк,  Казалось, он просто счастлив. А ведь всё было так просто. А он даже и не догадался, что Блейн и его брат Скрэф просто исполняли приказы Джея.
Демон понял, что теперь-то бордер-колли пойдёт в патруль и поэтому, чтобы ускорить процесс, начал подгонять его:
- Быстрее, Спарк! Да сонная муха и та быстрее долетит до выхода из подворотни, чем ты.
Это подействовало! Вот Спарк прилизал последнюю волосинку на своём боку и, встав на лапы, поспешил к выходу. Демон последовал за ним. Но на пол пути обернулся и сказал Алире:
- Удачного дня тебе.
Спаниель лишь улыбнулась, но ничего не сказала, а лишь, принялась лакать воду из лужи, едва заметно повиливая своим коротеньким хвостиком.
Когда Демон и Спарк вышли из темноты, то их уже поджидали Шееп, Рэй и Блейн. Ворчливый Рэй буркнул что-то вроде:
- Наконец-то! Сколько можно было тащиться! 
Но Шееп очень тихо рыкнул на него, приказывая замолчать. Он подмигнул псам-подросткам и лишь сказал:
- Пора в путь.
С этими словами, маленькая колонна из пяти псов начала выходить из подворотни. Демон с наслаждением вдохнул воздух нового дня, но тут, же зашёлся в приступе кашля. Весь воздух был пропитан выхлопными газами автомобилей. Спарк с сочувствием посмотрел на друга, но ничего не сказал.
Пятёрка псов медленно продвигалась по Нью-Йоркским улицам. Демон не мог понять, как Шееп может ориентироваться в этих высоких каменных лабиринтах. Спустя некоторое время, впереди показалось то место, на которое они держали путь. Ряд небольших заброшенных домов.
- Здесь разделимся, - решил Шееп. Блейн и Рэй кивнули, готовые сорваться с места. Вдруг голос Шееп прервал какой-то крик. Кто-то звал кого-то. Обернувшись, Демон понял, что видит перед собой Микки. Тот бежал к ним, нелепо спотыкаясь почти на каждом шагу. Что с него взять, ведь он лишь щенок. Демон, не дожидаясь, пока малыш к ним приблизиться пролаял:
- Что ты здесь делаешь, Микки?
Щенок к этому времени уже добежал до пятерых патрульных и, улыбнувшись, сказал:
- А мы с Зиро здесь гуляем.
Шееп, Блейн и Рэй приподняли уши. Не дожидаясь, пока Микки им что-либо станет объяснять, они почти хором спросили:
- Где Зиро?
Микки немного растерялся. Он опустил глаза на лапы, и стал их с интересом разглядывать. Затем поднял голову и , посмотрев на Демона сказал:
- Зиро велел не говорить никому, где мы живём. Но пока мы гуляем в этих местах. 
Было видно, что маленький щенок эрдельтерьера очень боится того, что сейчас Шееп, Рэй и Блейн начнут его расспрашивать, а может, даже и пытать, чтобы он сказал им, где с Зиро они поселились. Но Шееп был не таким. Он лишь кивнул, одобряя то, что Микки ничего никому не сказал, а значит, сдержал слово. А вот Рэй был явно недоволен. Блейн же, смотрел куда-то за спину малыша. Демон поднял взгляд и с радостью обнаружил, что к ним приближается Зиро. Спарк, Шееп и Рэй тоже подняли свои глаза. В глазах Шеепа зажёгся какой-то странный огонёк. Уши Спарка прижались к голове – он тоже заметил этот взгляд. Странный, недобрый. Но Демону было всё равно, он не придал этому слишком большого значения. Он полностью был поглощен тем, как Зиро приближался к ним. Теперь его шерсть свалялась, что было странно. Ведь только вчера утром она была гладко прилизана. Сам же Зиро сильно хромал, наступая на одну из задних лап.
Блейн бросился вперёд и подставил псу своё плечо.
- Что с тобой случилось? – спросил Шееп. Зиро поднял свои льдисто-синие глаза и посмотрел на него с его заметным раздражением. Затем хриплым голосом ответил:
- А разве нельзя понять, что могло случиться со мной на границе со сворой Громового Лая? Это паршивые шавки напали на нас вчера. Хорошо ещё, что Микки не поранили. Я бы им все уши пообрывал, если бы они обидели маленького щенка.
- Что? – с изумлением и злобой спросил Рэй. – Они были здесь?
Шееп тихо зарычал. Демон не мог вникнуть в суть разговора. Ему было непонятно, почему на границе нельзя появляться своре Громового Лая. По наклонённой вбок голове бордер-колли, сибирский хаски понял, что Спарк тоже ничего не понимает. Заметив их взгляды, Блейн нагнулся к уху Демона и прошептал, чтобы Рэй этого не заметил:
- Рэй считает, что эта земля принадлежит только нашей своре. Не обращайте на него внимания, он слишком взбудоражен тем, что когда-то произошло с его дочерью здесь.
- А что здесь произошло? – спросил Демон, тоже шёпотом.
- Если хочешь, я расскажу тебе позже, но обещай, что больше никому об этом не скажешь…
- Обещаю! – поклялся Демон, немного повысив голос. Блейн кивнул ему и отошёл в сторону, будто ничего и не произошло. Во время разговора с Блейном, Зиро поведал Шееп и Рэю свою историю.
- Хорошо, Зиро, мы будем очень внимательны.
- Очень на это надеюсь, Шееп, - с некоторой усмешкой ответил чёрный пёс с льдисто-синими глазами. Отражение солнца плясало в его глазах. Уши были прижаты. Было видно, что он действительно очень взволнован, но не желает показать этого. «Что могло та напугать Зиро?» - промелькнуло в голове у Демона. Он за последние несколько дней привык считать этого пса смелым, решительным. Но теперь он видел его другим. Старым, уставшим от своей жизни, раздражённым на весь мир. Но самое страшное – испуганным. Как такое могло произойти за один день?
- Ладно! – решительно ответил Шееп. – Рэй и Спарк,  вы идёте осматривать крайние дома. Демон и Блейн – ступайте к двухэтажным строениям. А мы с Микки будем осматривать заброшенные сады.
- А мне что прикажешь делать? – с раздражением спросил Зиро.
Шееп задумался. Затем сказал, пытаясь попросить Зиро, а не приказывать ему:
- Если будет не сложно, то можешь постоять на посту. Если кто-то придёт, не важно, человек или свора Громового Лая пролай три раза.
- Да уж знаю, сколько лаять нужно, - буркнул Зиро, давая понять, что согласен.
Спарк встряхнулся и встал на лапы. Рэй тоже поднялся с земли, и они вдвоём направились к крайним домам. Спарк что-то спрашивал по пути у Рэя, тот отвечал ему, не скрывая своего раздражения.
- Пойдём, - позвал Блейн Демона. Сибирский хаски поднялся и последовал за чёрным псом. Тот уверенно шёл к видневшимся впереди заброшенным двухэтажным домам.
- А здесь, правда, не живут люди? – спросил Демон.
- Да. Они покинули эти места уже около года назад. А оно и понятно. Все сейчас стремятся ближе к центру города, а это место, своего рода небольшой посёлок. Маленькие двухэтажные домики, сады, в которых ещё растут цветы. В общем, заброшенное местечко. За него сразу начались схватки между сворами. Эх, сколько же здесь погибло собак!
- Ты хотел рассказать мне о дочери Рэя, - сказал Демон. Они уже подходили к воротам одного из домов.
Блейн отпустил свою голову. Было видно, что он собирается с мыслями и не знает как начать.
- Однажды, это было около трёх месяцев тому назад, в холодное весеннее время сюда отправились патрульные, одной их них была Белла – дочь Рэя. Красивая собака, признаться, многие были влюблены в неё, но она ничего не замечала. Было темно, солнце давно закатилось. И в этой темноте, в одном из домов на неё напали. Остальные патрульные были в саду,  а когда прибежали, то было поздно. Её не было, лишь кровавая нить, ведущая к выходу. Все знали, что она не выживет. Свора Громового Лая не жалеет никого. После этого случая обезумевший Рэй заставил Джея собрать группировку собак и напасть на свору Громового Лая. Битва была здесь. Она закончилась тем, что здесь была установлена граница, но Рэй был недоволен. Он до сих пор продолжает считать, что эта земля принадлежит только нам, - как только Блейн закончил свой рассказ, то они уже были в саду. Последнюю часть рассказа Демон слышал, когда перелезал через яму под забором, вырытую здесь с тех пор, как собаки добрались до этих мест. Блейн оттряхивал приставшие кусочки травы. Демон же решил сделать это немного позже, так как стал осторожно осматриваться. Блейн заметил испуг в его глазах и сказал:
- Не бойся. Утром здесь никого нет. Свора Громового Лая очень любит поспать.
Но слова чёрного пса не обнадёжили сибирского хаски. Он думал, что если псы своры Громового Лая захотят чего-то, то они непременно добьются этого. Так почему же Блейн думает, что их остановит простой сон? Будь Демон на их месте, он бы проснулся пораньше. Хотя, кто знает этих псов? Может Блейн и прав и они придут позже, а может они и вовсе сегодня здесь носа своего не покажут.
- Чего встал? Пошли! – поторопил его Блейн. Демон отряхнулся и последовал за чёрным псом, который уже стоял на небольшой веранде у дома.
- Куда дальше? – спросил сибирский хаски.
- За мной! – коротко ответил ему чёрный пёс. Блейн встал на задние лапы и, разбежавшись, прыгнул в окно. Демон даже и не заметил, что оно выбито. Он, так же разбежавшись, прыгнул внутрь дома. На полу были осколки, о которые, Демон немного поцарапал свои лапы. Сибирский хаски сморщился от боли, но, быстро встряхнувшись, последовал за Блейном, который уже перешёл в другую комнату.
Помещение было достаточно хорошо освещено, так как в доме было много окон. Внутри у дома была куда хуже, чем он выглядел снаружи. Облезлые стены, повсюду валялись клочки бумаги, которыми люди обклеивают свои стены, мебель была потрепанной, у дивана не хватало одной ножки, из-за чего он был слегка накренён.
- Что нам здесь нужно сделать? – спросил Демон. Он не понимал, что они здесь делают, раз в доме сейчас нет стаи Громового Лая.
- Нам нужно тщательно пронюхать здесь всё, чтобы убедиться в этом доме в ближайшие сутки не было ни одного пса из своры Громового Лая.
- Но зачем? Ведь Зиро сказал, что вчера они здесь побывали.
- Зиро сказал, что они напали на него, но не уточнил где. Нам с тобой следует выяснить это, чтобы после знать, откуда следует ждать нападения, - ответил Блейн. Теперь Демон всё понял и кивнул головой, показывая это. Затем он спросил:
- А может, ты проверишь здесь, а я заберусь наверх? – при этих словах Демон поднял глаза на лестницу, ведущую вверх. Её ступеньки казались шаткими, но Демон этого не боялся. 
Блейн тоже посмотрел на лестницу и спросил:
- А ты не боишься?
- Нет! Когда-то в детстве, когда в нашем доме начался пожар, мы прыгнули со второго этажа на улицу.
- Серьёзно? – спросил Блейн. Демон кивнул, и тогда чёрный пёс ответил. – Ну ладно, ступай. Только будь осторожен.
- Хорошо. Я постараюсь осмотреть там всё, чтобы не упустить самых незаметных запахов, - ответил Демон и, подняв свои уши, стал аккуратно взбираться наверх. Иногда ему казалось, что сейчас ступеньки проваляться, под тяжестью его тела, но они лишь протяжно скрипели и угрожающе прогибались. Когда сибирский хаски, наконец, ступил на твёрдый пол коридора второго этажа, он облегчённо вздохнул и сказал Блейну, который до сих пор продолжал осматривать первый этаж:
- Я уже взобрался, иду смотреть комнаты.
- Хорошо, - послушался снизу голос чёрного пса.
Демон стал осматривать небольшой коридорчик, в который он попал. На полу лежал старый потрёпанный коврик, посеревший от пыли. Посмотрев на него, Демону вспомнился пушистый ковёр Шона, оставленный в их сгоревшем доме на Аляске. В конце коридора было окно, в которое ослепительно светило летнее солнце. Здесь было три двери. Сибирский хаски подошёл к одной из них, и толкнул её всем телом. Дверь с грохотом отворилась. Здесь было темнее, чем в коридоре, так как солнечные лучи светили с другой стороны. Неверное, это была спальная, так как посередине комнаты стояла большая двуместная кровать. На неё лежал старинный матрас, в котором было столько дыр, что Демон даже удивился. Окна были занавешены старыми белыми шторами, так же продырявленными в некоторых местах. «Неужели моль может так много съесть» - думал Демон. На полу валялась чья-то одежда, ничем, кроме старины здесь и не пахло. Но, тем не менее, сибирский хаски решил всё хорошенько обследовать. Он осмотрел старый шкаф, внимательно обнюхал каждый угол комнаты, даже заглянул под старую кровать, но там ничего не было и не могло быть. Сибирский хаски полностью убедился, что здесь никого не было. Тогда он вышел из комнаты и подошёл ко второй двери. Толкнул её, но та не поддалась. Тогда он толкнул ещё сильней, но всё безрезультатно. «Туда-то свора Громового Лая точно попасть не могла» - решил пёс-подросток. Тогда он подошёл к третьей двери, которая находилась прямо у окна коридора. Демон толкнул её лапой, и та отворилась, даже не скрипнув.  Сибирский хаски вошёл в комнату. Здесь было светло, так как окна были в двух стенах. Здесь, наверное, когда-то была детская комната, так как повсюду валялись старые игрушки. У одних не было руки, вторые и вовсе потеряли свои головы. Пол был застелен ковром, старым и пыльным. И на этом ковре чётко виднелись собачье следы. Демон прильнул к полу и стал тщательно принюхиваться. Свора Громового Лая! Они были здесь! В этой мыслью, пёс-подросток выскочил в коридор и стал спускаться по лестнице.
- Блейн! – позвал Демон.
- Что? – раздался его голос в одной из отдалённых комнат.
- Блейн, там, наверху…
Предложение сибирского хаски не было закончено, так как откуда-то снаружи раздался чей-то испуганный лай. Блейн выскочил из комнаты и, выпрыгивая из дома через окно, кинул Демону:
- За мной!
Не медля ни секунды сибирский хаски помчался за ним. Он не обращал никакого внимания на режущую боль в своих лапах, когда бежал по осколкам. У него было очень нехорошее предчувствие.
Выскочив из дома, Демон бросился туда, где стоял Блейн. Рядом с ним уже были Шееп, Зиро и Спарк. Бордер-колли выглядел очень испуганным. Теперь Демон понял, что это был его лай. Неужели произошло что-то ужасное, что смогло напугать Спарка? Подбежав поближе, Демон встал рядом со своим другом и спросил у него:
- Что случилось? Где Рэй?
Спарк поднял свои глаза, в них читалось отчаяние, смешанное со страхом.
- Рэй, он…он мёртв! – эти слова гулким эхом звучали в голове Демона.
- Что? – не веря словам бордера-колли, переспросил Шееп. Акита был потрясён. В его глазах читались страх и изумление. Он просто поверить не мог, что его давний друг, пёс, с которым они ни одну битву сражались бок о бок, умер.
- Но…как? – спросил Блейн. Он был не менее расстроен и потрясён. Его глаза заволокла боль и печаль. А ещё надежда, надежда на то, что Спарк просто ошибся.
- Мы с ним осматривали один из домов, и тогда он сказал мне спуститься вниз. И как только я стал осматривать небольшой подвал, сверху раздался рык. Я понял, что там происходит сражение. Но когда я смог забраться наверх, там уже никого не было. Только запах своры Громового Лая, и кровь…и он. Его тело, до сих пор, наверное, лежит там. Я испугался, я… я не знал, что мне сделать, я боялся осмотреть другие комнаты. Я сидел в подвале и не мог выбраться наверх, чтобы предупредить вас. Я всё думал, когда же вы придёте, я потерял счёт времени, думал, что прошло не десять минут, а вечность. Мне было страшно, - лепетал Спарк. Демон стал вылизывать ему ушко, чтобы хоть немного успокоить. Но Спарк стряхнул язык Демона и продолжал говорить:
- И тогда я увидел небольшую щель в досках. Видимо когда-то их прогрызли крысы. Прямо рядом с землёй. Я немного разгрыз доски и выбрался…А потом прибежал и позвал вас.
- Правда, - сказа Зиро. – Я видел, как он выбегал из двора того дома. Весь испуганный, взъерошенный. Я сначала подумал, что он крысу увидел, но…- Зиро не закончил своё предложение, но и не нужно было этого делать. И так всё понятно.
- Пойдёмте в тот дом! – решительно пролаял Шееп. Блейн кивнул и встал за спину Шееп, готовый сорваться с места.
- Я туда больше не пойду! – почти плача сказал бордер-колли.
- Тогда хотя бы скажи, где этот дом находиться, - голос Блейна дрожал. Демон понимал, что псу до ужаса не хочется смотреть на мёртвое тело своего товарища, но выхода не было.
- Клянусь, что если это правда, я соберу всю свору и поведу её на войну!
- И мы пойдём за тобой! – сказал Блейн, а Демон, Спарк и даже Шееп согласно закивали. Всем хотелось отомстить за смерть одного из лучших псов своры Безволия. 
- Это было в одноэтажном сером здании. Там ещё крыши нет наполовину, - сказал Спарк.
Блейн кивнул. Он прекрасно понял, о каком здании ведёт свою речь Спарк. Шееп тоже кивнул и они, вдвоём бросились по направлению к тому месту.
- Зиро, прошу тебя, останься здесь, вместе с Спарком, - попросил Демон. Он очень хотел пойти вслед Блейну и Шееп.
Чёрный пёс понимающе посмотрел на него и серьёзно сказал:
- Будь бдителен, Демон! Я-то знаю стаю Громового Лая, если они решили убивать вас по одному, то они сделают для этого всё! Поэтому советую не отходить от Блейна и Шееп.
- Хорошо, Зиро, - сказал Демон, и вскочив на лапы, бросился следом за псами, которые уже подошли к серому зданию. Издали ничего примечательного в нём не было. Дом, как дом. Но как только сибирский хаски начал быстро приближаться к нему, им овладел страх. Это было страшно, смотреть на место, в котором погиб пёс, очень страшно. Поэтому, оказавшись рядом с Блейном и Шееп, пёс-подросток, наконец, смог почувствовать себя спокойнее.
- Ну, пойдёмте! – сказал Демон и тут же получил лапой Блейна  по голове.
- Следует здесь молчать! – тихо рыкнул он. – Возможно псы из стаи Громового Лая до сих пор в доме.
Демоном теперь овладел настоящий ужас. Неужели псы, убившие Рэя до сих пор там? И тут в голове Демона вспыхнул один момент, который он уже почти забыл, так как был поглощён возвращение своего друга. Момент, когда они патрулировали границы и встретили пятерых исполинов из стаи Громового Лая. Демон помнил, какой злобой горели глаза стаффордширского терьера. И помнил, как тот тихо прошептал, уходя «Я убью тебя, Рэй!». Неужели? Неужели именно этот пёс убил Рэя?
Тем временем, пока Демон думал, вспоминал и старался сложить полную логическую цепочку явлений, Блейн и Шееп уже проникли в дом. Им не пришлось даже прыгать в окно, дверь была открыта. Наверное, бывшие хозяева этого здания просто забыли запереть свой дом, а может, другие люди, живущие на улице, сломали замок и вошли внутрь.
В этом доме было гораздо неуютнее, чем в том, где были Демон и Блейн. Серые стены были голыми, мебели здесь не было, а по всему зданию разносился запах тления. Демон испуганно отскочил от стены, когда дверь за его спиной заскрипела. Шееп и Блейн тоже подняли свои глаза, но никто так и не вошёл. Может быть, это просто играл ветер. Здесь было очень плохое освещение. И только один этаж. «Как здесь всё-таки пусто!» - подумалось сибирскому хаски. Об этом доме даже нельзя было сказать, что когда-то давно здесь вообще жили люди. Демон и принюхался и учуял то, что должен был учуять, но очень боялся. Запах крови. Он разносился по всему зданию, своей медленной, но огромной волной. Не желая больше оставаться в неизвестности, Демон бросился в другую комнату, откуда и разносился весь этот ужасный запах. То, что он там увидел, заставило его пошатнуться и упасть на пол. Тело Рэя было не просто неподвижным, оно было сплошь залито кровью, а глаза были затянуты мутной пеленой. «Нет!» - готов был закричать сибирский хаски, но не мог. Он просто не мог издать ни звука. Это было очень страшно.
В комнату вошли Шееп и Блейн. Демон боялся себе представить их реакцию. Шееп, как и Демон, упал на пол. Это было очень страшно, осознавать, что ты больше никогда не поговоришь со своим лучшим другом, никогда больше не пойдёшь вместе с ним в патруль. Демон и сам не мог представить, что сделал бы он, если бы Спарк погиб. 
Блейн же стоял у входа в комнату. Глаза его были подёрнуты какой-то пеленой. Возможно, он тоже о чём-то вспоминал. Затем чёрный пёс маленькими шагами стал приближаться к мёртвому телу.
- Нет, нет…- шептал Блейн. Он просто не мог поверить, что Рэй умер. Демон встал на лапы и подошёл к нему. Чёрный пёс наклонился и дотронулся своим носом до щеки Рэя. Затем стал принюхиваться и резко понял голову.
- Никаких запахов кроме запаха крови! – сокрушённо проскулил чёрный пёс. – Абсолютно никаких!
- А разве нужны какие-нибудь запахи, что понять, что это могли сделать только собаки из своры Громового Лая? – прорычал голос сзади. Демон обернулся и понял, что это Шееп встал на лапы. В его глазах были только два чувства: ярость и горячее желание отомстить.
- Идёмте! – рявкнул акита. Демон понял, что он хочет сделать. Он хочет только одного – открытой схватки. И тут Демон осознал одну очень странную вещь. Ведь Спарк ни разу не встречал псов из своры Громового Лая. Даже когда он перешёл их границы, то не заметил, что кое-где стоят их метки. Так почему тогда он решил, что на Рэя напали псы из своры Громового Лая? Сибирский хаски хотел поделиться этим с Шееп, но вовремя понял, что в ярости акита не захочет слушать ничего, что может остановить его на тропе мести. Да и сам Демон поступил точно так же, если бы кто-нибудь убил Спарка.
Тихо опустив свой взгляд на свои белые носочки лап, Демон последовал вслед Блейну и Шееп, которые почти бегом приближались к выходу. Демон бежал за ними. Вот они встали около Зиро. Взгляд чёрного пса с льдисто-синими глазами был чем-то весьма встревожен. Когда Демон приблизился, то он тихо спросил:
- А вам не кажется, что кого-то не хватает?
Все переглянулись. «Микки!» - мелькнула мыль в голове у Демона. И тут, в подтверждение его слов подал голос Шееп, с которым малыш исследовал сады:
- Когда раздался лай Спарка, я рванул сюда. Ну а Микки, он, в общем, исследовал большой кустарник. Но за это время он должен был вернуться.
Все псы вновь переглянулись перед собой. Спарк испуганно закрыл глаза. Он просто боялся происходящего. Что ждёт их дальше?
- Микки пропал, Зиро! Рэй мёртв! Это может быть только свора Громового Лая! – рявкнул Шееп.

+1

21

XIX Глава
Демон бежал вслед за Зиро и Блейном. Дальше двигались Спарк и Шееп, которые вечно оглядывались, опасаясь погони. До подворотни оставалось совсем немного. Вот все впятером псы быстрым шагом перебежали наполовину пустую дорогу и оказались в трёх метрах от дома. «Странно – подумалось сибирскому хаски – Впятером уходили, впятером возвращаемся».
Когда псы вошли в подворотню, некоторые собаки подняли свои головы. Они были удивлены возвращением Зиро. Но чёрный пёс с льдисто-синими глазами не обратил на них внимания. Он разбежался и запрыгнул на мусорный бак. Тот даже заскрипел и зашатался под тяжестью Зиро, но так и не упал.
- Что тебе нужно? – раздался рык из тёмной части подворотни. Джей выступил оттуда, сверкая своими глазами. Демон понимал всю ярость, которую сейчас испытывает Джей, но было не время выяснять отношения, нужно было незамедлительно что-то предпринимать. Однако Джей ничего не знал о том, что сегодня произошло. Демон посмотрел на Блейна. Да, сибирский хаски не был вожаком этой своры, но нужно было остановить добермана, пока тот не разрушил весь план. Махнув хвостом, Демон подал знак Блейну. Чёрный пёс незамедлительно бросился к Джею, даже не замечая, как исполняет приказ Демона, и встал, преграждая ему дорогу своим телом.
- Что ты делаешь? – рявкнул доберман. Джей оскалил свою пасть, готовый броситься на Блейна. Но тут на помощь чёрному псу подошёл Шееп. В два мощный прыжка он оказался бок о бок с Блейном.
- И ты туда же? – не переставая рычать, спросил Джей. – Да что же это твориться здесь?
Тем временем, пока два пса пытались сдержать натиски своего вожака, Зиро уже начал свою речь. Голос его был холоден, словно лёд, но Демон уже в питомнике смог привыкнуть к нему.
- Псы своры Безмолвия, прошу выслушать меня! – сказал чёрный пёс. – Прошу выслушать меня и не перебивать! Сегодня, когда патруль из пяти псов отправился осматривать заброшенные дома на границе со сворой Громового Лая, один из нас пал в битве. Так давайте же почтим память смелого пса Рэя, который до последнего вздоха защищал свою свору!
Крики ужаса стали облетать толпу псов. Некоторые поднимали свои морды вверх и протяжно выли. Все знали Рэя, как одного из лучших псов своры. Демон посмотрел на Джея. Его глаза остекленели, он уставился сквозь Блейна и Шееп, которые до их пор не подпускали его к Зиро. Затем доберман поднял свою морду вверх и протяжно завыл. Демон не представлял себе, что грозный Джей, пёс, о котором по Нью-Йорку ходили только недобрые слухи, может так жалеть, так печально выть, скорбя о Рэе.
Зиро же, решил продолжить свою речь, видя, что теперь Джей, больше не собирается нападать на него:
- Именно поэтому, я вернулся сюда! Мы должны отомстить своре Громового Лая за принесённые жертвы!
Крики ужаса теперь сменились гневными криками, которые желали мести. С каждой секундой они становились все громче и громче, пока, наконец, Зиро не решил успокоить разбушевавшуюся толпу, боясь того, что их могут услышать люди. Затем чёрный пёс с льдисто-синими глазами продолжил:
- Сегодня ночью мы пойдём на бой! Именно поэтому, я прошу вас собраться с силами и быть готовыми вступить в долгую битву, из которой, возможно, многие из вас могут и не вернуться.  Но знайте, все, кто сегодня пойдёт в этот бой вместе с нами, станут легендой!
И вновь толпа одобрительно залаяла. Никто не имел ничего против возвращения Зиро и того, что теперь, возможно, он вновь станет их вожаком. Демон отметил про себя, что чёрный пёс с льдисто-синими глазами ничего не сказал о Микки. Наверное потому, что свора просто его не знает, поэтому это не придаст собакам большего чувства мести.
Но тут Джей, прорвался сквозь Блейна и Шееп, которые, одобрительно залаяв, забыли о своём долге охранять добермана.
- С каких это пор, ты здесь командуешь? – прорычал Джей, в упор смотря в льдисто-синие глаза чёрного пса. Зиро же, лишь едва заметно дёрнул ухом, показывая, что ему всё равно. К этому моменту к ним подбежали Шееп и Блейн, которые, вновь стали охранять добермана, прочно оградив его от Зиро. Чёрный пёс благодарно кивнул, показывая свою признательность. Шееп и Блейн тоже кивнули, выражая своё почтение бывшему вожаку своры Безмолвия.
Спарк подошёл к Демону и спросил:
- Что будем делать?
- То, что нам сказано – готовиться к бою! – ответил Демон.
Спарк прижал уши в голове. Было видно, что его не греет мыль о грядущем кровопролитии.
- Ты действительно хочешь вступить в бой вместе со сворой?
- Конечно! – воскликнул Демон. Он просто не понимал, к чему клонит Спарк, поэтому открыто спросил. – А ты разве не пойдёшь в бой?
Бордер-колли опустил свой взгляд на чёрно-белые лапки. Было прекрасно видно, что ему очень не хочется отвечать, но Демон терпеливо ждал. Он хотел быть уверенным в Спарке, в том, что сегодня ночью он тоже вступит в битву.
- Я не знаю, Демон, я не знаю! – мне кажется, что это дело своры, а не наше.   
- Да как ты можешь так говорить! -  прорычал Демон. Ему не верилось, что это говорит его лучший друг, которому он безоговорочно доверял всё это время. Неужели сейчас Спарк бросит его? Неужели в этом сражении сибирский хаски будет сражаться один?
- Демон, скажи, что связывает тебя с этой сворой? Да мы даже не знаем, почему обе своры стали врагами. Ты никогда не думал, что мы можем сражаться за плохую сторону? Тебе в голову никогда не приходила мысль, что в своре Громового Лая может быть куда лучше?
Этой речи сибирский хаски больше не мог слушать. Он лишь вздыбил свою холку и прорычал:
- Если тебе не нравиться здесь, то иди и воюй за свору Громового Лая!
Спарк прижал свои уши. Он не ожидал, что Демон начнёт сердиться. Ведь бордер-колли лишь хотел сказать, что они могут сражаться за зло.
При словах Демона, кое-кто их псов подняли свои уши и стали в упор смотреть на Спарка. Это было неприятно, очень неприятно. Неужели сегодня в битве все будут смотреть на него, сомневаясь в его преданности своре Безмолвия? Он ведь не хотел этого.
Демон же, даже не обратил внимания на то, что многие из псов в упор смотрят на его друга. Он просто поднял голову и ушёл. В душе ему было до того стыдно, что казалось, будто у него даже уши загорелись, но он не показал этого. Было не время выяснять отношения со Спарком. Нужно было как можно быстрее подготовиться к сражению. Вокруг проносились псы. Они тоже готовились к бою. Но Демон шёл в тёмную часть подворотни, так как не видел на собрании Алиру.
Спаниель тихо спала в своей большой коробке из-под холодильника. Сибирскому хаски даже немного стало её жаль, потому что когда Алира проснётся, то её ждут печальные новости. Демон подошёл ближе и сел рядом с коробкой, приготовившись ждать, пока она проснётся.
Скоро Алира проснулась. Она была очень удивлена тем, что сибирский хаски сидит рядом.
- Демон, что-то случилось?
- Да… - просто ответил пёс. Он не знал, с чего начать. – Понимаешь, Алира, в общем сегодня ночью будет битва…
- Что? – изумлённо спросила спаниель. – Но почему?
- Потому что, - Демон немного растерялся, но потом нашёл в себе силы сказать правду. – Потому, что Рэя убили псы из своры Громового Лая!
Алира молча сидела на земле и смотрела в землю. Она не могла поверить в это, просто не могла! Это было видно потому, как её глаза заволокла печаль. Затем она подняла голову и завыла, с опозданием. Возможно, она была последней, кто сегодня оплакивал смерть отважного пса. Когда она закончила свой вой, то тихо опустила голову и посмотрела прямо в глаза Демону. Затем Алира прошептала и по голосу, Демон понял, что она будет очень настойчива:
- Я отомщу за него, Демон, я должна отомстить за него, понимаешь? Ведь он был моим братом, Демон. Рэй – мой брат!
Сибирский хаски изумлённо посмотрел на спаниель, затем сказал:
- Прости, Алира, наверное, не я должен был тебе об этом сказать.
К его изумлению спаниель едва заметно улыбнулась и сказала, продолжая смотреть Демону в глаза:
- Нет, Демон, я очень благодарна тебе, что именно ты сообщил об этом. Мне было бы очень неприятно слышать этого из уст Джея или Зиро, которые всегда хладнокровны к происходящему. А ты, ты другой, Демон! Ты не бродячий пёс, поэтому я просто счастлива, что узнала об этом именно от тебя.
И тут Демона осенила одна очень странная мысль. Только она мешала поверить в слова Алиры полностью.
- Но, Алира, ведь ты – спаниель, а Рэй, он, кажется, просто дворовый беспородный пёс!
Спаниель склонила свою голову. Демон понял, что он сейчас услышит что-то очень странное.
- Понимаешь, Демон, в жизни бывают всякие вещи. Причиной наших различий в Рэем стал отец. Он был чистокровным спаниелем, как и моя мать, но вот только характер у него был очень изменчивый. Он долгое время жил с моей матерью в этой своре, но однажды просто сбежал. Говорят, он просто испугался спокойной жизни, испугался того, что ему придётся кормить нас с мамой. И тогда он встретил мать Рэя – простую блохастую собачку. Он полюбил её, стал заботиться о ней, приносил её еду, которую воровал с прилавков. Когда у неё родились трое щенков, двое погибли, остался лишь Рэй. Мой отец очень любил его, но когда погибла мать Рэя, он не знал, что ему сделать. И тогда он решил вернуться обратно, в свору, так как отлично понимал, что малышу нужна мать. И тогда он отдал щенка моей матери, которая с радостью приняла Рэя. В детства я была уверена, что он мой младший брат. Вот и вся история, Демон. Всё просто, - когда Алира закончила свой рассказ, то она упала на землю. Демон понимал её. Она потеряла всех. И мать, и своего отца, и даже брата. Но, спустя некоторое время, спаниель поднялась на лапы и сказала:
- Пора, Демон! Нужно готовиться к битве!

Демон бежал следом за Зиро. Ночной Нью-Йорк ослеплял тысячами своих огней. Сибирский хаски очень сомневался, что из никто не сможет заметить, ведь сейчас на улице было много людей, однако, никто из них, даже не посмотрел в сторону длинной шеренги из собак, которые шли вдоль зданий.
Прямо за Демоном следовал Спарк. Он, всё же, решил вступить в битву со сворой Громового Лая, несмотря на все свои страхи. Алира бежала бок о бок с Демоном. После того, как сибирский хаски сказал её о смерти брата, спаниель ни на шаг не отходила от него. Собаки бежали в тишине. Никто не проронил ни звука с тех пор, как свора Безмолвия перешла границу. Зиро держался очень уверенно, будто каждый день разгуливал по землям стаи Громового Лая
- Долго ещё, Зиро, - раздался чей-то шёпот сзади. Чёрный пёс остановился и обернулся.
- Нет. Потерпите немного. Скоро вы познаете чувство мести, - холодно ответил Зиро, блеснув своими льдисто-синими глазами. Этот блеск очень напугал Демона. А что, если в этой битве погибнут Алира или Спарк? Что он тогда будет делать? Стараясь не думать об этом, сибирский хаски посмотрел на Джея. Он шёл рядом с Зиро, до сих пор считая, что свора и сейчас принадлежит ему. Однако псы Безмолвия уже поняли, что в этой битве их командиром будет Зиро.
- Почти пришли! Нужны двое, чтобы разведать обстановку. Кто-нибудь желает? – спросил чёрный пёс.
- Я! – шёпотом вызвался Демон. Он хотел сделать хоть что-нибудь полезное для своры хотя бы сейчас, накануне ночного боя.
Зиро кивнул. Осталось выявить второго смельчака, который решит помочь Демону. И тут, к удивлению сибирского хаски, Спарк уверенным шёпотом сказал:
- Я пойду!
- Хорошо! – ответил Зиро. Затем чёрный пёс стал объяснять псам-подросткам их задачу. – От вас требуется проверить, нет ли впереди псов из своры Громового Лая. Если всё будет чисто, кто-то возвращается назад и ведёт свору, второй стоит на посту, продолжая следить за появление врагов. Если же впереди кто-то есть, и он приближается к нам, то громко лайте, не боясь привлечь внимание.
- Всё понятно, но есть вопрос, - сказал Демон. – Где находиться лагерь своры Громового Лая?
- Как только вы дойдёте до вон той дороги, - сказал чёрный пёс, показывая носом вперёд, - заверните направо и следуйте вдоль стены здания. А после вы и сами разберётесь. Свора Громового Лая живёт в заброшенном парке. В парк не входить! – рявкнул Зиро. – Просто нужно проверить путь до самого парка, ясно?
Демон и Спарк кивнули, а затем сорвались с места и стали приближаться к дороге.
- Спасибо, что вызвался, - поблагодарил друга Демон. Спарк повернул голову к Демону и сухо ответил:
- Я должен был. Иначе ты считал бы меня трусом и предателем.
Больше, на протяжении пути, друзья не обменялись ни единым словом. Демону в душе было очень больно, оттого, что Спарк так разговаривает с ним. Неужели Демон так сильно обидел его? Добежав до дороги, псы-подростки завернули направо, как и говорил Зиро. Здесь было темно, так как огни города скрылись за серой стеной высотного здания.
- Смотри, - прошептал Демон, указывая носом вперёд.
- Ничего себе! – удивлённо воскликнул Спарк.
Впереди виднелся старый заброшенный парк, окружённый стальным забором, на котором уже начала появляться ржавчина. Из-за забора поднимались тёмные тени деревьев, напоминавшие страшных чудовищ. Калитка парка была приоткрыта и время от времени шаталась и поскрипывала под лёгкими натисками ночного ветра. От этой картины у Демона свело живот. Но сибирский хаски смог побороть в себе чувство нарастающего страха. Рядом с парком не было никого, а значит, можно было возвращаться вести свору на место битвы.
- Спарк, беги и приведи свору, - распорядился Демон. Бордер-колли, ничего не говоря, развернулся и помчался обратно. А Демон, остался стоять в темноте, смотря на устрашающее место. В голове сибирского хаски не укладывалось, что сегодня произойдёт кровопролитие. Было страшно. Но ещё страшнее было осознавать, что оно произойдёт в этом тёмном и неприветливом месте, о котором Демон знает только то, что здесь обитают псы из своры Громового Лая. Чего ожидать от битвы? Победы или поражения? Сколько псов поляжет в этом бою, а сколькие больше никогда не смогут увидеть своих друзей? Вот такие вот невесёлые мысли посещали голову Демона, пока Спарк вёл свору на бой. За спиной послышались чьи-то шаги, но сибирский хаски даже не обернулся. Поступь Спарка он сможет узнать везде. За Спарком следовали остальные. Тихо, словно тени, незаметно, словно летучие мыши. Демон почувствовал, как у него поднимается загривок. Сам того не желая, он готовиться к битве.
- Молодцы! – услышал Демон шёпот Зиро за своей спиной. От похвалы чёрного пса с льдисто-синими глазами у него уши прижались к голове. Спарк же, просто стал разглядывать свои лапки, что он делал каждый раз, когда был польщён чьей-то похвалой.
- А что теперь, Зиро? – спросил Демон.
- А теперь нужно пробраться в парк. Вначале будем следить, а потом, выждав удобный для нас с вами момент, мы сможем совершить нападение. Главное сделать всё неожиданно и незаметно, чтобы даже их вожак – Бастер –
ни о чём не заподозрил, понятно?
Демон кивнул. Он впервые слышал кличку вожака стаи Громового Лая, поэтому был даже удивлён тем, что Зиро сказал ему об этом. Но, это не стоило большого внимания, поэтому Демон полностью сконцентрировался на поставленной Зиро задачей. Чёрный пёс вышел вперёд и стал небольшими шагами пробираться вперёд. Остальные, словно тень Зиро следовали за ним, почти бесшумно. Только иногда раздавался шум, сообщающий, что один из псов катнул своей лапой камень. В таком случае, вся шеренга псов своры Безмолвия начинала рычать на неосторожного пса. Демон не разу не произнёс ни звука, он просто следовал за Зиро и Джеем, которые вели своих бойцов вперёд.
Когда Зиро подвёл псов своры Безмолвия к воротам парка, прекратились какие-либо шумы. Все понимали, что единственный звук может выдать их местоположение врагам, которые, возможно уже ждут незваных гостей. Зиро, внимательно осмотревшись, преодолел калитку и, махнув хвостом, позвал Джея за собой. Доберман молча последовал за Зиро, даже не показав своего недовольства. Дальше преодолел ворота парка Демон. Как только он вошёл внутрь, его обступила темнота. Сибирскому хаски потребовалось немного времени, чтобы он смог различать хотя бы мелкие силуэты впереди себя. Деревья склонились над псом-подростком, угрожая обрушиться вниз. Было страшно, но Демон переборол себя и встал рядом с Зиро, который следил за тем, чтобы все псы преодолели ворота парка.
Когда последний пёс преодолел препятствие, Зиро подозвал Демона, Спарка, Шееп, Блейна, Алиру, Авиаль и ещё нескольких собак поближе.
- Итак, ваша группа должна будет перекрыть все пути к отступлению. Главная ваша задача – не выпустить ни одной собаки за пределы парка. Если нужно будет сражаться, не щадите своей жизни ради выполнения цели, на вас полагается вся свора Безмолвия, помните об этом, повергая врага на землю и сражаясь на смерть.
Все псы, имена которых назвал Зиро, согласно кивнули. Интересно, зачем это чёрный пёс вызвал их охранять границы? Может потому, что не хочет подвергать Демона и Спарка опасности, или потому, что действительно считает, что они могут выполнить поставленную задачу. Вдруг сибирский хаски наткнулся на взгляд Джея. Доберман смотрел на Зиро, полными от ненависти глазами. Неприятные мурашки пробежали по спине Демона. Он-то почти не сомневался, что если всё-таки свергнутый вожак своры Безмолвия начнёт мстить, то Зиро жизнь сладкой не покажется.
- Зиро, а можно я пойду на сражение? – вдруг проговорил Демон, удивившись самому себе. – Я не хочу быть на оборонительной позиции!
По морде чёрного пса с льдисто-синими глазами было видно, что он очень сильно всё обдумывает. Сибирский хаски прекрасно понимал, как сильно Зиро волнуется, но ведь это его решение!
- Хорошо, - проговорил Зиро с большим сомнением.
- Тогда и я пойду сражаться! – воскликнул Спарк, но Демон ответил вместо Зиро:
- Нет, Спарк! Ты должен охранять парк, от тебя может зависеть жизнь своры, поэтому ты должен остаться!
Было видно, что бордер-колли сражён наповал речью Демона. А ведь он хотел лишь сражаться бок о бок со своим лучшим другом. Но раз он не хочет этого, тогда Спарк останется здесь, на охране выходов

Глава в стадии разработки! Просьба не думать, что это последние слова в части. Скоро будет продолжение.

0

22

суперский рассказ!!!!!!!!!!!!!!!!

0

23

классный рассказ..продолжайте в том же духе. я сейчас на 10 главе, ну очень понравилось.

0

24

Класс

0


Вы здесь » WildSide » Творческая » Ледяные Псы: Сердце Аляски


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC